Новые психоактивные вещества и «мефсекс»: проблемы и решения

Определение «новые» применительно к НПВ не должно вводить в заблуждение. Оно указывает не столько на новизну этих соединений – некоторые были синтезированы ещё в начале прошлого столетия, — сколько на недавнее появление на рынке и широкое распространение в качестве психоактивных препаратов.

 

НПВ можно разделить на основные группы: синтетические стимуляторы, синтетические опиоиды, синтетические галлюциногены и синтетические каннабиноиды. Некоторые НПАВ обладают свойствами сразу нескольких групп веществ.

Иногда термин «новые психоактивные вещества» используют как взаимозаменяемый с другими определениями, но они не очень точны.

Так, термин «новые синтетические наркотики» плох тем, что не охватывает растительные соединения (ибогаин, сальвинорин-А, митрагинин, ибогаин).

«Дизайнерские наркотики» – это аналоги или производные уже существующих наркотиков, созданные либо путём изменений их химической структуры, либо путём синтеза новых препаратов, обладающих свойствами уже известных наркотиков.  Однако создание НПАВ не обязательно является нелегальной деятельностью. Изменение химической структуры существующих препаратов и  создание новых аналогов – стандартная практика легальной фармацевтической индустрии. Зачастую, творцы НПВ вовсе не стремятся создать легальный аналог «традиционного» запрещённого наркотика. Многие НПВ появились на свет в стенах лабораторий, где исследователи изучали их способность эффективно воздействовать на определённые рецепторы. Классический пример – мефедрон, который впервые синтезировал в 1929 году французский химик Саем де Бурнага Санчес в качестве гомолога эфедрина. Новое вещество он назвал «толуил-альфа-монометиламиноэтилцетон». Трёхстраничный отчет о «гомологе эфедрина» был опубликован на страницах солидного научного журнала – «Бюллетеня Французского химического общества».

Ещё одно сомнительное определение – «легальные наркотики». Легальность НПВ условна. В последние годы, на фоне запретов отдельных НПВ производители начали создавать структурные аналоги, чтобы заменить ими недавно запрещённые вещества. Из-за этого законодатели многих стран пошли по пути запрета сразу целых групп веществ. Появляясь на свет, новое НПВ автоматически отправляется в чёрный список, поскольку его структурная формула относится к запрещенной группе. Больше того, в США и отдельных штатах Австралии практикуется «превентивный запрет», когда заведомо запрещены миллионы (ещё не несуществующих) химических соединений только на основании их отдалённого сходства с запрещёнными наркотиками.

При этом закон не распространяется на вещества, которые не имеют структурного сходства с запрещёнными наркотиками, даже если они производят схожие эффекты. Таким образом, остаются  лазейки, и многие НПВ находятся в юридической «серой зоне».

Специфика рынка НПВ в Украине

По оценкам Регионального программного офиса  Управления  по  наркотикам и преступности ООН в странах Восточной Европы, украинский рынок НПВ развивается не настолько стремительно, как в странах Евросоюза, но «масштабы и частота, с которой новые психоактивные вещества и их сорта возникают на рынке Украины, достаточно впечатляют». Только в 2018-2019 годах в Украине появилось до 80 новых НПВ.

По данным УНП ООН, в 2005-2007 гг. самыми популярными в нашей стране НПВ были синтетические каннабиноиды,  поскольку легальные в тот период «спайсы» продавались в обычных магазинах и уличных киосках.

В 2007-2015 гг., на фоне бурного развития клубной культуры, наибольшей популярностью пользовались фенилэтиламины и триптамины.

Приблизительно в 2015 году начался период, который продолжается до сих пор – эра «солей» и стимуляторов (а-PVP и других а -пирролидинофенонов, мефедрона, амфетамина).

