Остановите эту войну!

С этих слов начал свой доклад Джек Коул на конференции “Полиция и Снижение вреда”, проходившей в Тайланде в октябре месяце. Сейчас Джек на пенсии, имея 26-летний стаж работы лейтенанта сыскной полиции штата НьюДжерси. Двенадцать из этих 26-ти лет он проработал сотрудником службы по борьбе с наркотиками под прикрытием ( ниже фрагмент доклада в редакции газеты Мотылёк)

Давайте подойдём к тем ребятам на стоянке.

Ни одному из них еще нет 21 года, тем не менее, они продавали мне любой незаконный наркотик, который только я мог назвать. Но, очень часто приходили ко мне и говорили: «Эй, Джек. Мы хотим пить не мог бы ты сходить в магазин и купить нам пива. Нам ещё запрещено покупать пиво». Они могут купить любой вид незаконных наркотиков, которые только пожелают, однако не могут купить пива. Как такое возможно?

Ответ настолько прост, что он, вероятно, никогда не придет в голову нашим «королям». Пиво и сигареты – это законные товары и люди, которые продают их, все имеют лицензию. Продавая эти товары, они зарабатывают себе на счастливую жизнь и, соответственно, сделают все, чтобы эту лицензию сохранить. Я не говорю, что если бы наркотики стали законными, то дети не смогли бы покупать их. Ничто не работает идеально. Но ни один торговец незаконными наркотиками не будет проверять свидетельство о рождении вашего ребенка для того, чтобы убедится в том, может ли он или она уже покупать наркотики. Уличный торговец хочет видеть только одну вещь – «Покажи мне деньги!», и как только они увидели деньги, для них уже перестает иметь значение возраст, и даже если ребенку будет четыре года, он все равно получит наркотики. Мы знаем это, потому что мы не раз записывали подобные случаи.

Так о каком количестве денег я вообще здесь говорю? Достаточном количестве для того, чтобы подкупить копа? Достаточном для дачи взятки судье или политику? Достаточном, для того чтобы заставить законопослушных банкиров отмывать эти грязные деньги через их банки? В одних только банках Южной части Флориды ежегодно отмывается в районе 7 миллиардов грязных долларов. Я не говорю, что того количества денег, от продажи незаконных наркотиков, ежегодно циркулирующего по всему миру хватит для подкупа полицейского. Я говорю, что этих денег будет достаточно для покупки целой страны. Около 500 миллиардов долларов ежедневно тратится на незаконные наркотики. Это много денег. Буквально год назад это было на 100 миллиардов долларов больше, чем у Министерства Обороны США, а Бюджет Обороны США больше, чем у 13 стран с наибольшими военными бюджетами вместе взятых. Эта сумма также равна 8% годового международного торгового оборота, и примерно ежегодному обороту международной текстильной торговли. Основная разница между этими двумя видами торговли состоит в том, что ребята из текстильной торговли получают в конечном итоге около двух процентов прибыли со всей их промышленности, а в наркобизнесе практически все – это прибыль. В конце­концов, все, о чем мы говорим сейчас – это все трава. Будь это марихуана с растения Марихуана, или кокаин с куста Коки, героин из опийного мака – все это просто трава. Те из нас, кому поручено их уничтожение, скашивают всю эту траву, вырубают ее под корень или поливают ядом с самолета. Между прочим, они так же поливают ядом тех ребят, которые это все выращивают, но их это обычно не особо заботит. Как бы то ни было, смысл в том, что им придется на следующий год возвращаться сюда и уничтожать все заново. Эти растения настолько выносливы, что они вырастут опять и повсюду, и изза этого не будут стоить абсолютно ничего – стоимость будет нулевая. Но так будет до тех пор, пока мы не объявим их незаконными. Как только эти растения станут запрещенными, их стоимость станет астрономически высокой, практически за гранью понимания. Такой высокой, что унция марихуаны стоит больше, чем унция золота, а героин стоит больше, чем уран, стоимость кокаина где­то по середине. От места, где наркотики выращиваются – чаще всего это страны третьего мира, такие как Афганистан и Колумбия до стран и городов, где они продаются, их стоимость может увеличиться в 17 000 процентов! Как вам, дорогие бизнесмены, читающие сейчас это, идея работать на 17 000 процентном росте прибыли с вашего продукта?

