“То, что в наших силах”: рассказ о программе снижения вреда в Нью-Йорке

Программа “Центр снижения вреда Нижнего Восточного Манхэттана” (Lower East Side Harm Reduction Center — LESHRC) – одна из самых знаменитых и крутых программ «обмена шприцев» в Нью Йорке и Америке. История этой программы – это история отважной борьбы людей за жизни своих друзей.

 

Об этой истории мне рассказал Ричард Елович, один из тех, кто ее делал. «В конце 80-х происходило что-то невероятное, мы видели, что наши друзья умирали от СПИДа, и ничего не могли с этим поделать. Тогда еще не было терапии, и СПИД казался чем-то непреодолимым. Мы решили делать то, что в наших силах и начали раздавать людям в окрестности чистые шприцы». В те времена, шприцы в Нью Йорке продавались только по рецепту врача и их хранение являлось нарушением закона. Таким образом, то, что затеяли молодые нью йоркские наркоманы, (в основном, как и сам Ричард, это были ребята с групп Анонимных Наркоманов), было полностью вне закона. Преступный заговор опутал всю страну – шприцы ребята получали из Сиэттла, где к тому времени в рамках научно-исследовательского эксперимента уже проходила программа обмена шприцев. Активисты организации ACT UP насобирали денег для того, чтобы закупать и переправлять шприцы с одного берега Америки на другой, ящики со шприцами загружались в квартиру к Ричарду. Лоуэр Ист Сайд – бедный район богатого Манхэттана, был разделен между волонтерами, которые выходили на улицу для того, чтобы раздавать шприцы. В заговоре принимало участие все большее количество людей – в число волонтеров стали входить не только активисты из АН, и другие наркоманы, но и просто местные жители, отважные сотрудники городской службы здравоохранения, в общем все, кого так или иначе коснулась проблема СПИДа. На одном из собрании АН Ричард поделился своими переживаниями по поводу присутствия в его жизни и квартире большого количества шприцев во всех их проявлениях – сам то он уже несколько лет не кололся и не собирался этого делать. Рассказ о том, что вытворяли Ричард и его друзья заинтересовал молодого фотографа Аллана Клиера (который сегодня является одним из главных американских экспертов и адвокатов более гуманной и рациональной наркополитики), который подошел к Ричарду после группы и предложил свою помощь. Клиер был настроен решительно и его энергия передалась другим. Вскоре было решено «сдаться полиции». Хотя полиция не мешала действиям волонтеров, и никогда не совалась в их дела, был разработан план провокации. Везде были развешаны объявления о том, что там и там раздаются шприцы и полиция была поставлена в такое положение, что просто не могла не арестовать активистов. После ареста дело было передано в суд и тут уже все постарались, чтобы не оставить его без внимания. К суду было привлечено внимание узкой и широкой общественности, прессы и активистов. Судьи оказались перед непростым решением. Вопрос был поставлен ребром – с одной стороны речь шла о преступниках, нарушивших закон штата, запрещающий иметь при себе шприцы без рецептов, а тем более раздавать их другим. В глазах общественности эти люди могли выглядеть как пытающиеся способствовать наркомании, и отказывающиеся бороться с наркоманами традиционными методами. Но с другой стороны, речь шла о людях, которые отчаянно, убежденно и непреклонно сражались за жизни своих друзей, близких, знакомых и не очень знакомых потребителей наркотиков. «Обмен шприцев спасает жизни» — этот девиз был не пустой фразой, а самой настоящей пульсирующей реальностью. Рассмотрев доводы активистов, суд принял постановление о разрешении деятельности программы, на основании того, что речь шла о незначительных нарушениях закона, которые могли привести к спасению жизней и здоровья людей.

 

Этот успех позволил программе начать официально расширяться и привлекать новых волонтеров, сотрудников и начать получать финансирование.

 

С тех пор прошло почти двадцать лет и за это время LESHR превратился в огромную программу, предоставляющую сервис тысячам потребителей наркотикам в округе. Сегодня, то с чего начиналась программа – непосредственно обмен шприцев, является крошечной частью всех услуг, предоставляемых центром. Даже чисто визуально, по площади, отдел обмена шприцев занимает крошечную комнатку в огромном помещении центра. Здесь выдается масса интересных вещей – кроме шприцев и игл всех видов и размеров, центр предоставляет массу других профилактических материалов: презервативы, мужские – самые разные – и женские – единственные и неповторимые, латексные салфетки для орального секса, кукерсы для приготовления наркотиков, фильтры и перетяжки (это особенно важно, учитывая, что, в отличии от ВИЧ, вирус гепатита С может передаваться через любой чужой инъекционный инструментарий), контейнеры разнообразных размеров для утилизации использованных шприцев и…. наверняка я забыла что-то еще прикольное, продуманное, вроде маленькое, но если вдуматься страшно важное!!

Отдельным номером программы, в центре предоставляются наборы с налоксоном – препаратом, останавливающим передозировку опиатами. Перед получением налоксоновых наборов участники программы должны пройти небольшой обучающий тренинг, для того чтобы знать, как предотвращать передозировки и оказывать первую помощь в случае их возникновения. Благодаря этой программе, которая началась в 2004 году, было обучено почти 600 человек, и точно известно о том, что было спасено как минимум 155 жизней, и это только те случаи, о которых участники сообщили в программу.

Для людей бездомных программа предоставляет наборы с мылами-расческами-зубными щетками-пастами-гигиеническими салфетками-шампунями

Для людей голодных – пищевые наборы-консервы-чай кофе разливной и в пакетиках ну и всякое что там бывает – крекеры-соки-сухие супы-и каши- ложки салфетки и.т.п.

