В борьбе с наркотиками нужны перемены

International AIDS Society призвал всех бороться с криминализацией употребления незаконных наркотических средств и потребовал изменений политике по борьбе с наркотиками.

 

Как считают авторы обращения, в число которых вошли директор Глобального фонда борьбы со СПИДом Мишель Казачкин и французский лауреат Нобелевской премии Франсуаза Барре-Синусси (Françoise Barré-Sinoussi), запрет не только не может положить конец доступности наркотиков, но способствует выпадению из общества употребляющих эти вещества людей и увеличивает их шансы заразиться ВИЧ/СПИДом. Кроме того, он поддерживает криминальный рынок с оборотом в 320 миллиардов долларов, который находится вне правительственного контроля и подпитывает коррупцию.

Стоит отметить и тот факт, что обращение появилось в том городе, где расположены штаб-квартиры Управления ООН по наркотикам и преступности и Комиссии ООН по наркотическим средствам, которая в 2009 году не стала вносить вопрос сокращения рисков в свою финальную декларацию, призванную определить рамки международной политики на будущее десятилетие.

Услышит ли мир эти слова? Практически все страны ООН запрещают хранение, производство и продажу наркотических средств в любых целях, за исключением медицинских. Эти нормы были установлены в результате международных соглашений, которые подписали и ратифицировали около двухсот государств и в их числе все страны ЕС. Данные соглашения обязывают подписавшие их страны привести в соответствие с ними свое национальное законодательство.

Впервые подобные документы появились в США начале XX века и были направлены на борьбу с торговлей опиумом из европейских держав. Сегодня же их эффективность крайне невелика: они не приспособлены для противодействия международным преступным организациям, которые плывут на волне глобализации, коррумпируют администрации бедных стран, быстро адаптируются к любым бюрократическим препятствиям и не уважают ни границ, ни законов. Несмотря на направленные на борьбу с наркотрафиком значительные усилия, рынку наркотиков сейчас абсолютно ничего не угрожает.

На внеочередном собрании генеральной ассамблеи ООН в 1998 году было принято заявление глав государств, в котором они брали на себя торжественное обязательство сделать все, чтобы искоренить или значительно сократить производство и потребление наркотиков в мире в течение десяти следующих лет. Тем не менее, данные опубликованного в 2008 году отчета УНП ООН говорят нам следующее: производство опиума выросло более чем в два раза (с 4 200 до 8 900 тонн), кокаина – на 20% (с 800 до 1000 тонн), а марихуаны – на 60% (с 25 000 до 400 000 тонн). Объемы поступающих на рынок амфетаминов тоже не уменьшились.

Ни уничтожение коки в Колумбии или мака в Афганистане, ни огромные инвестиции в распространение сельскохозяйственных культур-заместителей так и не смогли хоть как то сократить производство наркотиков.

В то же время, хотя борьба с наркотрафиком продвигается вперед благодаря развитию сотрудничества государств (в частности в рамках Европейского союза), увеличение объемов конфискованных наркотиков никак не отражается на их доступности. Как ни парадоксально, все это приводит лишь к снижению стоимости веществ и, соответственно, расширению спектра возможных потребителей. Так, например, грамм кокаина стоил в Европе 600 долларов в 1980 году, 200 долларов в 1990-м и 100 долларов в 2000-м. При этом ужесточение государственной политики нередко приводит к росту насилия, как это было в Мексике (5 300 насильственных смертей в 2008 году), Тайланде (2 800 убийств в 2003 году) или Колумбии (30 000 смертей в год).

