Уникальный наркотик с удивительным прошлым

noxyron_new Несколько лет назад «Мотылёк» опубликовал увлекательный рассказ Паши Авазы  о советском препарате «Ноксирон» (глютетимиде), который в годы своей студенческой молодости он принимал в сочетании с кодеином. О том, как глютетимид стал легендой наркорынка и каковы шансы возродить золотые времена «блинов с сиропом» – в материале.

Что такое глютетимид и почему он важен?

Глютетимид (2,6-Диоксо-З-этил-З-фенил-пиперидин) венгерского производства был доступен в СССР был под торговым названием «Ноксирон», на Западе – под брендами Doriden, Elrodorm, Glimid и другими.

Это средство впервые выпустила американская компания Ciba в 1954 году в качестве альтернативы существовавшим на тот момент бензодиазепианам (снотворным) и барбитуратам (транквилизаторам). Глютетимид обладает преимущественно гипнотическими свойствами, и в меньшей степени седативными, то есть, это больше снотворное, чем транквилизатор.

Если бы история глютетимида ограничивалась только этим, на него едва ли стоило бы обращать внимание. Сам по себе, он был банальным снотворным, причём по силе действия даже уступал другим бензодиазепианам.

Но глютетимид обладает одним уникальным свойством, которое и превратило его в легенду: он является единственным на свете стимулятором активности печеночного фермента (энзима) CYP2D6, усиливающим её в 1-30 раз. Ни одно другое вещество, помимо глютетимида, активность CYP2D6 не стимулирует. Спрашивается, зачем нужна стимуляция CYP2D6? Дело в том, что CYP2D6 – это удивительный энзим, который отвечает за превращение в печени кодеина в морфин, гидрокодона в гидроморфон, и т. д.

Что ещё более замечательно, одновременно глютетимид блокирует активность энзима CYP3A4, который отвечает за превращение в организме большинства опиатов в их неактивные формы (норкодеин, норморфин, норфентанил и т. д.).

Глютетимид творит двойное чудо: сначала он повышает уровень конвертации кодеина в морфин, а затем не позволяет морфину распадаться до неактивного норморфина. Как правило, организм превращает в морфин лишь от 5% до 15% поступившего в него кодеина. Поэтому любая доза кодеина, превышающая примерно 350 мг, бесполезна, поскольку организм не способен конвертировать большее количество кодеина в морфин. Избыточное количество кодеина превращается в неактивные формы или выводится из тела через почки.

Таким образом, глютетимид – лучший друг потребителя опиатов, для которых его свойства оказались просто находкой, поскольку кодеин всегда был достаточно легко доступен в большинстве стран (не говоря уже о других опиатах, доступность которых варьируется).

Существует масса свидетельств о том, что комбинация глютетимида и кодеина даёт эффект, сравнимый с эффектом от героина, принимаемого путём внутривенной инъекции, а некоторые потребители даже предпочитают эту комбинацию внутривенному героину. Один из них вспоминает:

«Всю жизнь я кололся героином и сидел на комбинации Доридена (глютетимида) и кодеина в эпоху, когда Дориден был доступен: в конце 1970-х и в начале 1980-х гг. Приход от внутривенной инъекции героина изумителен. От комбинации Доридена и кодеина такого прихода нет, но тяга от героина внутривенно, как бы она ни была прекрасна, гораздо слабее тяги от Доридена + кодеин. В общем-то, Дориден и кодеин хороши и сами по себе, но их сочетание – просто бомба».

Глютетимид блокирует синтез стероидов, поэтому пользователи регулировали объём употребляемого (с кодеином) вещества – слишком частое употребление приводило к негативным эффектам. Это ещё одно достоинство комбинации – недаром Паша Аваза в вышеупомянутой статье подчёркивает, что на протяжении трёх лет употребления у него ни разу не возникло желание догнаться: было достаточно одного приёма в сутки.

В США комбинацию глютетимида и кодеина в народе прозвали «Двери и Четвёрка» (Doors and Fours, «дорз энд форз») – от торгового названия глютетимида (Doriden) и названия препарата с кодеином – Tylenol-Codeine NO.4. На этих таблетках с кодеином присутствовала цифра 4. Американские потребители вспоминают, что действие «дорз энд форз» было просто невероятным по своей силе, эйфоричности и продолжительности.