Для людей читающих – брошюры и листовки по всем возможным темам от действия разных наркотиков и снижения вреда до конкретных действий, таких как оказание первой помощи при передозировке и.т.п.

Кроме материалов, есть в программе много пищи духовной и телесной. Социальные программы, кейс менеджмент, программы консультирования по психическому здоровью, психиатрическая служба, направление в детокс или наркологическое лечение в тот же день, программа для людей, живущих с ВИЧ, для людей с гепатитом С, с тем и другим и чем то еще, программа для женщин, программа для мужчин, а также трансгендеров, медицинский сервис (прием врача), тестирование, аккупунктура, массаж и даже рейки, разнообразнейшая артерапия, просмотр фильмов и поедание пицц. Есть даже такой продуманный сервис, как «почтовая служба» – то есть люди без дома и соответственно адреса, могут отправить тут свои письма и получить письма на адрес программы.

Расписание и описание групп, проводящихся здесь заняло бы отдельный номер, перечислю пожалуй те, которые проходили в этот день – обучение по использованию компьютеров, мужская группа, женская группа, просмотр документального фильма по наркотикам (Super high me), на следующий день намечался завтрак для сообщества, группа поддержки ПИН, и кино – «Поймай меня если сможешь».

Также LESHRC проводит обширные программы обучения для волонтеров программы из числа ПИН – программы действительно большие и включают в себя занятия по всем темам, связанным со здоровьем ПИН, эти курсы проводятся регулярно и по их окончании человек может получить сертификат волонтера и помогать программе.

Несмотря на большой поток клиентов, LESHRC проводит регулярный аутрич в парки и другие места, где собираются потребители – им выдаются шприцы и мини-версии услуг, которые можно получить в центре – консультирование и.т.п. Работает также и мини-ван, предоставляющий медицинские услуги по средам и услуги дантиста по четвергам.

В центре работает около 25 сотрудников, и примерно столько же волонтеров, в числе которых сами участники программы, работники здравоохранения, студенты учебных заведений, занимающихся медициной или социальной работой, или просто люди, которые считают что сохранение здоровья потребителей наркотиков – это важно и нужно. На сегодняшний день бюджет программы приближается к 2 миллионам долларов в год. Около 2/3 этих денег поступает из федеральных правительственных грантов (в основном, сервис для ЛЖВ, т.к. финансирование непосредственно шприцев из федерального бюджета пока все еще запрещено), и бюджета штата и города. Есть и другие источники, такие как различные научные грантовые программы и благотворительные фонды и небольшие индивидуальные пожертвования. Большое политическое ожидание Америки сегодня – это снятие абсурдного и антинаучного законодательного запрета на финансирование программ шприцев (если подобное название все еще уместно для того, что я здесь описала) из федерального бюджета, обещанное любимейшим всеми новым президентом Бараком Обамой – большим сторонником научно-обоснованных подходов к наркополитике.

При этом LESHRC работает практически только на один район, правда такой, которые принято называть «пораженным». В Нью-Йорке работает около 16 программ снижения вреда, (это только те, чья основная деятельность направлена на это), но элементы снижения вреда вплетены работу пракически всех сервисов, работающих с наркопотребителями, например, одна из крупнейших организаций по социальному жилью Housing Works работает в основном с бездомными ВИЧ-положительными потребителями, и естественно предоставляют им стерильные шприцы и другие службы по снижению вреда много лет. Более высоко-пороговые программы, такие, например, как лечение метадоном, получает в настоящее время 30-36 тысяч человек в городе, и около 3 тысяч получают бупренорфин. Тут видимо в скобках следует отметить, что Америка не считается наиболее продвинутой страной по снижению вреда, тут оно типо, как считается, недоразвито на страновом уровне….Хотя Нью-йорк все-таки можно считать исключением.

Удалось ли чего то добиться ребятам, которые в конце 80-х решили попробовать бросить вызов системе и сразиться за жизни свои и своих друзей? Да, удалось. Благодаря работе LESHRC и других программ снижения вреда, эпидемия ВИЧ в Нью-Йорке среди потребителей наркотиков была практически остановлена. Когда эпидемия достигала своего пика в конце 80-х – начале 90-х, в Нью-Йорке по оценкам проживало около 250 тысяч ПИН, и распространенность ВИЧ среди них составляла около 50%. В 1992 был легализован обмен шприцев и к 1996 году распространенность ВИЧ в группе ПИН была сокращена примерно вдвое. Частично это связано с тем, что многие положительные люди просто умерли, но значительно сократилось и число новых случаев среди ПИН. Сегодня распространенность ВИЧ среди ПИН в Нью-Йорке составляет 11-13% и с каждым годом она продолжает падать. Заболеваемость (количество новых случаев) очень низка, и связана в основном с половым путем передачи. Если немного задействовать воображение и перевести эти сухие эпидемиологические факты и цифры в реалии человеческой жизни, то можно представить, что благодаря усилиям нескольких энтузиастов, поддержанных реалистичной и гуманной политикой города, удалось предотвратить новые страдания для многих и многих людей. Видимо для кого то важно и то,что люди, живущие на улицах Нью-Йорка, посреди нищеты и отчаяния нашего мегакрутого и мегабогатого общества, люди, которые для кого то видятся как неизбежные шлако-отработки гигантской капиталистической фабрики, а для кого-то являются матерями или детьми, имеют возможность получить поддержку и помощь. Возможность получить регулярную порцию не только консервированного чили-кон-карне, но и уважения, принятия и человеческого тепла. Не только шприцы и презервативы, но и надежду и защиту. Не только набор налоксона, но и право на жизнь.

 

написано для журнала “Шаги” в 2009 г.

Аня Саранг

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.