Что касается употребления наркотиков, героиновая зависимость наиболее характерна для стран, которые лежат на пути транспортировки наркотика из Афганистана (здесь производится самое большое его количество в мире) в Европу: прежде всего это касается Ирана и России, где была зарегистрирована историческая вспышка заболеваемости ВИЧ/СПИДом. Потребление кокаина несколько снизилось в США, но в то же время заметно выросло в Бразилии и Западной Европе. Африка же превращается в место пересечения всех потоков транспортировки наркотических средств, в связи с чем у нас есть все основания ожидать здесь резкого роста их потребления и как следствие серьезнейшей санитарной катастрофы. Соглашения налагают на подписавшие их страны обязательства, однако единства в способах их применения не существует. Так, например, Франция является единственной страной европейского союза, где запрещено частное употребление незаконных наркотических средств. Подобное вмешательство в частную жизнь не нашло широкой поддержки парламентариев, однако правительство все же смогло в 1970 году “протащить” этот закон, заставив проголосовать за него как правых так и левых. Наказание за его нарушение составляет сегодня год тюрьмы и 3 750 евро штрафа, однако оно может быть смягчено, если обвиняемый согласиться пройти курс терапии.

Новый подход

Интересно отметить тот факт, что этот закон, который был принят после наделавшей шума в прессе передозировки девушки в казино Bandol, должен был предотвратить намечавшуюся катастрофу. В последовавшее за его принятием десятилетие героин стал уверенно завоевывать позиции на рынке, и сдерживающая функция закона оказалась откровенно неэффективной. Не помог он ни справиться героиновой волной 70-80-х годов, ни с последовавшей за ней эпидемией ВИЧ/СПИДа и гепатита С среди употреблявших наркотики.

Затормозить распространение ВИЧ в результате удалось лишь с помощью начатой в 1987 году политики “сокращения рисков”, в рамках которой была разрешена продажа шприцев (разработана в 1995 году Симоной Вейль (Simone Veil), а затем внесена в закон о здравоохранении в 2004 году) с возможностью их обмена, а также заместительная терапия метадоном или бупренофином.

Эта политика должна развиваться и изменяться и дальше, чтобы поставить заслон на пути гепатита С. Она косвенно признает права употребляющих наркотики и таким образом идет в ином направлении чем закон 1970 года, в рамках которого отказ от этих веществ являлся обязательным условием для отмены наказания. Отвечающие за “репрессии” чиновники с трудом приняли эту политику, хотя и вынуждены были признать снижение числа нарушений общественного порядка. Закон 1970 года проявил себя столь же неэффективно и в борьбе с употреблением марихуаны, но этот уже другая история.

Сегодня нам срочно необходим новый подход к соглашениям по сокращению рисков, отдельное рассмотрение проблемы марихуаны и других веществ, разработка программ с учетом экономических аспектов этого огромного рынка. Здесь нельзя не отметить вес США в разработке соглашений и их решимость применять их на практике. Тем не менее, столь ожидаемый многими “эффект Обамы” еще никак не проявился на международных переговорах по наркотикам. Другие же государства продолжают твердо стоять на ортодоксальных позициях, причем речь здесь идет о далеко не последних странах: Китае, Японии, России, Франции, Италии и Швеции.

В XX веке торговлю опиумом удалось остановить лишь в результате соглашений, которые были подписаны в ходе созванных по инициативе США международных конференциях в Шанхае, Гааге и Женеве.

Сегодня же всем нам нужно разработать новую политику. Создание международных программ по борьбе со СПИДом было возможно лишь благодаря коалиции ряда государств и гражданского общества. Венская декларация звучит как призыв к формированию такого альянса для подписания новых соглашений и уничтожения наркокартелей, которые подкупают чиновников, грабят и терроризируют население. 40 лет спустя после принятия провального закона 1970 года гражданское общество Франции, профессиональные аддиктологи, политики, ученые и СМИ должны все вместе приложить усилия для того, чтобы создать основу современного законодательства, которое защитит как отдельных граждан, так и общество в целом.

От этого зависят тысячи жизней и будущее демократии.

Дидье Жейль (Didier Jayle), профессор кафедры аддиктологии

Национальной школы искусств и ремесел

Уильям Ловенштейн (William Lowenstein), аддиктолог,

генеральный директор Института Мориса де Ротшильда

по исследованию и лечению зависимостей

Оригинал публикации: Drogues: une autre politique

 

На фото – директор Глобального фонда борьбы со СПИДом, туберкулёзом и малярией

Мишель Казачкин во время пресс-конференции на AIDS-2010

Автор фото – Цукерман Елена

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.