Метод Розенталя

Когда-то давно, ещё на заре моей наркокарьеры, кумар застал меня, молодую, зелёную, что называется, врасплох, к тому же в спартанских, дачно–полевых условиях приусадебного участка.

   Когда-то давно, ещё на заре моей наркокарьеры, кумар застал меня, молодую, зелёную, что называется, врасплох, к тому же в спартанских, дачно–полевых условиях приусадебного участка. На котором, я аки пчела, добросовестно трудилась под неустанным руководством новоиспечённой дорогой свекрухи. Видите ли, свекровь моя пожелала, во что бы то ни стало, в срочном порядке привить мне – «непутёвому дитю асфальта и хрущёб» любовь и непреодолимую «тягу до земельки». И, надо сказать, что «тяга», по началу, действительно имела место быть.

Ровная, стабильная она (тяга) позволила мне с лёгкостью осилить заданный образ, столь милый свекрухиному сердцу образ невесткиплугопашущей, без устали чегото там пропалывающей, окучивающей и удобряющей. В роль я вошла самозабвенно, совершенно упустив из виду то обстоятельство, что подобные вдохновенные свершения «под тягой» абсолютно неподвласны какомулибо планированию. В результате моя, тщательно распределённая, строго по дням и по дозам рассчитанная «подзаряжающая субстанция» вдруг однажды взяла и иссякла!

К вечеру стало понятно ждёт меня не просто кумар, а воистину кара Господня, справедливое возмездие за бездумный, нерациональный торч (пусть даже и на фоне трудового героизма!). Ощущения в теле были таковы, будто Создатель наш, по поводу меня, отчегото передумал и решил нАскоро перекроить весь мой опорнодвигательный аппарат. Очевидно, по этой причине внутри меня как бы наАчало ездить тудысюды нЕчто неуёмно безжалостное, по силе вдавливания равное асфальтовому катку. У этого напористого устройства явно наметилась цель: придать моим молодым косточкам более рациональную сплющенность. Слабо утешала мысль в «разработку» не был взят череп. Это давало возможность пытаться соображать, в смысле думать. И я стала «думать»…

И думы мои незаметно переоформились в конкретные мечты. Я вожделенно мечтала о медикаментах: обезболивающих и антидипрессантах – они, различные по составу и упаковке, бесконечной, красочной чередой проплывали перед моим мысленным взором. Было в этих фантазиях что­то от «садомазо», т.к. я прекрасно помнила – в дачной аптечке из «обезболивающих» имелась только мазь от комаров и «драгоценная» свекрухина паста Розенталя (от ревматизма), из дипрессантов – постоянное бдение оной свекрухи и её же настойка валерьянки. Светало.… Пошли 2е сутки. За ночь мною было принято нелёгкое решение: терпеть, не подавая виду, тем более что, судя по «богатству» ассортимента лекарственных средств – в этой семье не принято бурно реагировать, а уж тем более сочувствовать всяким дурацким недомоганиям.

С утра, одеваю на рожу «приветливое выражение лица», под бодрые «мамины» окрики: «Два ведра навоза – туда! Три сюда!», сцепив зубы, отмучиваю ещё день. Вечером попластунски еле­еле доползаю до койки, в надежде отключиться. Не тут­то было! Проклятый каток с неистовством продолжал (непрерывно!) свою адскую работу по укладке моих бедных косточек. Я снова приготовилась к очередной бессонной ночи. Но тут, моя свекровь, отходя ко сну, произносит фразу, уразумев значение которой, мне срочно приходится мобилизовать остатки жизненных сил и что­то предпринимать. Фраза прозвучала так: «Утром начнёшь копать компостную яму, деточка». Деточку прошибло холодным пОтом. Мысли стали напирать и наскакивать одна на другую: «В этой яме меня и похоронят! Она ж видит моё состояние! Бежать!! Нет, стыдно, как – то… Мне просто нужны лекарства, обезболивающие, на дворе же не семнадцатый век, в конце­концов! А что, если попробовать эту, как её, ревматическую Розенталеву мазь? Вдруг поможет, попустит…» Утвердившись в мысли, что ревматические боли и кумарная ломка – симптомы идентичной этиологии (что порусски – один хрен!), решаюсь под покровом ночи на кражу личного свекрухиного имущества. Экспроприация проходит гладко. Но, движимая желанием поскорее ощутить терапевтический чудоэффект, я, в погоне за облегчением, не удосужилась заглянуть в прилагаемую инструкцию. А там, между прочим, было аршинными буквами написано: «ПРИМЕНЯТЬ С ОСТОРОЖНОСТЬЮ!! Нанести на болевой участок мазь в размере, не превышающем одну спичечную головку!!» Т.е. одну цяточку. Я же вымазываюсь от вольной, шоб наверняка , добротно наквецав на себя весь тюбик без остатка. Основательно намазавшись, жду облегчения…. Ждать пришлось не долго. «Терапевтический эффект» обрушился на меня как перевёрнутый сталелитейный чан, доверху наполненный расплавленным свинцом. Я охела…Тишину мирно спящего садоводческого кооператива «Берёзка» разорвал душераздирающий полузвериный крик! Вы когда­нибудь слышали, как перед смертью кричит раненая выпь? Нет? Жаль. Иначе вы бы знали как безысходно протяжно орала я, проклиная себя, дуру безмозглую, свою зависимость опийную.… Но с особым цинизмом я помянула товарища Розенталя с его изуверским изобретением. Вот так, изрыгая проклятья и матерясь не подетски, уже через секунду, в одной ночнушке я мчалась во весь дух через луга, поля и огороды в сторону единственного в округе водоёма небольшой, зловонной лужи под названием «ставок». Из этого самого «ставка» утром меня выловила малость озадаченная моим неадекватным поведением бригада, подоспевшей неотложки. Они долго спорили – «психическая ли я, или не психическая?», узнав, что я – дачница! эскулапы мгновенно угомонились (видимо, в этом статусе позволено исполнять фортеля и по чище!), и скучно констатировав мне – « глубокие ожоги второй степени», отвезли в ожоговое отделение близлежащей областной больницы.

Удивительное дело! Но больше меня никакие абстинентные симптомы не тревожили – других симптомов хватало!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.