Украинский транспотТинг

Ukranian_Transpotting Черт, сколько же я проторчал, много, очень много. С этими мыслями наступил апрель, стараюсь вести социальную жизнь. Насколько это возможно, я грузчик, но при этом творческая личность. Отличное оправдание моего пристрастия к таблеткам и амфетамину. Последний вот уже забран из земли, возле кладбища, прозаично. И теперь у меня другая проблема, все на работе, а я хочу с кем-то поторчать.Если ты не можешь найти себе тусовку, имея на руках пол грамма амфа – это повод задуматься о своей жизни.

 

Единственный, кого мне удалось вызволить, был тип с которым я пересекался на районе. Мне он казался нормальным.
Что делает отморозка нормальным?
Факторы. Смута, эту кличку он получил в тюрьме. Работал таксистом.

Опиаты – вещество его выбора. Мой слабый характер испытывал потребность в обществе отморозков.
Когда употребляешь drugs все твои сильные стороны, что похоронены под слоем низкой самооценки, расцветают. Амфетамин давал мне образность и силу, над которой вне воздействия наркотика пришлось бы работать. Телеграм-канал решал вопрос моей низкой самооценки и досуга.

Зайцы в поле убивались через слизистую носа.
Но что Смута? Почему он? Почему не любой другой торч из моей обширной компании? У меня ответа нет. Что-то из области фильмов. И немного моей фантазии. Но, всегда есть начало.
Я проснулся в три часа утра. Мне сходу было скучно. Так бывает когда забиваешь на жизнь. До семи утра я выдумывал идеальную предпосылку, чтобы занять у отца денег. Смысл моего плана был таков:
утром он будет выходить из квартиры, я появлюсь на пороге, вроде иду на работу, и попрошу денег, он мне не откажет. Потому что я рабочий человек, он работяга и уважает меня. А ещё я добавлю, что познакомился с девушкой на сайте знакомств. После того, как они с мамой разъехались батя тоже там зависает. Вуаля! Пять сотен у меня в кармане. Кто молодец? Я молодец?
В оригинале открыла мать, сказала что мне надо помыться, накормила и дала денег, отец поехал бухать, мама знала, что я, может, и не вру, хотела верить. Мой абьюз сменился иной моделью персонажа. Вместо девушки с сайта знакомств была кассирша с моей работы. Мать верила, что семья спасет меня от пристрастия к веществам.

А потом снятие клада, директ в инсте, и я иду через кладбище, потому что Смута живёт возле него.
Дома у Смуты я не был. У него богато. Его семья сдает в аренду контейнеры для мяса. Смута весел.
Но вообще трудно понять, что на уме у него. Это моя первая ошибка. Его мать смотрит сериал по телеку. А мы выпадаем в комнате.
На обоях клоуны, шведская стенка, маленький велотренажёр, это комната сына. Веселые клоуны гоняют футбольный мячик. На шведской стенке разноцветные ленты медалек.
Обстановка по кайфу. Но внезапно мой товарищ заявляет, что надо забрать клад. И там целый Грамм!
Детская комната тотчас становиться напряжной. Мы решаем оперативно забрать клад, и употребить его с наслаждением.

Все, как у классика, мерзкие лица, счастливые мы и беззаботное время. Но, что-то в Смуте не так. Обычно он кампанейский и мудрый как пацанский цитатник. А сейчас он словно пьяный орёл, которого изнасиловала деревенщина. Помятый и с дефектами речи. А ещё худой и пятнистый. Эти моменты как-то выпали из общей картины на фоне клоунов, дорогой техники, и общего впечатления о Смуте за те пять раз наших тусовок. Ну вы знаете, тот парень с которым ты перескаешься ожидая наркотик.

Меня жизнь наградила любопытством.
Любопытство – это флейта для дураков, ее держит в руках слепой дудочник, а дорога его не имеет конца.
Это я к тому, что если торчишь, то будь готов тупо ко всему. Это у Тарантино торчки говорят изысканными диалогами. В реалиях Украины двое парней на пути к Грамму – это суровая реальность в духе фильмов Светланы Банковой. Мы взбираемся на Эверест из нечистот, чтобы забрать сокровище. Люди проносятся мимо нас. А я думаю, что круто было бы просто выпасть в парке с мороженым или хот-догом. Эти мысли, они как тихий крик в соседнем дворе, когда тебя зовёт домой мама. Это голос здравого смысла, редкое качество, мой своеобразный радар опасности. Но амфетамина я выехал больше ста миллиграмм.
Смута пытается шутить, эти шутки наполнены характеристиками проходящих мимо нас женщин. Пошлые шутки обретают характер лютой черни с искренним наслаждением. Так осужденные на смерть, подробно смакуют свои подвиги. Считая изнасилование – проявлением крепкого характера, да только с интервьюером их обычно разделяет решетка, а мы были в двенадцати сантиметрах друг от друга.
План отхода трудится в мозгу, но внезапно навигатор сообщает что мы на месте. Грамм найден. За жестяным забором в частном секторе. Мне кажется мы прошагали вечность.
Но, поход, в котором я стал невольным слушателем отмороженного stand-up comedy, подошёл к логическому завершению.
Изолента обнажает внутренности клада. Две дорожки на банковской карте, такие синие словно небо. Стоп!
Только не говори мне больной ублюдок, что это?..
Альфа, целый Грамм… Смута уже с кем-то на проводе, это тот самый Смута которого я знал по притонам.
Последний раз соль имела место быть в 16-м, то есть четыре года назад. Fucking hell.
Лицо онемело, губы наоборот размякли, приятное отупение, словно мозг сделан из желе. Солнечные лучи проникают в глазные яблоки, и миксером колошматят мой моз, приход стальной клешней вырвал мне сердце. Буквально чувствую работу этого органа, пальцы мои вытянулись, кожа вот-вот лопнет. А в штанах у меня радость подростка. Демоническая эрекция.

