ЗЕЛЁНКА

Это был только конец июня и в киевской области сезон едва набирал обороты. Поэтому бинтов с подрезки мы привезли мало и продвигали всё за пару суток. на хате у Димки Хомута. Но у нас оставалось ещё почти 3 мешка «зелёнки» (для тех, кто не в курсе – незрелые, срезанные зелёными маковые головки), из которых тогда ещё редко варили ширку. Да и терпения на просушку покоцанного урожая не было – о каком вообще терпении можно говорить, если вместе с опиухой мы то и дело ускорялись джефом. Если сидишь на опиатах, джефирить можно только когда стопудово есть, чем закрыться. Иначе – жжуть. Короче, порешили на том, что будем вываривать зелёнку, как обычный кукнар.

И когда раствор с бинтов закончился, пришлось заливать в себя это пойло. Кто знает, что такое настоящий кукер из хорошей опиюшной соломы, тот легко представит всю отвратность мутного, вязкого, тошнотворного отвара из зелёнки. И к тому же, чтобы нам ни говорили, ни тогда, ни сейчас, но после недельных голяков та зелёная маковая полова, даже ещё будучи капустой, вываренная в нескольких кастрюлях, прилично приводила в чувства, раскумаривала и даже закрывала после джефа. Капуста? Это первые ростки мака, ещё не успевшие стать стебельками! Как ни странно,но нащипав таких росточков, мешка 3-4, а потом посвятив сутки ихвывариванию, можно было прилично сняться для того чтобы хватило сил на очередную ночную вылазку…
Но вернёмся в Димкину хату с горами зелёных бошек. Мы тогда ещё удивились, что закрыться пропущенным по кишке маковым бульёном получалось не хуже, чем сезонкой вколотой по вене. Правда, чтобы прочувствовать этот «напиток» приходилось выпивать его чуть ли не вёдрами – буквально литрами. А если добавить к этому групповому портрету потребителей чорняшки пару «белых» штрихов, то вырисовывалась довольно мрачная картинка торжества безумства на «качелях».. Обычно эфедриновой болтушкой мы сбивали сон перед поездкой на подрезку. Потом под джефом ведь становишься шустрее. Но если им периодически не догоняться, снова и снова, то никакие нервы долго не выдерживают такого напряжения и перепадов настроения – до тех пор, пока не закроешь белую тему черной – или на худой конец не выбьешь эту стимуляторную шизу бухлом, лучше коньяком. По другому никак не соберёшь мысли до кучи. Короче, после 3-х суток на качелях, проведённых у Димы, мы снова сорвались на сезон, оставив Димку и его подругу наедине с полным мешком «зелёнки». Хотя большая часть того зеленого мака уже не годилась для варки, а нам было уже просто пох и лень избавиться от какого-никакого стрёма – кто-то подкинул мысль, что если таки сварить из этой увядающей зелёнки бадью отвара, то для издёрганного мулькой Хомута и его пассии, десятый раз продавливающей марганцевую жижу – тщательно вываренное зелье хотя бы подснимет внезапно охватившую обоих джефовую истерию и, что называется – «закроет тему», по любому!

…Не будь я сам очевидцем тех событий, никогда бы не поверил, что случившееся позже, вообще возможно. После нашего ухода Дима притащил от соседей огромную выварку, и ссыпав в эту огромную ёмкость остатки зелёнки, часа за два таки сварганил то, что позже усыпило его навсегда. Когда рассказали подробности – никто из нас не мог поверить, а некоторые не верят по сей день, что обычный маковый отвар, к тому же из зелёных, увядающих головок и бутонов мака (что далеко не тот же самый «кукер», после которого…ну, если выпить много – в самом тяжелом случае худшее, что может вызвать, это блювоту! Всё что угодно, но никак не передоз со смертельным исходом! Даже от принятого вместе с колёсами кукнаря – тупо блюёшь и только блюёшь, но никогда не проглотишь языка, как на приходе с ширева! Всё так, если бы причиной смерти Димы не стал тот самый «отёк лёгких», который, как известно, является следствием классического передоза. Иначе говоря, причиной передоза стала выпитая в больших количествах жидкость, вываренная из «зелёнки»! Как? Возможно ли такое? Ведь его подруга заверяла, что они напару даже дурачились, типа, кто дальне струганет с балкона! Но Димке всегда было трудно остановиться. Так и в тот день ему всё казалось мало и даже когда сам организм вызывал обратку, он зажимал ноздри пальцами и заливал, заталкивал в себя отвар. Смерть Димки – словно открыла нам глаза. Для меня вообще – эта смерть стала большим ударом, она была первой из моего окружения. Потом, большой неожиданностью стало известие, что вовсе необязательно всенепременно что-то вводить по венам чтобы глотануть язык, дознуться. Сущестует такое понятие – коммулятивность – способность химических веществ накапливаться в организме.

Так вышло и с Хомутом. Оказалось, наш Димон догонялся каждые полчаса и до самого вечера только и делал, что пил отвар, пил… После третьего приезда скорой Дима ещё продолжал хрипеть и бредить. Но врачи, так и не выслушав наивных откровений его безудержно икающей подруги, и пропустив мимо ушей её мольбы «хоть что-то сделать» – посоветовали лучше их не дёргать. Молчи, мол, детка, а нето… ваш «больной» очнётся в милиции. Это была самая первая смерть от передоза, которая в 85-ом положила отсчет ещё многим, очень многим, не менее непредсказуемым и абсурдным.

 

Дед Саш

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.