Факторы риска употребления НПВ

Отсутствие достоверных сведений о НПВ

«Классические» наркотики – кокаин, героин, метамфетамин, МДМА, ЛСД, каннабис – прекрасно изучены. В случае НПВ, сведения об их канцерогенности и токсичности отсутствуют или недостаточны. Клинические исследования этих соединений никогда не проводились, поэтому мы практически ничего не знаем о долгосрочных негативных эффектах и рисках их употребления. Для большинства НПВ нет проверенных данных о фармакологическом эффекте их взаимодействия с алкоголем, лекарствами и другими наркотиками.

Неправильные названия веществ

Наряду с систематическими химическими названиями, которые даёт Международный союз теоретической и прикладной химии, а также регистрационными номерами CAS, НПВ известны под «уличными» или «фирменными» названиями, которые дают сами торговцы. Это чревато ошибочной идентификацией. Что ещё хуже, приблизительная передача точных химических названий НПВ может привести к возникновению неправильных «уличных» аббревиатур: например, PV или PV8 вместо MDPV.  Аббревиатуру AMT могут использовать для обозначения 5-MeO-AMT, хотя AMT – совершенно другое соединение с иными эффектами и иным диапазоном доз. Кроме того, новые и/или малоизвестные субстанции продают под названиями более популярных и/или хорошо известных веществ.

Передозировка

Самые серьёзные негативные последствия НПВ связаны с возможностью случайной передозировки из-за отсутствия точных сведений об их «безопасной» дозировке.

Условно «безопасные» дозы для НПВ могут варьироваться в разных диапазонах: около 100 мг для мефедрона (интраназально), около 10 мг для 2C-E, около 1 мг для DOB и до субмиллиграмма для NBOMe. Измерить точные дозы невозможно без электронных весов, что создаёт серьёзный фактор риска.

Психосоциальные риски

Потребителей НПВ подвергают стигматизации, маргинализации и  дискриминации. Адекватная общественная дискуссия о НПВ затруднена, поскольку нет экспертного сообщества, а в обывательской среде преобладают ошибочные представления и предрассудки.

В отличие от России, где наркополитика в целом носит гораздо более репрессивный характер, Украине ещё «везёт»: проект нового закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Украины относительно криминализации рекламы или пропаганды наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов или прекурсоров», который в прошлом году разработала группа депутатов Верховной рады от партии «Слуга Народа», до сих пор рассматривает парламент.

Народные избранники хотят ввести в законодательство нормы, отдельно предусматривающие ответственность за пропаганду наркотиков, в том числе, в интернете и в общественных местах. Имеются ввиду граффити в стиле «есть всё, работа», которыми украшены стены домов и заборы в большинстве украинских городов, а также сайты и ТГ-каналы по продаже веществ.

Предложенная депутатами норма допускает только «рекламу наркотических средств и психотропных веществ в специализированных печатных изданиях и других средствах информации, специально предназначенных для медицинских, фармацевтических, научных работников в сфере охране здоровья».

Однако правозащитники резонно выражают опасения, что закон, если его примут, можно будет  использовать для ограничения свободы слова и публичной дискуссии по вопросам наркотиков, которая ведётся не на страницах «специализированных медицинских изданий» или сайтов.

При жёстком формальном толковании закона могут быть криминализированы, например, журналистские публикации, детально описывающие наркобизнес или жизнь наркозависимых.

Пока украинские законодатели размышляют,  в феврале этого года российская Госдума  приняла поправки в УК и УПК РФ о введении уголовной ответственности за пропаганду наркотиков в интернете. «Пропагандой» может считаться  любое распространение достоверной информации о наркотиках и любая просветительская деятельность.

Новый закон уже приводит к тому, популярных музыкантов и телеведущих судят за упоминание запрещённых веществ в песнях, или за интервью с людьми, которым делятся своим негативным опытом  употребления наркотиков.

Ещё в 2017 году Комитет ООН по экономическим, социальным и культурным правам порекомендовал российским властям смягчать, а не ужесточать применение уголовного наказания по отношению к людям, употребляющим наркотики. Больше того, РФ посоветовали вообще отменить уголовную ответственность за хранение наркотиков без цели сбыта.

