Существует ли рациональная основа для дифференциации наркотиков по потенциалу вреда?

Для начала мы должны понять, что дифференциация между легальными наркотиками, алкоголем и табаком, и нелегальными, такими как каннабис, кокаин или героин, считается многими вполне обоснованной. Основа этой дифференциации дана в Преамбуле Единой Конвенции 1961 года, которая гласит, что стороны, подписавшие этот договор, выражают озабоченность здоровьем и благосостоянием человечества. Обсудить на форуме

 

ЭРИК ФРОМБЕРГ Нидерландский Институт Алкоголя и Наркотиков (International journal of drug policy, N 2, 1995)
ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ МЕЖДУ ЛЕГАЛЬНЫМИ И НЕЛЕГАЛЬНЫМИ НАРКОТИКАМИ
  Для начала мы должны понять, что дифференциация между легальными наркотиками, алкоголем и табаком, и нелегальными, такими как каннабис, кокаин или героин, считается многими вполне обоснованной. Основа этой дифференциации дана в Преамбуле Единой Конвенции 1961 года, которая гласит, что стороны, подписавшие этот договор, выражают озабоченность здоровьем и благосостоянием человечества.   Воспринимаемый вред для здоровья и благополучия, который навлекает потребление нелегальных наркотиков на их потребителя, и таким образом на общественное здоровье, является основой дифференциации. Кроме того, в той же преамбуле упомянут и иной аспект: "… признавая, что зависимость от наркотиков представляет серьезное зло для личности и чревата социальной и экономической опасностью для человечества и т.д."   Таким образом, другой видимой основой существующей дифференциации наркотиков являются их воспринимаемое свойство вызывать зависимость.
  ЗАВИСИМОСТЬ   Вред для здоровья более или менее объективен и может служить в качестве рациональной основы для дифференциации. Поэтому я тщательно рассмотрю этот аспект позднее. Вред для благосостояния весьма субъективен и, по моему мнению, не может служить в качестве такой основы. И, наконец, зависимость. Этот аспект весьма противоречив и не только благодаря тому, что это очень часто используемое слово столь плохо определено. Можно заявить, что кто-то зависит от еды или от работы ("работоголик"). Мы говорим об алкогольной зависимости, но мы все знаем, что существует различие между тем, как относятся к алкогольной зависимости французы (если, по крайней мере, они полагают, что таковая существует), и шведским взглядом на нее. Только если мы рассматриваем наркотическую зависимость, здесь, кажется, существует консенсус в отношении значения слова, но даже при этом мы не можем отрицать, что голландцы и немцы имеют различные представления о потреблении каннабиса, не говоря уже о фермере из Пакистана. Норвежский судья по-иному отнесется к человеку, который ежедневно жует хат, чем его йеменский коллега.   Но даже если мы отбросим эти очевидные различия, любой может возразить, что зависимость, в том смысле, в каком это указано в Единой Конвенции, сама по себе не является рациональной основой для дифференциации. Можно спросить, а в чем заключается вред от того, чтобы быть зависимым? Табак представляется веществом, вызывающим сильную зависимость, но вызываемый табаком вред не заключается в зависимости, как таковой. Вред зависимости зависит, главным образом, от доступности. До тех пор пока табак легко доступен, у курильщика вызывает обеспокоенность не то, что он стал зависимым, а рак легких и сердечные заболевания, которые может вызывать курение.   Я предполагаю, что озабоченность подписавших Единую Конвенцию стран в отношении зависимости имеет моральную природу и это моральное предвзятое мнение и является иррациональной основой имеющейся дифференциации. Это можно проиллюстрировать тем фактом, что Венский Договор о психотропных веществах 1971 года запретил также и не вызывающие зависимость препараты, такие как LSD, назвав их вызывающими зависимость. Это было сделано на основании рекомендации Экспертного Комитета ВОЗ (1969 год), где было высказано предположение, что общепринятое положение о том, что "наркотическая зависимость, которая всегда включает в себя необходимость принимать наркотик на постоянной или периодической основе, чтобы испытывать его физические эффекты, а иногда, чтобы избегать дискомфорта от их отсутствия" должно сопровождаться дополнением, относящимся к определенной группе наркотиков. Это нужно, чтобы провести различие между зависимостью от одной группы наркотиков и зависимостью от другой. Похвальное намерение заключалось в том, чтобы заявить, что различные типы наркотиков вызывают различные типы зависимости с различными клиническими синдромами и последствиями. Это весьма рационально, ибо абстинентный синдром опиатов отличается от такового у, скажем, алкоголя или барбитуратов. Но выделение наркотической зависимости типа LSD вовсе не было рациональным, потому что в то время уже все знали, что LSD не вызывает никакой зависимости. Однако вследствие всего этого галлюциногены были названы вызывающими зависимость наркотиками с тем, чтобы впоследствии запретить их в Венском Договоре.   