“Фабрики смерти” — РОВД

Иногда кажется, что наши милицейские участки – это какие-то «черные дыры», где человек может бесследно исчезть, чтобы быть потом закопанным на каком-то тайном милицейском «кладбище», вроде того, на котором был закопан Гонгадзе. Или просто, зайти живым, а выйти мертвым. И никакая власть, похоже, с этим справиться так и не сможет. До тех пор, пока нынешняя милиция как таковая не будет просто уничтожена, со всеми ее «традициями», круговой порукой и безнаказанностью. История, которую нам поведал Александр Сажко проста и кошмарна. Его сын был найден повешенным возле Святошинского РОВД на заборчике метровой высоты. Похоже, что он был убит сотрудниками из-за… золотой цепочки с крестиком. Отец погибшего подал заявление в Генеральную прокуратуру, но надежды на объективное расследование этого дела, как вы сами понимаете – нет.

 

Рассказывает Александр Сажко: «7 января 2011 года я заступил на смену. Около 10 утра мне позвонили на мобильный с неизвестного номера. Неизвестный мне человек спросил, как меня зовут, имя, фамилию, отчество, я спросил: «Кто звонит?» Мне ответили: «Если я спрашиваю – то вы отвечайте». Я сказал, что если вы не назоветесь, я отключу телефон. Тогда звонивший спросил, есть ли у меня сын? Я ответил, что есть. Тогда этот человек сказал, что звонят из Святошинского райотдела милиции, что мне нужно подъехать, потому что дело серьезное. И назвал адрес – Проспект Победы 109. Потом я узнал, что с этого номера (068 353 14 95) мне звонил сотруднико Святошинского райотдела Коценко Роман Григорьевич. Я позвонил другу, у которого есть машина, подвезти меня в райотдел. В Райотделе меня срзу начали распрашивать о том, где живу, работаю, как живет сын, какие у меня отношения со сватами, много чего спрашивали. Длилось это около двух часов. Потом они показали мне телефон. Это был телефон сына. Они опять спросили его имя, фамилию, отчество. Я ответил: «Сажко Руслан Александрович». Следователь говорит: «Ну вот, теперь кое-что прояснилось». По его словам, они нашли меня по записи в адресной книге, под именем «Папа». По словам следователя, он числился у них как неизвестный. И следователь мне сказал, что они нашли неизвестного, моего сына, который ночью повесился напротив РОВД. Он сказал, что утром его нашла какая-то консьержка, и показал рукой в окно на какой-то недостроенный дом. Я спросил, как он мог оказаться здесь ночью, если живет на Подоле. Мне ответили, что «мы разбираемся». Потом спрашивали, где он работал, говорили, что сейчас люди бедные и может он из-за бедности повесился. Я объяснил, что сын с женой жили небедно, он окончил институт, работал судебным исполнителем, подрабатывал еще на такси, недавно окончил в Одессе мореходку и готовился уйти в плаванье 3 января, но не было погоды, вылет самолета перенесли, но у него на руках были уже билеты на самолет с открытой датой. Я спросил, сообщили ли они о случившемся жене сына – Наташе. Они сказали, что позвонили, но она отключила телефон. Спрашиваю, что теперь делать? Они говорят, что сейчас подъедет машина и отвезет меня на опознание. Я сказал, что машина есть, тогда они вызвали какого-то сотрудника и мы поехали в морг.

Я увидел сына еще на лестничной площадке морга и сразу его узнал, так как лицо было свежим, как у живого. На правой ноге не было кроссовки и носка, нога светлая, а руки лежали под его телом. Я только глянул на него, узнал и больше не смог там находиться. Работник милиции составил протокол опознания и сказал, чтобы я ехал за паспортом, а потом обратно, на вскрытие. Если паспорта нет, то тогда поставьте в райотделе на этом бланке опознания печать, чтобы дали добро на вскрытие. Я вернулся в райотдел, меня просто посадили в кабинет и долго не ставили печать. Около 2-3-х часов дня я говорю, что мне нужно отпустить машину, потому что друг с работы отпросился чтобы меня подвезти. Они говорят, отпускайте, мы вас сами отвезем. Я говорю им, что живу в Фастове, отвечают, что ничего, отвезут в Фастов.

Было уже темно, я спросил, вы мне на этой справке печать поставите или что мне делать? Тогда они позвали меня в другой кабинет и говорят, что вот мы здесь пробили по нашим данным и выяснилось, что фирма которая оформляла вашего сына в плавание – его кинула. Мы мол нашли в его телефоне недавний звонок от какого-то Хозяина, наверное, хозяин этой фирмы ему сказал, что его кинули. А ведь деньги, мол, он вложил в это немалые, вот по этому он и повесился. Я сначала даже и поверил в это, только позже мне жена Руслана Наташа сказала, что под именем «Хозяин» в его телефоне был человек, которому Руслан продал свою машину. А человек, который предложил сыну идти в плавание – хороший друг моего сына, и его отец – капитан судна, на котором они должны были плыть.

Да, деньги были вложены, он учился в Одессе, сделал загранпаспорт, открыл визы, улететь должны были еще 3 января, но там не было погоды, перенесли на 12 января, билеты у него были с открытой датой. И после похорон Наташа звонила капитану судна, он сказал, что отдаст все его документы, справку ребенку на зарплату не укажут, так как он ее еще не получил, и те деньги, которые он потратил на фирму, ей вернут.

Еще вечером следователь сказал, что у них есть видеосъемки и предложили мне их посмотреть, я отказался, потому что не смог бы видеть эту трагедию. Поставили печать, но с транспортом начали тормозить, я тогда позвонил товарищу и уехал домой.