Власти страны не прислушались к голосу здравого смысла: в 2020 году, в связи с тем, что прежняя антинаркотическая стратегия завершила действие,  президент Путин подписал указ  «Об утверждении стратегии государственной антинаркотической политики Российской Федерации до 2030 года».

Угрозами национальной безопасности в сфере оборота наркотиков указ называет «попытку дестабилизации действующей международной системы контроля над наркотиками путем пересмотра в сторону либерализации», «расширение глобального рынка наркотиков за счет легализации в рекреационных целях каннабиса» и «масштабное использование интернета для пропаганды наркотиков».

Если даже объективное освещение наркотической проблемы власти РФ считают «угрозой национальной безопасности», о каком уменьшении психосоциальных рисков для потребителей НПВ можно говорить?

Снижение вреда среди потребителей НПВ

Наиболее уязвимы к негативным последствиям приёма НПВ люди, употребляющие их инъекционно. В числе рисков – передозировка, психические расстройства, опасность одновременного приёма стимуляторов и опиатов, отсутствие безопасной инъекционной практики.

Международное сообщество в лице Управления ООН по наркотикам и преступности рекомендует украинской власти и обществу сделать следующие шаги:

Наладить помощь инъекционным потребителям НПВ, которые подверглись социальной маргинализации – потеряли работу, место жительства и средства к существованию. В рамках украинских программ по снижению вреда необходимо создавать общественные центры, где потребители могут получать еду, место для проживания, теплую одежду, горячие напитки.

Необходима всесторонняя – фармацевтическая и юридическая – поддержка потребителей, включающая сети доверенных врачей.

Программы по снижению вреда должны наладить взаимодействие с круглосуточными аптеками, где приобретаются принадлежности для инъекций и сами вещества, если речь идёт о «коктейлях» из НПВ и аптечных препаратах.

Очень важно создавать устойчивые сообщества «лидеров мнений», которые проводят разъяснительную работу и формируют повестку в СМИ.

Рабочие группы по вопросам наркотиков, организации, занимающиеся снижением вреда, представители полиции и индустрии развлечений должны совместно разработать и внедрить план действий по снижению вреда в условиях клубных вечеринок. В клубах нужно развернуть мобильные пункты по анонимной проверке наркотиков на предмет идентичности и чистоты.

Следует создать национальные базы данных и обмен информацией.

Стратегическая рекомендация: права и возможности потребителей наркотиков должны неуклонно расшириться.

НПВ, «химсекс», «мефсекс»

Употребление НПВ всегда было тесно связано с сексуальной активностью. Термин «химсекс» получил широкое распространение благодаря выходу в 2015 году документального британского фильма с одноименным названием.

Первые исследования химсекса проводились в Украине ещё в 2017 году. Они показали: чаще всего любители химсекса практиковали одновременное или последовательное употребление разных видов наркотиков, и часто совмещали их с алкоголем. Только треть опрошенных употребляла стимулирующие препараты, и почти никто из респондентов не имел опыта инъекционного употребления.

Однако данные считанных опросов, к тому же проводившихся исключительно в гей-среде, не позволяют увидеть полную картину. Зачастую, термином «химсекс» обозначают только сексуализированное употребление наркотиков в гей-сообществе, но секс под воздействием НПВ пользуется широкой популярностью и в среде гетеро- и бисексуальных  потребителей.

Если на Западе для химического секса используется преимущественно метамфетамин, то в Украине и в России пальму первенства уверенно держит мефедрон. Поэтому в последнее время часто говорят и пишут не о «химсексе», но о «мефсексе». Интернет полон признаний наподобие этого:

«Непонятно, как забыть секс под мефедроном??? Меня только это побуждает снова и снова его принимать. У меня само ощущение секса другое под мефом. Я не испытывал раньше такого до употребления, и сейчас без него не испытываю, хотя за свою жизнь чего только не успел попробовать в плане секса. Так сказать, сам процесс под мефом настолько сильно откладывается в голове, что заставляет всегда идти к нему снова и снова. Будто я – это два человека: один потрахался, а другой нет. И вот второй человек всегда горит желанием это снова сделать».

