Они защищают твою НЕсвободу. Они уже здесь…

Мария ждала гостей, поэтому, когда в дверь позвонили, она сразу ее открыла. Женщина не успела опомниться, как в квартиру ворвались мужчины в штатском. Сильным ударом ее повалили на пол и надели наручники. «Говори, где хранишь наркотики?» – спросил один из незнакомцев и пнул женщину ногой под ребра. Мария начала кричать, мол, соседи сейчас вызовут милицию. Один из мужчин с ухмылкой сказал: «Пусть вызывают. Мы уже здесь».

«Не хочешь, чтобы сына посадили, тогда плати»

– Скажу сразу, что Мария Портнова не была наркоманкой и не торговала наркотиками, – говорит заместитель начальника отдела Киевской городской прокуратуры Александр Юрченко. – Ее квартира с евроремонтом совсем не напоминала притон. Но сотрудники милиции, ворвавшиеся к женщине, знали, что сын Марии – наркоман.

«Не хочешь, чтобы парня посадили, тогда плати!» – заявили милиционеры. Сначала Мария возмутилась, что к наркотикам не имеет никакого отношения, но это еще больше разозлило оперативников, и они стали ее избивать.

– Мария кричала так сильно, – продолжает Александр Юрченко, – что на шум прибежал сосед. Он поинтересовался, что происходит. Один из милиционеров ответил, что они борются с наркомафией, а он, мол, пусть идет, куда шел, и не мешает оперативно-разыскной деятельности.

Однако сосед заподозрил что-то неладное. Ведь он знал Марию как порядочную женщину. При чем тут наркомафия? Поэтому, вернувшись к себе, мужчина позвонил в милицию.

Когда бойцы спецподразделения «Беркут» прибыли по вызову, «борцы с наркомафией» вовсю хозяйничали в квартире Марии. «Я лейтенант милиции Сорока, – представился «беркутовцам» один из милиционеров. – У нас был сигнал, что по этому адресу находится притон. Вот, проверяем». Один из бойцов «Беркута» вопросительно посмотрел на Марию. Та, изобразив на лице улыбку, сказала: «Все хорошо. К милиции претензий не имею!» Это уже потом, на суде, женщина призналась, что тот же Сорока за минуту до того, как в квартиру поднялись бойцы спецподразделения, пригрозил ей: «Только пикни. Убью!»

Как только «беркутовцы» уехали, сотрудники милиции продолжили обыск в квартире «подозреваемой». Во время «обыска» у Марии из шкафа исчезло около двух тысяч долларов. Однако этой суммы оперативникам показалось мало. «Готовь десять тысяч долларов, – заявил Портновой один из милиционеров по фамилии Ярош. – Иначе мы и тебя, и сына посадим. Думаешь, это сложно? Проще простого. Знаешь, сколько шприцев с «ширкой» мы могли положить в шкаф, пока обыскивали квартиру? Сейчас позовем понятых, и они увидят то, что нам нужно». «Но у меня нет таких денег!» – взмолилась Мария. «А евроремонт на какие средства делала? Ладно, бери телефон, звони подругам, друзьям. Может быть, кто-нибудь одолжит».

Одна из подруг пообещала Марии дать взаймы тысячу долларов. Сотрудники милиции усадили женщину в свою машину и поехали с ней за деньгами. «Но ты же понимаешь, что этого мало? – заявил Ярош. – Я сказал: десятка – и ты свободна. Так что должна будешь еще семь тысяч долларов, а то мы снова приедем к тебе в гости».

«Подельники пригрозили таксисту, что сдадут дочь в притон, если не получат нужной суммы»

– Это лишь один из эпизодов деятельности «борцов с наркомафией», – продолжает Александр Юрченко. – В суде было доказано шесть таких случаев. Тем не менее я думаю, что их могло быть гораздо больше. Ведь жертвами банды милиционеров, как правило, становились люди, каким-то образом связанные с наркотиками. Либо наркоманы, либо мелкие реализаторы. Они тюрьмы боятся как огня. Поэтому, скорее всего, вообще никуда не заявляли о том, что милиционеры у них вымогали деньги. И это несмотря на то, что потерпевшие, когда их задерживали сотрудники милиции, не совершали никаких преступлений. Даже автомобили продавали, чтобы оплатить свою свободу! И молчали.

