Алёшка

Aleshka Алешка был петерболдом, или петербургским сфинксом. Здоровенный горбатый нос, раскосые глаза, казавшиеся маленькими на фоне носища, уши-лопухи, позаимствованные у слона, другими словами — красавец!

 

У меня он оказался случайно — моей соседке его подарил «папик», а она оказалась аллергиком. Алешка был не только красавцем, он был ещё и умником. А ещё он был клоуном и, по совместительству, доктором. Я не знаю как это у него получалось, но он чувствовал где именно болит, укладывался на это место и действительно легчало. А насчет клоунады…я не хотел его стерилизовать, и тестостерон начал гнать Леху на поиски девочек. Он по газовой трубе, проходящей под балконом, отправлялся в экспедиции на соседские балконы. Леха всегда возвращался, причем с трофеями. Однажды он принес целую здоровенную отбивную вместе с воткнутой в нее серебряной вилкой. В другой раз – недовязанный носок вместе со спицами. Когда мы ездили на дачу, стоявшую над тихой речкой – притоком Донца, Леха обожал ловить лягушек и лопать их. Правда, он всегда приносил и нам с матерью по жабе – угощал!

Лёшке был примерно год когда я встречался с одной девицей. Она поставила мне ультиматум: или она или наркотики. Я очень старался бросить. Ну…иногда всё-таки расслаблялся. Алёшку эта девица терпеть не могла – с самого первого знакомства. Когда она увидела в первый раз моего красавца, то воскликнула: «Фу, какой мерзкий! Лысый урод!» Алешка был высокого мнения о своей внешности, потому тоже невзлюбил эту фифу. А я был влюблён и потому глуп. Наверное действовали феромоны. Потому что я не видел ее тупость, беспросветную пошлость, меркантилизм и ноги иксом.

Дело шло к свадьбе. Однажды мне ужасно захотелось первитина. Я случайно нашел в кармане зимней куртки пять таблеток трайфеда и моя шкура пошла буграми. А кухню — я слукавил — не выбросил. Фифа моя как раз ушла бродить по магазинам, поэтому я быстренько сварил первитин, укололся и улегся отловиться. И тут раздался звонок в дверь. Я никого не ждал потому продолжал лежать. Тут зазвонил телефон — оказалось что это неожиданно вернулась фифа. Она что-то забыла дома. Какой облом! Ну, я вскочил, заметался, схватил шприц и забросил его под шкаф. Потом бросился открывать. Моя невеста подозрительно покрутила носом и спросила: «А чем это пахнет?» Я начал уверять что ничем особенным, сразу открыл все форточки… и тут вышел Лёшка, буцая лапами мой баян — он выудил улику из-под шкафа. Получите, распишитесь! Он очень любил приносить апорт — как собака, вот и принес новую игрушку — давайте ребята бросайте! А я буду приносить. В общем свадьба расстроилась. Я сначала очень переживал, обзывал Лёшу предателем… но прошло какое-то время, и я прозрел — понял, от какой безрадостной семейной жизни избавил меня мой котяра.

Был случай, когда Лёша спас меня от тюрьмы. Мусора зашли под видом проверки счётчика — единственное что я успел — это спрятать ширку которую я оставлял на утро, под Легкину лежанку — практически ему под пузо. Лёша честно пролежал на одном месте всё время, пока шел шмон, делал вид что спит, и всё обошлось чудом. У меня был условный, если бы менты нашли этот злополучный баян, конечно поехал бы я в места не столь отдалённые. Однажды я решил спрыгивать с ширы не самым лучшим способом — с помощью алкоголя. Ну вы знаете — сначала становится легче, а потом ещё хуже. Это был страшный запой. И вот я корчился на диване, жара, лето, страшная духота. А Леха видел, как мне хреново и старался меня вылечить. Это было невыносимо — он постоянно прислонялся ко мне своим горячим телом. Я его отталкивал, а он всё равно лез. Я не выдержал и прикрикнул на него: «Мне хреново! Отойди от меня м****!» И тут Лёха, глядя на меня своими раскосами глазищами, сказал в ответ: «Сам ты м****!»

И повернулся ко мне задом. Вот тогда я понял, что с алкоголем надо завязывать. Я лег, закрыл глаза. О,как же невыносимо болела моя голова! Алеша через некоторое время пришёл опять ко мне и улегся мне на голову. У меня не было сил сопротивляться. И вот, постепенно голова перестала болеть, я заснул, а когда проснулся — мне стало уже легче. А потом Лёша спас мне жизнь,когда я начал умирать от гепатита C. Эту болезнь правильно называют нежным убийцей — меня ничего не беспокоило, не болело, потом появилась ужасная усталость и слабость. Я обследовался и оказалось что у меня цирроз печени. Потом было 2 сильных кровотечения из расширенных вен пищевода. Врачи сказали, что я следующее кровотечение уже не переживу.

Жизнь моя подходила к концу. Я лежал дома, безразличный ко всему и ждал смерти. Алёша лежал со мной, прижимаясь своим тельцем, горячим как кипяток, к моему правому боку и всё время гудел — беспрерывно мурлыкал. Сейчас я понимаю — он забирал у меня болезнь, потому что вдруг началось улучшение. Появился аппетит, я начал вставать. А врачи не могли поверить — куда исчезла болезнь, откуда такая компенсация? А потом оказалось цирроза и гепатита С нет, произошло неожиданное спонтанное самоизлечение.
А мой Алешка надорвался. Он перестал кушать, всё время лежал возле батареи и крупно дрожал. Куда я только его не возил, каким только ветеринарам, самым лучшим, не обращался — никто не мог понять, что с Лешкой такое. Однажды,весенним утром, Лёша пришёл ко мне в последний раз. Он забрался мне на грудь, обнял мне своими худыми лапками за шею. А я прижал его к себе и услышал как Лешка глубоко вздохнул в последний раз и затих.

Сейчас у меня живёт Алёшкина дочка Мура Алексеевна – плод Алешкиной страсти к соседской кошке. И я каждый раз думаю – как здорово, что я не успел стерилизовать Леху – ведь тогда не было бы Алексевны! Мура получилась не совсем голая — она покрыта редкой прямой шерсткой,но уникальные папин горбатый нос и уши лопухами она всё-таки унаследовала. А еще Алексеевна умеет лечить — как Лёша которого я никогда не забуду.

Елена КУРЛАТ

Алёшка

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.