«Как и многих в мефе, меня привлекает секс под ним. Сейчас у меня нет мефедроновой партнёрши, а подсаживать на него никого не собираюсь… короче, скатился до дрочки. В этом и проблема. Когда ты понял, что под мефом секс улётный, тогда уже сложно остановиться. Т.е., мысли о сексе будут сопровождаться мыслями о мефедроне. А мысли о сексе преследуют всю жизнь, соответственно, отсюда и итог, что хочется мефедрона, как только хочется секса. Я когда его попробовал первый раз, не знал, что секс с ним улётный. Нюхнул… ну, размазало, ничего такого. Потом понял, в чём суть и дело, и, слава богу, сразу разобрался, что потом со временем обычный секс станет не интересен. А интересен будет только под мефедроном».

«Моя история обычная – друзья угостили, и понеслось. Подсел на меф, из-за ярых ощущений в дрочке, порно, сексе. Каждый раз, когда в инсте, да вообще в любом месте, вижу обнажёнку или эротику, опускаются шторки, хочется ехать за закладкой и отдаться в руки похоти, дрочки, секса и, конечно же, порно. Могу по 24 часа подряд дрочить и смотреть порно. Ощущения ОЧЕНЬ сильные, и эмоциональная память не уходит. Не знаю, что делать. Каждый день борюсь с этим. Кажется, что мне нужна только дрочка, там ведь ТАКОЕ вытворяют, а мозг под мефом ТАКОЕ в 10 раз украшает. Я абсолютно понимаю, что это НЕ НОРМА, но когда шторки опускаются, и сперма в голову ударяет, уже ничего не помогает. Устал один с этим каждый день бороться. Очень сильная психологическая зависимость. Боюсь, что однажды опять сорвусь, и всё, до свидания. Не прощу себя, и буду винить, что опять это сделал. НО ОЧЕНЬ ХОЧЕТСЯ… пздц, аж страшно писать это».

Людям, которые жалуются на патологическую зависимость от мефсекса, советуют (найдено в Сети):

«Нужно стать наконец-таки взрослым. Научиться не бояться и не стесняться своих тайных желаний. Найти партнёра, который будет подходить по темпераменту и принимать с радостью все ваши фантазии. Ну, конечно, если под мефедроном уровень ваших извращений зашкаливает и вам это нравится, и вам за это не стыдно на утро, то осуществить это по-трезвому очень проблематично. Хотя есть специальные сайты и люди, которые повёрнуты на этом конкретно. Так что, для начала разберитесь в себе, что вы хотите от секса конкретно. И боритесь со своими комплексами, так сказать».

«Мефедрон не воздействует напрямую на центр удовольствия, а расходует собственные ресурсы организма (нейромедиаторы) – серотонин, дофамин.

Не вызывает реального физического привыкания. По истощению запасов нейромедиаторов просто перестаёт работать в любых дозах.

Тяга к нему психологическая, ввиду крайне позитивного опыта приёма в первые месяцы (иногда годы), до формирования перманентной толерантности. После этого энзимы распознают его и мгновенно купируют действие, вызывая у юзера дикое желание использовать «другой батч», или большую дозу, или вместе с алкоголем и т. д.