Супруги Кикоть торговали на рынке. Ярош знал, что время от времени Николай покупает для себя «ширку» (опий). Знала о болезни мужа и жена, но ничего не могла с этим поделать.

– Николай Кикоть не был законченным наркоманом, – рассказывает Александр Юрченко. – Мужчина старался держать себя в руках, работал, имел пусть старенький, но свой автомобиль. На его «Фольксваген-Пассат» 1994 года выпуска и положил глаз капитан милиции Андрей Ярош.

На базаре к Николаю подошли трое мужчин в штатском и предупредили, что сейчас достанут из его кармана два шприца с «ширкой». «Вот тогда и загремишь по полной. Но, чтобы мы тут фокусами не занимались, давай сразу договоримся. С тебя пять тысяч долларов». «Но у меня нет наркотиков! За что меня сажать?» – возмутился мужчина. «Значит, будут проблемы».

Николая затолкали в автомобиль и отвезли в райотдел. Примерно час пятеро милиционеров избивали мужчину в своем кабинете, а потом, оформив административный протокол, бросили его в камеру на трое суток. Чтобы хорошо подумал, где раздобыть деньги. И лишь на третьи сутки ему намекнули об автомобиле. Мол, продай его, а деньги отдай нам. Тогда больше не тронем.

Старый «Пассат» удалось продать за шесть с половиной тысяч долларов. Ярош был настолько доволен сделкой, что половину вырученных денег даже отдал жене Николая. Чтобы не написала заявления в милицию.

– Следующей жертвой оборотней в погонах стал частный таксист Юрьев, – продолжает Александр Юрченко. – Его взяли возле Дарницкого вокзала. В квартире таксиста устроили погром, в результате чего пропали

4 тысячи гривен. Когда Ярош с подельниками узнал, что у таксиста есть несовершеннолетняя дочь, он пригрозил Юрьеву, что сдаст ее в притон, если не получит нужную сумму.

Сначала милиционеры хотели уговорить Юрьева продать автомобиль, но потом передумали. Забрали его в райотдел и посадили в камеру. Уже на следующий день Ярош предложил Юрьеву назвать человека, у которого он покупает «ширку». Недолго думая, таксист сообщил фамилию Боровика.

Позабыв о том, что Юрьев является административно задержанным и срок его отсидки не истек, оперативники повезли его на встречу с Боровиком.

«Девушка, ставшая свидетельницей кровавой бойни, покончила с собой»

– Боровика брали с поличным, – вспоминает Александр Юрченко. – После того как Юрьев в условленном месте купил у него несколько кубиков опия, Боровику было уже не отвертеться. Но вместо того, чтобы составить протокол о задержании, «борцы с наркомафией» предложили мужчине заплатить им 8 тысяч долларов. В результате торгов сумма снизилась до пяти тысяч. Боровик и сотрудники милиции поехали к задержанному домой, где он смог собрать лишь 3 тысячи 300 долларов. Ярош сказал, что долг в тысячу семьсот долларов с него никто не снимает и они еще наведаются за оставшейся суммой…

А последняя вылазка подельников была и вовсе бессмысленной и жестокой. Как-то в райотделе Ярош познакомился с молоденькой проституткой и пообещал решить ее проблемы взамен на то, что она скажет, у кого можно купить наркотики. Девушка поведала о некоем Дьякове, который собирался ехать в Житомирскую область за маковой соломкой. Обычно мужчина туда добирался на такси. Один из подельников, Балтиев, исполнил роль таксиста, якобы случайно оказавшегося в нужном месте.

Оборотни в погонах вывезли Дьякова в лес, где долго избивали, пока тот не сказал, где можно найти реализатора маковой соломки. На «задержание» продавца соломки выехали шестеро милиционеров, а Ярош остался в Киеве.

