Украинские потребители опиатов и российское вторжение

metadon_OST Западные СМИ продолжают рассказывать о том, как изменилась жизнь наркозависимых украинцев на фоне войны. Предлагаем вниманию читателей статью, написанную Иэном Хэмилтоном, адъюнкт-профессором Университетом Йорка, и криминалистом Джулией Бакстон, профессором Университета Манчестера.

 

 

Приблизительно 137 тыс украинцев регулярно употребляют инъекционные наркотики, такие как героин. По состоянию на январь 2021 года, 14868 из них получали заместители опиатов – метадон и бупренорфин.

Власти страны финансируют эту программу помощи с 2017 года. В Украине активно действует и расширяется программа консультирования, раздачи стерильных шприцов и презервативов –программа-минимум, которую ВОЗ рекомендует для снижения вреда в среде наркопотребителей и людей, подверженных риску ВИЧ.

Российское вторжение существенно ограничило доступ к этим услугам. До войны люди получали свою дозу метадона ежедневно, но с началом войны Министерство здравоохранения Украины посоветовало раздавать пациентам запас на 15-30 дней.

Это позволяет уменьшить частоту визитов в центры раздачи лекарств – во многих регионах страны такие визиты сопряжены с риском. Тем не менее, уже сейчас, на ранней стадии войны, обеспечить людей лекарствами становится всё тяжелее.

Пока большая часть зарегистрированных потребителей метадона в Киеве (1328 человек) продолжает получать лекарство. Но центры в других областях страны не справляются с выполнением своих функций. Их запасы исчерпываются, контакты с местными командами волонтеров, которые занимаются вопросами медикаментозной терапии, утрачиваются.

Люди, лишенные ежедневной дозы медикаментов, становятся жертвами мучительного абстинентного синдрома. Хотя абстиненция не угрожает их жизни в буквальном смысле, она усугубляет страдания в ситуации, когда всё население Украины испытывает значительный стресс. Многие украинцы лишены доступа к продуктам, воде и лишены жилья.

ochered_apteka
Очередь в аптеку за препаратом ЗТ (март 2022)

Растёт число украинцев, покидающих страну: 19 марта управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев сообщило, что с момента российского военного вторжения Украину покинуло 3,32 млн человек. Министерство здравоохранения Украины пытается договориться с коллегами из стран, в которые прибывают беженцы, о том, чтобы обеспечить помощью людей, больных ВИЧ и туберкулёзом.

Международный комитет по контролю над наркотиками призвал власти стран, в которые направляются украинские беженцы, обеспечить нуждающихся в заместительной опиоидной терапии. Власти Украины ведут переговоры с представителями органов здравоохранения Молдовы, Румынии и Польши о том, чтобы инъекционные потребители наркотиков продолжали получать необходимые лекарства. Пока неясно, какого успеха достигли договаривающиеся стороны.

В соседних с Украиной странах по-разному подходят к лечению людей, зависимых от опиоидов. Не все эти страны настолько же прогрессивны, как Украина. Кроме того, гуманитарные коридоры открыты в сторону Беларуси и России – двух стран, где заместительная терапия отсутствует.

Вся российская наркополитика носит запретительный характер. Примечательно, что совсем недавно, уже с началом войны, президент Путин назвал украинских лидеров «шайкой наркоманов и неонацистов».

В 2011 году Россия объявила «тотальную войну» наркопотреблению. Сложно объективно оценить число потребителей наркотиков в РФ. Судя по дискуссиям, которые шли в российском парламенте между 2014 и 2018 годами, приблизительно 8 млн россиян регулярно принимают наркотики. В 2011 году их было 6 млн. Чем обусловлен рост, неясно.

В СССР власти десятилетиями отрицали само существование проблемы наркомании. В 1990-е годы постсоветская власть была вынуждена признать реальность эпидемии ВИЧ/СПИД. Эпидемия развивалась на фоне роста потребления инъекционных наркотиков. В современной РФ употребление инъекционных наркотиков ответственно за 40% новых заражений ВИЧ.