Другие уличные названия комбинации Доридена и Кодеина№4 включали «груз» (load) и «пакет» (pack). Дориден в сочетании сиропом от кашля Robotussin называли «диз» (D’s), как в AC/DC, а ещё сочетание глютетимида и сиропа от кашля с кодеином именовали «блинами (pancakes) с сиропом». Другое популярное название комбинации – «героин для ребят с окраин» или «героин для бедняков» (suburban heroin).

codein-sugar

Какова требуемая дозировка веществ в комбинации глютетимида и кодеина?

Паша Аваза сообщает о соотношении глютетимида и кодеина как 250 мг на 80 мг: «Закинешь 1 белую и 4 желтых». Соответственно, это одна таблетка ноксирона (250 мг) и четыре таблетки с содержанием кодеина в 20 мг в каждой. Также Паша отмечает, что максимальный объём в его случае никогда не превышал полторы-две таблетки ноксирона (375 мг и 500 мг) и 150-200 мг кодеина.

Примерно такие же цифры называют западные потребители: 1500 мг глютетимида и 180 мг кодеина, либо 2000 мг глютетимида и 240 мг кодеина.

Каков правовой статус глютетимида?

Изначально глютетимид входил в список III по международной Конвенции о психотропных веществах – он включает вещества с минимальным потенциалом злоупотребления или зависимости, пригодных к использованию в медицине.

Однако на фоне массового распространения «блинов с сиропом» число случаев смертельной передозировки стремительно росло, и в 1991 году глютетимид перенесли в список II (веществ с большим потенциалом злоупотребления или зависимости, однако пригодных к использованию в медицине). Вещества из обоих списков должны отпускаться только по рецепту врача, их реклама запрещена и т. п.

В США производство глютетимида свернули в 1993 году, в нескольких странах Восточной Европы – в 2006 году. По некоторым данным, последней страной, производившей глютетимид, была Болгария.

В Украине глютетимид входит в список веществ с ограниченным оборотом наряду с амфетамином, метамфетамином, фенметразином и т. д. Имеется как минимум один пример уголовного дела, в котором фигурировала продажа глютетимида на чёрном рынке, в рамках партии разных психотропных веществ.

Доступен ли глютетимид в наши дни?

К сожалению, найти это вещество в наши дни практически нереально. На протяжении многих лет годовая квота на производство глютетемида в США (её устанавливают соответствующие федеральные агентства, DEA и FDA) составляет три грамма – этого достаточно для производства шести таблеток Доридена. Иначе говоря, такого количества хватает только для научных исследований.

Начиная с 1984 года в США фиксировались эпизоды подпольного синтеза глютетимида небольшими партиями. Процесс синтеза достаточно сложен и анализ конфискованных образцов показывал, что производителям не всегда удавалось получить чистый глютетимид.  Теоретически, химики могли бы сделать выбор в пользу более простых в синтезе фармацевтических депрессантов – этхлорвинола, метиприлона и других. Однако предпочтение отдавалось именно глютетимиду, что свидетельствует о горячем желании получить именно это уникальное вещество.

Можно ли найти глютетимиду замену?

Как уже было сказано выше, других веществ, способных стимулировать активность фермента CYP2D6 на уровне глютетимида, нет – во всяком случае, пока учёные их не открыли.

Некоторые фармакологи считают, что таким свойством обладают антибиотик рифампицин и глюкокортикостероид дексаметазон, но на практике они не способны эффективно увеличивать уровень конвертации кодеина в морфин. Больше того, иногда эти вещества включают в список ингибиторов, а не стимуляторов CYP2D6, поэтому их воздействие на энзим – открытый вопрос.

Имеются данные исследований, согласно которым стимулятором CYP2D6 является корень валерианы, а пиперин действует как ингибитор 3A4, мало влияя на 2D6, что редкость – большинство соединений ингибируют и D6, и 3A4. Но экспериментаторы сообщают, что комбинация кодеина/валерианы/пиперина даже близко не производит того эффекта, который описывают как действие легендарных «Дверей и Четвёрки». Однако в незначительной степени эффект кодеина она усиливает.