В тот момент указанный Дьяковым торговец наркотиками, житель одного из сел Житомирской области, отмечал с друзьями день рождения. Милиционеры вызвали его на улицу и завели разговор. На шум из дома вышли гости. И тогда оперативники принялись избивать всех подряд! Время от времени кого-то из участников застолья увозили в лес. Одного мужчину так сильно били поленом по голове, что у него изо рта пошла кровь. Кроме того, в гостей стреляли из пистолета резиновыми пулями.

Во всем этом не было никакого смысла. В том селе милиционерам нечем было поживиться. Похоже, они просто получали удовольствие, избивая людей. А через несколько дней дочка одного из потерпевших, ставшая свидетельницей кровавой бойни, покончила жизнь самоубийством.

Дело против оборотней в погонах возбудила Прокуратура города Киева по материалам проверки Управления внутренней безопасности столичного главка милиции. Сразу же были задержаны пятеро милиционеров, а чуть позже – еще двое членов банды Яроша. И тут же в адрес правоохранителей, которые вели следствие, начали поступать анонимные угрозы: мол, будьте осторожны, не ровен час, какой-нибудь наркоман уколет вас шприцем, зараженным СПИДом. Правда, дальше угроз дело не пошло.

– В состав преступной группы входили семеро сотрудников уголовного розыска Деснянского райотдела столицы, – говорит Александр Юрченко.- Это почти полностью весь отдел, в котором лишь двое оказались не причастными к преступлениям. Самый старший по возрасту и по званию – капитан Ярош. Все остальные – лейтенанты. Они выбивали деньги из людей взамен на то, что не возбудят против них уголовные дела. Кроме того, на счету преступной группы Яроша был эпизод с избиением мужчины в райотделе милиции. Несчастного хотели заставить признаться в изнасиловании, которого не было. Сначала его били боксерскими перчатками, а потом – бейсбольной битой.

Ни один из подсудимых офицеров милиции своей вины не признал. Наоборот, они в один голос утверждали, что боролись с наркоманией. Таким вот способом… При этом ни по одному из вышеупомянутых случаев не было даже составлено протокола! Мне лично, более десяти лет работающему в прокуратуре, один из подсудимых офицеров, который в органах всего год, заявил, что я ничего не смыслю в оперативно-разыскной деятельности.

В обвинительном заключении я просил для подсудимых от семи до одиннадцати лет лишения свободы. Но Деснянский суд неожиданно приговорил всех семерых сотрудников милиции всего к пяти годам. Причем трое из них приговорены к отбыванию наказания с отсрочкой. То есть если в течение ближайших трех лет они не совершат ничего противоправного, то вообще избегут наказания. При этом у каждого из них по нескольку доказанных эпизодов!

Интересно выходит. Если простой человек зайдет в чужую квартиру, изобьет хозяина и заберет у него деньги, то сядет в тюрьму надолго. А если речь идет о сотруднике милиции, то он получит едва ли не условный срок! Мы подали апелляцию в Апелляционный суд Киева об изменении приговора, так как он является слишком мягким. А осужденные сотрудники милиции подали апелляцию, посчитав, что приговор суда, наоборот, слишком суров.

Приговор в отношении оборотней в погонах еще не вступил в законную силу, поэтому их фамилии изменены.

Михаил Сергушев, «Факты»

плакаты: belarus.avtonom.org

 

P.S. ОТ ВАНТАЛЫ

Вчера на базаре и прилегающей к нему территории по ул. Героев Севастополя мусора тупо подходили к торгующим и требовали по 25 грн. (на новогодние сникерсы своим детишкам собирали, видать). Тех, кто говорил, что ещё не наторговал – грубо избивали. До крови. Кто-то снял на телефон дикое видео и побежал размещать в интернете… Не знаю, поможет ли. Если на "простых смертных" так наезжают, что уж про нас, наркозависимых, говорить…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *