Забытые уроки вьетнамской войны

vietnam_war В массовом сознании опиоиды – героин, морфин, оксиконтин и фентанил – являются особо опасными и аддиктивными веществами. СМИ и политики уделяют им повышенное внимание. Но чем подкреплена такая позиция?

 

Чтобы получить представление об этом, можно провести исследование случайно выбранной группы людей, живущих в одних условиях и принимающих одинаковые количества опиоидов. На протяжении какого-то времени необходимо их тестировать и отслеживать их действия. На первый взгляд, это неэтично и невозможно.

Однако такое исследование состоялось – 50 лет тому назад. Результаты оказались неожиданными. Они пролили новый свет на природу зависимости и место опиоидов в ряду легальных и нелегальных наркотиков.

В 1971 году президент США Ричард Никсон объявил наркоманию «главной угрозой общественному здоровью». В то время армейское командование было озабочено положением дел во Вьетнаме, где солдаты имели доступ к дешёвому качественному героину. Пытаясь понять, как наладить максимально эффективную поддержку ветеранов, Министерство обороны, Национальные институты здравоохранения и Управление по делам ветеранов совместно запустили и профинансировали исследовательский проект.

Прежде всего, организаторы этого эксперимента попытались выяснить, кто стал зависим от героина. В сентябре 1971 года каждый солдат из числа тех, кто вскоре должны были вернуться в США, сдал анализ мочи на предмет употребления наркотиков. Солдаты знали: положительный тест автоматически приведет к тому, что по возвращении им придется провести в реабилитационном центре шесть-семь дней. Во многом исходя из этого факта, исследователи предполагали, что солдаты с положительным результатом уже не могли отказаться от употребления наркотиков и стали зависимы.

Социолог Ли Н. Робинс, возглавлявшая команду исследователей, случайным образом отобрала и проинтервьюировала 470 солдат из числа 14 тысяч, которые вернулись на родину в сентябре 1971 года. Она также пообщалась с 495 бойцами, чьи тесты на опиоиды оказались положительными. Выяснилось, что почти 50% всех американских солдат, служивших во Вьетнаме, пробовали героин или опий-сырец, а 20% стали зависимыми в период прохождения службы.  Все они провели во Вьетнаме год, поэтому их уровень контакта со средой, богатой наркотиками, был приблизительно одинаковым.

Ключевой вывод команды исследователей – доступность определенного наркотика является решающим фактором в вопросе того, как часто и много его употребляют – очевиден и непротиворечив. Другие выводы не столь очевидны.

Спустя восемь или двенадцать месяцев после того, как солдаты вернулись в США, Робинс и её коллеги провели с ними серию конфиденциальных интервью и попросили предоставить образцы мочи для тестирования. К своему удивлению, они выяснили, что употребление героина не получило широкого распространения –  даже в среде тех, кто стал во Вьетнаме зависимым. В течение первого года после возвращения на родину лишь 5% вернулись к зависимости.

Критики исследования предполагали, что по прошествии этого первого года число ветеранов, вернувшихся к героину, возрастет. Поэтому спустя два года Робинс с коллегами повторно опросили солдат и попросили предоставить образцы мочи для анализа. Исследователи обнаружили, что только 12% вновь впали в зависимость по прошествии трёх лет. Остальные реабилитировались спонтанно, безо всякого лечения. Результаты исследований настолько разошлись с ожиданиями, что научное сообщество отнеслось к ним с недоверием, а журналисты посчитали их фейком Министерства обороны.

Робинс отметила, что «так и не нашла подтверждений представлению о героине как особо опасном наркотике». Скорее, выяснилось, что некоторые люди просто в целом более уязвимы перед лицом наркомании. Люди, ставшие зависимыми во Вьетнаме, часто сталкивались с аналогичными проблемами до того, как попали на войну. Находясь во Вьетнаме, они употребляли марихуану, алкоголь, амфетамин и другие вещества.

Анализ команды Робинс также показал, что употребление героина не было реакцией на постоянный стресс в ситуации боестолкновений. Солдаты, впавшие в зависимость во Вьетнаме, начали принимать героин на раннем этапе своего пребывания там, ещё до непосредственного участия в боях.

И, как указала Робинс, не было такого явления, как «реакция на дозу». Иначе говоря, более продолжительный срок пребывания на линии фронта не коррелировал с большей зависимостью от героина. Таким образом, теория о том, что зависимость вызвана стрессом в условиях боевых действий, оказалась ошибочной. Ещё Робинс выяснила, что по возвращении в Штаты отдельные ветераны эпизодически употребляли героин, но не стали снова зависимыми.

В 1977 году Робинс и ее коллеги написали: «Полученные нами результаты по многим параметрам отличались от ожидаемых. Ученому всегда неловко представлять результаты, которые серьёзно расходятся с клиническим опытом, полученным в ходе изучения наркозависимых пациентов в больнице».

Результаты исследования пятидесятилетней давности подтверждают наши современные представления о расстройствах, связанных с потреблением психоактивных веществ. Например, мы точно знаем о широком распространении полинаркомании. Исследования и тесты показывают, что люди, потребляющие опиоиды, склонны принимать и другие наркотики (зачастую, одновременно).

Мы также знаем, что многие люди избавляются от зависимости своими силами. В США приблизительно 20 млн человек страдают от наркомании в ее «горячей» фазе, и больше 20 млн человек находятся в процессе долгосрочной реабилитации. Большая часть представителей этой второй группы никогда не проходила формального лечения.

Наконец, мы знаем, что знакомство с опиоидами не приводит неизбежно к зависимости. Некоторые люди способны принимать опиоиды эпизодически, не впадая в зависимость. Недавний анализ показал, что только 3% от десятков миллионов человек, принимающих рецептурные опиоиды, становятся зависимыми.

Америка переживает кризис зависимости, а не только опиоидный кризис. Хотя «вьетнамское исследование» не предложило средства остановить эту эпидемию, оно показало, что опиоиды – лишь один элемент головоломки. Не стоит считать опиоиды корнем всех зол, а иначе, мы не сумеем отчетливо увидеть всю картину.

Лорен Агирре

подготовил Максим Катрич

Об авторе: Лорен Агирре – научный журналист. Опубликованная выше статья является переводом адаптированного эссе из ее книги «Memory Thief and the Secrets Behind How We Remember – A Medical Mystery». https://www.statnews.com/2021/07/19/lessons-learned-and-lost-vietnam-era-addiction-study/

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.