Глютетимид – любимый наркотик Брежнева?

Завершим статью небольшим экскурсом в историю. В Советском Союзе употребление глютетимида с опиатами фиксировалось ещё в начале1970-х гг. По некоторым сведениям, до 30% людей, употреблявших опиаты, добавляли к ним глютетимид (ноксирон). Некоторые потребители делали на пальце руки татуировку в виде перстня, разделенного на сектора. В то время глютетимид считался достаточно безобидным снотворным и строго не контролировался.

В СССР был человек, в жизни которого это вещество сыграло во многом роковую роль – никто иной, как Леонид Ильич Брежнев.

brezhnev

Ещё в период партийной работы будущего генсека в Днепропетровске в 1948-1950 гг. один из местных врачей сказал Брежневу, что ему требуется спать не менее девяти часов в сутки. Хлопот было много, сон не всегда шёл, и Брежнев начал принимать снотворное. Особенно полюбился ему препарат «Ноксирон», который в СССР поступал из братской Венгерской Народной Республики.

С годами масштабы употребления росли. Постепенно доза вождя дошла до 8 таблеток (два грамма) ноксирона в сутки, хотя терапевтический максимум составляет 500 мг. Генерал Медведев вспоминал о том, как впервые в жизни встретил Брежнева в Крыму в 1969 году. Генсек купался. Плывя в море, он гнался за своим личным доктором Родионовым и кричал ему, что «сейчас его утопит». Доктор, пытаясь оторваться, умолял его пощадить. На это Брежнев спросил: «А ноксирон дашь?» Врач ответил: «Дам-дам, только не топите».

На самом деле, товарищи просто забавлялись: Родионов, по воспоминаниям, был очень податливым и мягким человеком и беспрекословно выдавал шефу любые количества лекарства.

Наряду с ноксироном Леонид Ильич регулярно принимал феназепам, тазепам, нозепам, реладорм, радедорм, седуксен, ативан, эуноктин, – чтобы «не привыкать» к одному препарату. В середине 1970-х гг. Родионов скончался, а новый личный врач Косарев был строгих правил и поначалу пытался отказывать генсеку в просьбах. Брежнев настолько привык к препарату, что даже пригрозил врачу увольнением, но тот не поддался. Тогда Леонид Ильич просто стал регулярно вызывать к себе главного кремлёвского врача Чазова, и последний безропотно выписывал ему любые таблетки в любых количествах.

Многолетнее употребление транквилизаторов и снотворных привело к мышечной дистрофии, именно этим объяснялась нечёткая дикция Брежнева. Было очевидно, что вождь всё меньше осознаёт происходящее и даже просто не понимает смысл речей, которые он по бумажке читал с трибуны.

Многих людей из окружения Брежнева такое положение вещей устраивало, поскольку позволяло проталкивать нужные им решения и избавляло от контроля, но были и те, кто пытался помочь. Глава КГБ Андропов распорядился выдавать генсеку плацебо вместо настоящих лекарств, но эта хитрость только усугубила ситуацию – Брежнев горстями глотал пустышки и чувствовал, что они его не берут, а когда добирался до настоящих таблеток, начинал в лошадиных дозах есть их, из-за чего впадал в невменяемое состояние.

Леонид Ильич постоянно расспрашивал своих престарелых соратников, таких как Тихонов и Черненко, тоже сидевших на снотворном, что принимают они, и те регулярно делились с ним собственными запасами. В довершение ко всему, Брежнев стал запивать ноксирон и другие препараты водкой после того, как главврач Чазов подтвердил ему, что так снотворное действует эффективнее.

Как раз в те трагикомичные времена рождались известные советские анекдоты наподобие рассказа о том, как на заседании Политбюро Брежнев спрашивал: «Товарищи, должен констатировать, что у нас в политбюро крепчает маразм. Например, когда вчера на похоронах товарища Суслова (кстати, почему он отсутствует?) заиграла музыка, один я догадался пригласить даму на танец».

Так или иначе, в 1982 году «дорогой Леонид Ильич» покинул мир, а его любимый наркотик ещё какое-то время оставался доступным и радовал собой советскую молодёжь.

 

Максим Катрич

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.