По последним оценкам, до трёх миллионов россиян употребляют героин. В большинстве своём, эти люди лишены доступа к программам снижения вреда и пунктам обмена старых игл и шприцов на новые. Растут масштабы распространения ВИЧ и других инфекций, переносимых с кровью.

Россия была единственной среди 47 стран-членов Совета Европы, которая запретила заместительную опиоидную терапию. 16 марта 2022 года Комитет министров Совета Европы принял решение о немедленном исключении РФ из Совета Европы за грубые нарушения Устава организации. После этого даже о перспективах легализации заместительной терапии можно забыть.

Российская наркополитика контрпродуктивна: она способствует распространению болезней, стигматизации наркопотребителей и нарушению прав человека. Наркозависимые люди становятся особенно уязвимы в периоды любых войн и военных конфликтов. Сейчас, когда вторжением в соседнюю страну руководит президент Путин – невежественный человек, относящийся к любым ПАВ абсолютно отрицательно – риски для них значительно усиливаются. На украинских территориях, временно оккупированных РФ в ходе войны, работа центров заместительной терапии может полностью приостановиться.

Наркозависимые украинцы имеют право на заботу об их здоровье. Сейчас шансы получить такую заботу уменьшаются, но у людей, которые пытаются ее оказать, нет недостатка в мужестве и воле.

 

подготовил Максим Катрич

 theconversation.com 

 

 

2 коммент. к теме “Украинские потребители опиатов и российское вторжение

  1. Я киевлянин наркозависимый,стоял на программе ЗПТ,с вторжением РФ программы прекратились так каковы и мне пришлось вернуться к уличному потреблению метадона по тридорогой цене,чтоб не сойти с ума и не переносить синдром отмены на сухую,я делаю это только для того чтоб не потерять роботу и прибель и рассудок и трачу на это чуть ли не весь свой доход,остаются лишь копейки на пропитанние и жильё!!! Я не знаю,что мне делать и как дальше быть?! Раньше где я стоял на программе там закрылись и таких ЗПТ закрытых много,а стать на программу где-то ещё очень проблематично потому что чужих не хотят брать,только своих кто уже стоял!А те кто получают рецепты в работающих клиниках не могут их отоварить потому что либо нет в аптеках либо нет денег,вот и приходилось в первые дни с кем-то незнакомим кооперироваться на свой страх и риск,его рецепт а мои деньги,да и ещё весь Киев пешком искать в какой аптеке есть препарат,это была жесть! Я могу писать об этом долго и много но от этого ничего не измениться и таких случаев много и все почти разные но итог один!!!

  2. А у меня другая история!!
    Я 4 года стоял на платной ЗПТ… Последние таблетки выпил 23.02.2022…а утром в 5 утра началась война и в Киеве(Троещина) был остановлен транспорт.Я пешком пришёл на свою больничку, чтоб получить препарат на следующие 10 дней. И оп.. Закрыто.. Я злой сука что придётся снова идти столько же пешком домой, по дороге, проклинал все на чем свет стоит.. Мало того что харит, война, потерял работу так ещё и врачи отморозились.. Придя домой я посмотрел на жену которая со слезами на глазах, сказала, если ты опять начнёшь колоться, я не выдержу! Я не знаю как мне это удалось, но скурив 5 сигарет к ряду и нарушив наше молчание.. Я ответил.. Не начну!
    Сегодня я 41 день без метадона. Острая фаза кумара уже прошла. Пока есть некая слабость и бессонница. Эти дни были ужасны!! Я больше не хочу этого переживать, как и больше не хочу быть привязанным в принцыпе к метадону. Я нарк со стажем 20 лет с перерывами, я не говорю что остаток своих дней проведу трезвым. Но на ежедневное употребления метадона я вряд ли вернусь.. Как оказалось сухой закон меня убедил что даже без бутылки пива можно прожить 41 день.. Не говоря уже о наркотиках… А на самый крайняк, если совсем будет невыносимо, пойду на бупринорфин, но не на метал!!!
    Макс. Стаж 20 лет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.