Чтобы слезть с марафона, нужно выспаться, проколоть день-два витамины группы В, купить 5-HTP – в первые дни нужна ударная доза. На третий-четвёртый день – мощное успокоительное (диазепам, бромозепам, лоразепам) или любые доступные бензодиазепины. С пятого-шестого дня надо начать курс прозака или сертролина (золофт), памятуя о том, что при совместном употреблении с ними мефа, так же как и других видов веществ, сужающих синаптисескую щель, неизбежен серотониновый синдром, вполне вероятна кома и вероятен смертельный исход. Это лишний раз смотивирует. Курс антидепрессантов минимум 30 дней, потом можно сделать перерыв и посмотреть на состояние. Есть ли тяга или нет, если уровень серотонина/дофамина будет нормальным, тяга очень быстро исчезнет: достаточно продержаться 21 день +- в зависимости от индивида. Секс под ним – основной стимул для повторных употреблений и тому есть реальные причины. К сожалению, с этим придётся смириться на начальном этапе завязки и со временем мозг привыкнет, хотя никогда не забудет».

Вышеизложенные советы направлены на помощь в долгосрочной перспективе. Хотя некоторые потребители считают, что передозировка мефедроном «практически невозможна», это, разумеется, не так, особенно, в случае инъекционного употребления. Что делать в такой ситуации?

Первичные симптомы передозировки:

Тошнота и рвота;

Обильное потоотделение и озноб;

Непроизвольные сокращения мышц тела и лица, гримасы;

Аритмия;

Сильная головная боль.

Угрожающие жизни симптомы:

Критическое повышение температуры тела (39-40С);

Давящие, жгучие боли в груди;

Судороги;

Потеря сознания;

Отсутствие реакции на внешние раздражители;

Остановка дыхания, сердечной деятельности.

Помощь

Необходимо позаботиться о безопасности пострадавших: они могут случайно причинить себе вред – удариться о стену или какие-то объекты головой, упасть и т. д. Нужно исключить любую физическую активность, уложить человека с опущенными нижними конечностями или придать полусидячее положение.

Обеспечить поступление свежего воздуха, снять стесняющую одежду. В обязательном порядке ослабить галстук, расстегнуть ремень (если есть).

Существует мнение, что в случае передозировки мефедроном помогают успокоительные средства, наподобие «Валиума» и «Ксанакса», или другие бензодиазепины, но это заблуждение. Приём сильнодействующих седативных средств только повысит общий уровень токсичности. Можно дать пострадавшему небольшую дозу корвалола или валокордина – 15 мл (одна столовая ложка).

При высоком артериальном давлении, болях в груди помогает (25 мг под язык).

Вызывать/не вызывать «скорую помощь»: с одной стороны, человек, пострадавший от передозировки, если он дышит, реагирует и в состоянии двигаться, не обязательно нуждается в «скорой помощи». С другой стороны, если состояние побуждает его действовать опасным для него самого или для окружающих образом, и собственными силами с этим не справиться, есть смысл вызвать «скорую». Следует понимать, что такой шаг может быть относительно безопасен в странах с гуманным наркотическим законодательством и цивилизованной полицией, но в условиях Украины вызов «скорой» человеку в состоянии «наркотического опьянения» грозит серьёзными последствиями. Это крайняя мера. Если вызов «скорой» неизбежен, можно вынести пострадавшего в подъезд или на улицу, и оставить с ним одного человека, который будет говорить врачам, что он сосед или прохожий, «случайно» обнаруживший больного. Если позволяют средства и дело происходит в большом городе, можно вызвать анонимного нарколога – он поставит капельницу и окажет другую помощь.

Что делать, если испытываешь приступ психоза?

Приступам психоза в форме паранойи и галлюцинаций трудно сопротивляться, особенно, если ты убеждён в том, что это не психоз, а нечто реальное. Единственное эффективное средство – найти безопасное место и постараться успокоиться, а ещё лучше – уснуть.

Если позволяет физическое состояние, можно попробовать принять горячую ванну, послушать успокаивающую музыку, заставить себя что-то съесть и выпить (желательно, горячий напиток). Компьютер и телефон лучше отключить – они могут стать триггерами нового витка беспокойства и панических приступов. Можно принять успокоительное или снотворное. Эффективен кветипин (рецептурное лекарство), однако золпидем и зопиклон могут усилить галлюцинации.

 

 

Макс Катрич

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.