Какого хрена я здесь делаю?
Обратно мы ехали на такси. Друг Смуты оплатил. Новость о целом грамие Альфы его взбодрила. У подъезда мы увидели этого товарища.

Его я тоже знал.
Когда твоя мама участковый доктор, ты поневоле знаешь ее пациентов, живёте-то на одном районе. У Андрюшки было двое детей. Вернее так, у жены Андрюшки были дети, Андрюшка был таким же некогда успешным отцом как и Смута. Это уже потом появились иголки и метки на венах. Ах да, Альфу они собирались колоть. Спустя четыре литра Тетерева. Квартира Смуты, закат делает клоунов на обоях похожими на маньяков, их футбольные мячики наводят на мысли о детских головах.
Что я здесь делаю? Мне думается дело во внутреннем желании быть отморозком, при полном отсутствии у меня этих качеств. А может я просто дебил. Это концептуально, вернее интеллигентных рассуждений. Мои компаньоны словили приход и отлавливаются, а я пошел гулять по квартире. Мать Смуты кинулась в телек, ее не заботит происходящее в детской. Интересно взглянуть на его сына…
Квартира никак не вяжется с теми ритуалами в детской комнате. Здесь красиво. Алые обои с розами, плазменные телевизоры и беговые дорожки. Любопытство берет меня, как дьявольская Альфа, руки испытывают потребность в действии, тело при этом словно из камня. Про сердце молчу, у него сейчас своя дискотека.
Так вот дальше мой мозг отказался воспринимать действительность. В ванной куда я зашёл сидела женщина, или девушка. Меня этот «рояль в кустах», дестабилизировал, вдруг откуда не возьмись нарисовался интеллигентный тон и вычурность. Безумная мимика лица в зеркале напротив, слюна по подбородку, и выпученные глаза были как бы в настоящем, но, все мои силы были брошены на то, чтоб казаться максимально уместным и дружелюбным. В квартире где сейчас в детской комнате валяются два невменяемых тела. Один из которых уголовник, а другой просто похож на смерть.
Логика собрала монатки и уехала в соседнюю область. Здравый смысл тоже решил не вмешиваться.

Мне почему-то вспомнился сериал Твин Пикс, даже кафель на полу ванной был в шашечку.
Девушка вопросительно смотрела на меня, звали ее Настя. Она поставила в известность, что третьего для нее будет много. Любимый стиль Тарантино в любой другой ситуации озарил меня позитивным вмешательством в мои реалии. Ситуация настоящего рождала отвращение к обстановке. Коварная Альфа убила всю амфетаминовую тягу. От этого рационального осознания легче не стало.
Мир уже надломился. Я вернулся в зал где матушка Смуты продолжала смотреть телевизор.
Ее сын со своим другом Андрюшкой стоя на коленях перед дверью детской снимали замочную скважину на телефон. На заднем фоне, среди учебников физики для восьмого класса лежали шприцы и пакетик с остатками порошка.
Пришлось добить, у меня же стресс.
Вечер приятно одувал меня свежим воздухом, я шел и дико смеялся своей глупости. Помешательство нашло меня среди могил на пути к дому, где я отправился за пивом и понимал, что ни денег, ни еды у меня нет.

Мир снова насмехался надо мной, а воспаленный мозг не мог построить ни одного вменяемого плана.
Утро вновь нашло меня смятым и высказанным в собственной самооценке.

Эпилог:
Смута пропал с радаров. Последним его поступком была попытка продать беговую дорожку цыганам с рынка. Дело он проворачивал с Андрюшей. Жена Смуты поступок не оценила, кредит бесконечных обещаний экс-супруга быть нормальным исчерпался. Она вызвала копов. Те церемониться не стали. Заломали Смуту, и его подельника Андрюшку.
В обезьяннике сказались последствия задержания: рука и без того знавала лучшие дни. Портрет жены на предплечье стал баклажанового цвета, пальцы отнялись. Физическое вмешательство усугубило состояние руки. Отнялись пальцы. Теперь их приходится разгибать вручную. Смута мне это рассказал по телефону, просил денег на Лирику. Он был под домашним арестом. Я улыбнулся, и повесил трубку.

Андрюшку видел на остановке вечером, он стрелял сигареты у прохожих. Его лицо освещал светофор, он хотел было спросить что-то, но пришел мой автобус.
Настю я встретил случайно, она шла по алее, а я навстречу, лирика начала действовать. Она была красива, и никак не вязалась с той девушкой на тумбочке.
Рядом шел статный юноша в спортивном костюме. Хотелось верить, что это не клиент.

Шокотерапия не повлияла на меня, как показывают в кино. Я вымылся, поел, отошёл от амфетамина и солей. И через одну рабочую смену пошел за закладкой опять. Это к тому, что торчать мне не надоедает, не убили? Тогда можно ещё.

Я добавил в копилку самообмана ещё одно рациональное объяснение. Изнасилование, безумие, бытовое насилие, грязь и шиза, вот что не должно быть в порядке вещей. Наедине с собой я оставался испуганным человеком, не понимающим как дошел до жизни такой. Наиболее разумным было немедленно просить о помощи. Однако, какая может быть просьба? Какой может быть вывод из этого всего? Пока жив – торчишь. Не можешь найти – звонишь друзьям. Мои кумиры от мира писателей наркоманов не жили в мире зависимого из спального района. Здесь все куда интереснее.
Только в свет в конце туннеля мы не верим.

 

Артём Мараренко

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.