Хотя позиция, занимаемая странами, подписавшими эти конвенции и договоры, является явно моральной, что видно из неверной трактовки идеи зависимости, из этого не следует логический вывод, что вызывающие зависимость свойства наркотика не могут служить в качестве критерия дифференциации. Вопрос, однако, заключается в том, можем мы или нет измерить вызывающие зависимость свойства наркотика. Некоторые фармакологи считают вызывающие зависимость свойства свойствами вещества. Они используют пример само-вводящего поведения экспериментальных животных в качестве мерила.   Хотя с точки зрения невролога довольно интересно разгадать загадки вознаграждающей внутренней системы мозга, я полагаю, что эти эксперименты будут куда менее интересны, если применять их к вопросам, касающимся зависимости. Хотя и существует некоторая корреляция между уровнем самовведения и свойствами "зависимости", я полагаю, что эти эксперименты мало или вообще ничего не могут сказать о реальном человеческом поведении. Различие между кокаином и героином наглядно показывает это.   Большинство из нас считает, что из этих двух веществ героин вызывает более сильную зависимость, в том смысле, что большинство потребителей героина являются "тяжелыми" наркоманами, тогда как потребители кокаина являются "легкими" наркоманами. Однако результаты экспериментов с животными обычно показывают, что из них двоих кокаин дает большее "вознаграждение". Таким образом, в отношении "зависимости" существует явное противоречие между свойствами наркотиков и реальным человеческим поведением. Другие факторы, нефармакологические по своей природе, оказывают первостепенное влияние на результат. Таким образом, вызывающие зависимость свойства наркотиков не могут служить в качестве простой основы для их дифференциации.
  ЗДОРОВЬЕ И ТОКСИЧНОСТЬ   Давайте теперь рассмотрим вред для здоровья. Вопрос состоит в следующем: как измерить вредность наркотика? Фармакологи могут предположить, что токсичность могла бы стать удобным мерилом вредности. Токсичность имеет много аспектов: например, острая и хроническая; другим аспектом токсичности является терапевтический интервал (различие между активной дозой и токсичной дозой). На токсичность также влияет способ приема наркотика. Все это вместе взятое является предметом фармакологии, свойств наркотиков, и в силу этого, является более или менее измеримым. На данный момент мы можем прийти к выводу, что токсичность может служить в качестве рационального критерия дифференциации.   В качестве побочной линии, можно спросить, превышает ли вредность нелегальных в настоящее время наркотиков вредность легальных, как это ясно сказано, например, в Германском Законе о Наркотиках, где запрет некоторых наркотиков обосновывается тем, что их вредность выше, чем у легальных наркотиков. Ряд немецких судей недавно оспорили Закон о Наркотиках как неконституционный, заявив, что легальные алкоголь и табак настолько же вредны, как и нелегальные, если даже не хуже их. Очевидно, у них есть основания для этого. Ни один фармаколог не станет отрицать, что алкоголь намного токсичнее, чем героин или каннабис, вызываемое алкоголем умопомешательство недвусмысленно доказано, тогда как даже наихудшие видения курильщиков марихуаны весьма сомнительны. Я осмелюсь сказать, что современная дифференциация не может быть защищена ссылками на различную токсичность, потому что условное ранжирование наркотиков в порядке снижения хронической токсичности должно выглядеть, по моему мнению, следующим образом: алкоголь, табак, каннабис, кокаин, героин, ЛСД.
  ТЯЖЕЛЫЕ И ЛЕГКИЕ   Давайте теперь обратимся к другому различию – различию между "легким" наркотиком каннабисом и иными нелегальными "тяжелыми" наркотиками. В прошлом подобное различие было предложено рядом комиссий. Например, в 1972 году, когда комиссия Баана давала рекомендации по наркотической политике, которые стали основами голландской политики по наркотикам, она сделала анализ риска, который базировался не просто на медико-фармацевтическом понимании, как это обсуждалось ранее, но также принимал во внимание социально-научные и психологические аспекты.   Размер опасности, который основывается только на фармакологических свойствах вещества или же на том физическом или психическом ущербе, который оно может вызвать для личности, не является полезным мерилом для правительства. Не только дозы, частота и способ приема влияют на вероятность пагубных последствий для личности, но и целый ряд иных факторов влияют на расчет этой вероятности. Более того, при рассмотрении того, принимать ли меры и если да, то какие, в отношении доступности и потребления вещества, правительство обязано принять во внимание те факторы, которые могут вызвать пагубные последствия для общества. Риск, который использование вещества навлекает не только на личность, но в особенности на общество, зависит от всех этих факторов в совокупности. Этот риск и должен стать отправной точкой политики по наркотикам.