Я давно заметил, что когда полицейские в форме арестовывают грабителя или насильника, то количество изнасилований и ограблений снижается. Они просто забирают с улиц когото, что в свою очередь увеличивает уровень безопасности общества. Однако, когда я арестовываю наркодилера, уровень наркоторговли абсолютно не снижается. Я просто создаю еще одно вакантное рабочее место, для длинной очереди людей, готовых рисковать ради этого немыслимого заработка. На самом деле, это даже хуже. Я не просто создаю для них вакантное рабочее место; Я создаю безопасное рабочее место, потому что если бы они попытались заняться этим делом, когда наркоторговец был на свободе, он бы скорее всего просто пристрелил их. Я могу с уверенностью предположить, что даже у целой армии полиции не получится остановить наркотрафик, когда прибыль настолько высока.

Сто лет назад в США не было ни одного федеральнонезаконного наркотика. В 1914 году правительство США решило, что ему необходимо оправдаться в глазах общественности, и они объявили определенные виды наркотиков вне закона, и установили, что 1,3% населения является наркозависимыми. “У нас этого быть не может”, сказали они, и подписали Анти­Наркотиковый Акт Харрисона 1914 года. 56 лет спустя, правительство США, желая оправдать полицию, начало войну с наркотиками, снова руководствуясь исследованием о 1,3 процентах наркозависимого населения. После около четырех декад ведения войны с наркотиками, ее заправки почти триллионом долларов, взятых из наших налогов, совершения около 38 миллионов арестов за ненасильственные преступления, связанные с наркотиками, каковы результаты? Наша судебная система забита постоянно растущим количеством государственных исков о преступлениях, связанных с наркотиками, а рост количества заключенных в тюрьму людей в четыре раза привел к тому, что постройка новых зданий тюрем стала чуть ли не самой быстрорастущей индустрией Америки. На сегодня под стражу взято более 2,2 миллиона человек, и около 1,9 миллиона еще ежегодно арестовываются за ненасильственные преступления, связанные с наркотиками – получается, арестов на душу населения больше, чем в любой другой стране мира. Когда же это закончится? В США 4,6 процента населения мира и 22,5 процента заключенных — именно здесь, на «земле свободы»! И сегодня 1,3 процента населения является наркозависимыми.

Единственная вещь, изменившаяся за 100 лет, вне зависимости от того, были ли наркотики законными, или вне закона, или они были признаны незаконными и мы были вовлечены в войну с ними, это то, что эти наркотики сейчас гораздо дешевле, более сильнодействующие, и нашим детям их стало гораздо проще достать. Наркобароны с каждым годом становятся все богаче, а террористы делают целые состояния на сбыте наркотиков, в то время как наши граждане продолжают погибать на наших улицах. Эти результаты показывают провальность подобной политики. Вилл Роджерс сказал: «Если Вы оказались в дыре, первым делом нужно перестать копать!» То, что мы в ПОПЗ* предлагаем – это перестать копать дыру в провальной войне и начать поиск альтернативных стратегий.

Итак, сейчас я собираюсь изложить вам пару своих предложений, которые, я надеюсь смогут ответить на ваш очевидный вопрос – «Есть ли что­нибудь, что может быть сделано, для того чтобы остановить этот бич, напавший на нашу нацию и весь мир?».

Я уверен, что есть.   Альтернативная Наркополитика

Первая вещь, которую нам необходимо сделать – это признать пару фактов: большинство смертей, болезней, преступлений и зависимостей стали причиной запрещения наркотиков, а так же то, что запрет наркотиков в совокупности с войной с наркотиками в США, в разы увеличили число людей старше 12 лет, которые употребляют незаконные наркотики – от 4 миллионов (2 процента населения) в 1965 году, до 112 миллионов (46 процентов населения) в 2005. Как только мы осознаем эти факты, как это было анонимно сделано на Конференции Мэров США в Июне 2007 года, мы сможем остановить ужасы, связанные с запрещением, практически стирая мотив заработка, созданный наркокультурой.

Шаг 1: Как мы это сделаем? Просто! Мы прекратим запрещать наркотики! Мы легализируем наркотики! Мы легализируем все наркотики – легализировав, мы сможем регулировать и контролировать их, а так же держать их подальше от наших детей.

“Ах…”, слышу я, “А не приведет ли легализация к тому, что все начнут употреблять наркотики? Не станем ли мы зомбированной, находящейся в постоянной интоксикации нацией через один год?» Ответ – НЕТ! Наркотики не были незаконными в этой стране до 1914 года и мы, помоему, спокойно прожили первые 200 лет без подобных результатов.