Утром я попросил знакомого отвезти меня в Киев, в морг и попросил его заехать в отделение посмотреть видеосъемку. Приехали в райотдел, я попросил следователя прокрутить видео, он согласился. Я сел так, чтобы не видеть экрана. Когда включили, друг говорит: «Иди сюда, смотри, что это?» Я посмотрел и вижу, как сын заходит в райотдел, спрашиваю, что это? Тогда следователь нам говорит: «Представьте такую ситуацию. Утром 6 января жена Руслана уехала с дочкой к родителям, а Руслан остался дома, а так как ему надоело со всеми расставаться он начинает пить. Потом вызвонил друга Колю, с которым он пил, вызвал такси и поехали с ним в Снетынку, к другу Алеше. Там им отец Алеши накрыл стол и они продолжили пить. Потом поехали в Киев, остановились возле кафе, пошли за водкой и тут Руслан кого-то толкнул и завязалась драка. Кто-то вызвал милицию, приехал наряд и забрал Руслана и еще двоих. Их привезли в отделение. Я смотрю на видеозапись и вижу, что Руслан идет в отделение без наручников и не шатаясь, как должен был бы, если бы был пьяным. На видеозаписи видно, что он один зашел в отделение, подошел к дежурному, там такая вертушка, видно как разговаривает с дежурным и ведет себя совершенно спокойно. Потом видно как он зашел к участковому, (они объяснили, зашел чтобы дать показания). Потом он вышел из кабинета, прошло 5-7 минут. Участковый махнул рукой, вроде все нормально и Руслан пошел на выход. Потом камера показывает, как сын возвращается в отделение, на подходе к двери он повернул в стороны, как нам объяснили, там камера не берет. И все. По их словам утром позвонила какая-то консьержка и сказала, что на территории висит человек, на заборчике высотой около одного метра, висит на своем ремне и стоит на коленях.

Потом мне объяснили, что вскрытие покажет причину смерти, но что скорее всего, он это сделал сам.

Приехали в морг, оказалось, что нужна еще одна печать. Я позвонил по номеру с которого меня вызывали в райотдел, мне ответили, что мол не волнуйтесь, печать сейчас привезут и поставят. Через некоторое время к нам подошли и сказали, что печать уже поставили. После вскрытия мне показали документы, которые я прилагаю к письму.

В морге нам отдали обручальное кольцо и печатку. Наташа спросила за цепочку с кретистиком, ведь она дорогая, они сказали, обратитесь в отделение.

Приехали в райотдел, привезли заключение, я зашел брать разрешение на захоронение, а сват пошел выяснять цепочку. Выйдя из кабинета сказал, что ему объяснили, что сын повесился сам, потому что потерял цепочку.

Но сын не был таким мнительным, чтобы это сделать, и был он не пустой, и не пил он практически.

Когда его привезли из морга домой, я увидел, что руки его лежат ровно, а не сложены на груди и спросил почему так?

Наташа объяснила, что когда его забирали из морга, санитарка сказала: «Посмотрите на его руки». Я посмотрела, а руки синие, а правая аж черная. Потом уже и моя сестра говорила, что и сзади смотрела, а у него голова черная.

10 января позвонил участковый, так он представился и спросил, все ли мы документы оформили в морге? Я ответил, что уже и сына похоронили. Я спросил у него, почему у сына были такие синие руки? Он ответил, что был сильный мороз. Так говорю, кросовок снят и носок, а нога белая и лицо белое. Он мне отвечает, что значит, хотел снять ремень с шеи, да руками так за забор цеплялся, что они посинели. Хотя, можно было бы просто встать с колен, чтобы освободиться. Мне так кажется.

После похорон я поехал к его другу Алеше, они с детства росли вместе и он последний, кто видел сына живым, и попросил его все рассказать.

Алеша рассказал мне так. 6 января около 18 часов позвонил ему Руслан и спросил номер телефона своего двоюродного брата Саши, который живет через дорогу от Алеши, потому что давно его не видел и долго не увижу, потому что уйду в плавание на 6 месяцев. Короче говоря, встретились они, выпили немного. Поехали в Киев. В Киеве возле какого-то кафе остановились, чтобы взять еще выпить, а в кафе как раз началась драка. Приехал наряд и Руслана забрали в отделение в качестве свидетеля. Алеша с таксистом остались возле кафе. Скоро позвонил Руслан и сказал, что выходит из отделения, просит, чтобы подъехали и его забрали. Алеша подъехал, Руслан уже вышел, говорит, что все нормально и уже садился в машину, когда заметил, что у него нет цепочки с крестиком. Алеша говорит, может ты ее возле кафе потерял. А Руслан отвечает, что нет, не там. И просит закурить, хотя он не курит. Выкурил одну сигарету, попросил еще, прикурил, бросил и говорит, подождите, я сейчас приду. И пошел обратно в райотдел. Алеша подождал его минут 15-20 и позвонил ему на мобилку, но телефон был отключен. Таксист сказал, что ждать больше не будет и будет уезжать. Алеша позвонил еще раз, но ответа не было. Таксист говорит, что может он вышел через другие ворота и уехал домой? Алеша сказал, что он и тогда не подумали, что могло что-то случится, ведь первый раз Руслана выпустили. И он уехал с таксистом.

Мы спрашивали потом следователя, что должен был быть какой-то документ допроса Руслана или его задержания. Но следователь сказал, что там, у кафе и драки не было, они разошлись мирно и милиция всех отпустила. Вот только моего сына потом утром нашли повешенным на ограде и всего в синяках».

 

ord-ua.com

Free image hosting www.picatom.com [Free Image Hosting]

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.