  РИСК КАК КРИТЕРИЙ   Комиссия Баана для решения о риске потребления наркотика суммировала большое количество факторов.
Фармакологические свойства вещества, развитие толерантности в качестве меры "зависимости" были, с их точки зрения, очень важны, но они признали, что это сильно зависит не только от дозы, способа и частоты приема, но также и от личности потребителя (чувствительность к веществу, структура личности, настроение и ожидания, касающиеся воздействий).
Возможность надлежащей дозировки (среди прочего зависит от возможности стандартизации).
Вероятные потребители (возраст, профессия).
Вероятные ситуации, в которых потребление неприемлемо из-за опасности для других (производственная ситуация, транспорт) и возможность проверить и оценить потребление в таких условиях как немедленно, так и позже.
Возможность регулировки и направления производства и распространения; возможность установления норм, касающихся потребления.   Комиссия не только признала, что эффекты психоактивных наркотиков являются результатом трех факторов – наркотика, установки и обстановки, но также пришла к выводу, что:   … такое интегрированное потребление наркотиков возможно и связанный с этим риск иногда приемлем.   Они проделали такой анализ риска для каннабиса и пришли к выводу, что потребление каннабиса влечет за собой риск, приемлемый для общества. Может вызвать удивление, что они не проделали подобный анализ риска для других нелегальных наркотиков, но мы должны понимать, что в то время "тяжелые" наркотики означали опиум и ЛСД, которые были дешевы и относительно легко доступны.   Если бы столь же представительный и независимый орган, как комиссия Баана, смог бы повторить такой анализ сегодня, в свете нынешнего голландского опыта с наркотиками, он бы, по всей вероятности, пришел бы к такому ранжированию как героин, кокаин/ЛСД, экстази, каннабис. Этот список основан явно не на токсичности, а на восприятии риска, как он видится через голландские очки.
  НАРКОТИК, УСТАНОВКА И ОБСТАНОВКА   То, чему научила нас комиссия Баана, и что, я полагаю, является основой голландской политики по наркотикам, это то, что эффекты наркотика являются результатом самого наркотика, установки и обстановки. Когда мы проводим дифференциацию на довольно шаткой основе фармакологических свойств наркотика, обычно приравниваемых к "токсичности" в качестве мерила вреда, мы отвергаем влияние других факторов: установки и обстановки.   Чтобы обсудить установку, нам нужны психологи и, возможно, психиатр; так как эти области не входят в сферу моей компетентности, я не могу сказать больше, чем то, что я убежден, что индивидуальные случаи не должны воздействовать на политические решения, влияющие на миллионы людей. Давайте скажем, что эти факторы в основном, не ощутимы для политики, хотя я не могу отвергнуть свое впечатление, что поведение выпившего шведа, находящегося в отпуске в средиземноморских странах скорее является результатом шведской алкогольной политики, существенно влияющей на их умонастроения, чем результатом средиземноморской обстановки.   Это приводит меня к последнему набору факторов влияющих на действие наркотика: обстановка. На микро уровне на нее влиять довольно трудно; описаны способы воздействия на нее на мезоуровне, а на макроуровне политика может оказать сильное воздействие на обстановку.
  ЗАКЛЮЧЕНИЕ   Возвращаясь к простому ранжированию, которое я предложил ранее: героин, кокаин/ЛСД, экстази, каннабис – это ранжирование отражает современные голландские представления. А для политики эти представления являются реальностью. И можно сказать, что это и мое представление, как голландца, то есть моя нынешняя практическая политика основывалась бы на этом представлении. Если бы я жил в ином культурном окружении, мое ранжирование было бы определенно другим. Культуральные рамки, окружающие потребление любого психотропного вещества, являются, по моему мнению, первостепенно определяющими для эффектов этого вещества. Наркотики, которые я считаю наиболее токсичными, алкоголь и табак, являются также наиболее часто потребляемыми мною наркотиками. В моих культуральных рамках это также наркотики, с которыми легче всего обращаться. В другой культуральной обстановке самым доступным для потребителей может быть иной наркотик. Это не отрицает проблемы, которые испытывают некоторые из них, но общество обычно имеет ответ на эти проблемы – ответ, который имеет в качестве одной из важнейших характеристик тот факт, что он устанавливает связь потребителя с сообществом и что еще важнее, сообщества с потребителем.   Даже когда сухой закон становится историей, каждая культура, каждое общество будет иметь свои собственные предпочтения наркотиков и связанные с этим ритуалы.   Итак, я имею собственную дифференциацию. Является она рациональной или иррациональной, решать вам. Насколько возможно, я пытаюсь включить в мою дифференциацию обстановку, но в качестве "психофармакологического эксперта" я не могу найти рациональной основы для дифференциации между наркотиками.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.