Если мы оглянемся на весь мир, то мы сможем найти много эффективных вариантов наркополитик, которые мы можем попробовать. Программы, которые покажут нам, что уровень потребления наркотиков не поднимется после их легализации. В Голландии, например, наркотики были легализированы с 1976 года и полиция просто занимается другими делами, если только потребители наркотиков и торговцы наркотиками не создают какие­либо проблемы. Если вы – совершеннолетний человек, вы спокойно можете пойти в кофейню и выбрать по меню, где представлено огромное количество разных сортов марихуаны и гашиша. Вы делаете свой выбор, платите деньги и вам продают 5 грамм данного продукта – каждый раз, как только вы заходите в эти двери. Вы можете выкурить это все прямо там, либо же положить в пакет и взять с собой – никому нет дела. В Голландии, исследования касающиеся потребления наркотиков среди десятиклассников показали, что 28 процентов их пробовали.

Затем то же самое исследование было проведено в США. Здесь, где подобные мне люди не только арестуют ваших сыновей и дочерей за хранение травки «на одну закрутку», но мы еще и заберем водительские права (даже если арест был проведен прямо в их спальне). Это означает, что если они живут в городах Америки, или в пригородах, где вообще нет общественного транспорта, они больше не смогут добираться до школы или получить полноценную оплачиваемую работу. Если они живут в городах, то они смогут ездить на общественном транспорте, но если им посчастливится жить в муниципальных зданиях (н­р, общежитиях), мы не просто выбросим их из дома, но выселена будет вся семья – а если они живут с их бабушками и дедушками, эти старики будут тоже отправлены на улицу, потому что Верховный суд США в 2003 году принял постановление, что подобные меры наказания будут в самый раз. По их понятиям, это нормально, т.е. «Мы ведем войну с наркотиками», а когда ты ведешь войну, дозволено почти все.

В этой стране 41 процент десятиклассников попробовал марихуану. Как такое возможно? 28 процентов там, где марихуана легализирована и 41 процент, где она признана растением дьявола – еще одно неожиданное последствие войны с наркотиками. Исследователи не смогли понять этого факта и отправились в Амстердам, чтобы поговорить с «Наркокоролем» Нидерландов, который оказался Министром Здравоохранения, потому что в Амстердаме они относят проблему наркотиков к проблемам здравоохранения, а не к проблемам преступности. Когда Министра спросили: «Как такое может быть?», он очень разумно ответил, «Ну, я думаю то, чего мы добились в Голландии, это смогли сделать марихуану скучной». Молодые люди не очень­то любят заниматься тем, что они считают скучным. Дети в Нидерландах знают, что как только им исполнится 18 лет, они спокойно смогут пойти в любую кофейню и заказать любой сорт марихуаны, который только пожелают. Это означает только одно, что они не начнут незаконно курить марихуану в 14 лет – в том возрасте, когда этим начинают заниматься подростки из США. И, если они спокойно смогут подождать эти четыре, достаточно формальных года, и решить за это время захотят ли они употреблять наркотики, то с большей вероятностью можно сказать, что они никогда не выберут запрещенные наркотики. Это означает только то, что они не начнут употреблять наркотики в 14 лет – в том возрасте, когда этим начинают заниматься подростки из США. Министр подчеркнул, что показатель потребления легких наркотиков на душу населения, марихуаны и гашиша в Нидерландах – это половина того же показателя в США. С того момента, как правительство Голландии легализировало легкие наркотики, и разрешило их продажу в специальных кафе и магазинах, у потребителей пропала необходимость покупать эти наркотики у криминальных наркодилеров, которые теперь продают только тяжелые наркотики. Результат – общее потребление тяжелых наркотиков – это одна четвертая подобных показателей в США. Еще один плюс – это то, что количество убийств в Голландии составляет, опять таки, одну четвертую этого же показателя в США. И им действительно удалось сделать это гораздо дешевле, потратив примерно одну шестую тех денег, которые тратятся на реализацию законодательства, связанного с наркотиками.

Эйнштейн говорит о запретах наших бабушек и дедушек в 1933 году. О запрете алкоголя. Есть небольшая разница между запрещением алкоголя и запрещением наркотиков, но эта разница скорее в пользу запрещения спиртного. Например, при «сухом законе» мы не арестовывали потребителей, а только продавцов и распространителей. Указ об аресте потребителей наркотиков поступил от Администрации Рейгана. И теперь мы должны действовать согласно политике, которая приказывает нам арестовывать наших детей, для того чтобы их спасти.

Когда же мы научимся? Это фотография, сделанная в Бостоне, напротив Copley Plaza в 1932 году, за год до того, как этот ужасный закон пал. Это фотография тех людей, которые были, наверное, более всех сделали для удаления этого позорного пятна с лица истории Америки; члены Организации Женщин за Национальную Реформу Запрещения. Почему женщины хотели прекращения политики запрета алкоголя? Они написали эту причину прямо на боку их машины –

«СПАСИТЕ НАШИХ ДЕТЕЙ – ПРЕКРАТИТЕ ЗАПРЕЩЕНИЕ!»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.