Снижение вреда – это выход

 Александр Бирюков, Тирасполь, Молдова. 41 год,  женат, имеет маленькую дочь. В настоящий момент работает консультантом по зависимости в организации «Точка Опоры».   С 2009 года организация занимается снижением вреда и социальной поддержкой для потребителей инъекционных  наркотиков. Снижение вреда, осуществляемое организацией, заключается в основном в раздаче шприцев, есть также группа взаимопомощи, консультируют социальные работники и психологи.


Я начал употреблять наркотики в далеком 88-ом году, когда мне было всего 14 лет. После этого были долгие годы тюрьмы – моя наркозависимость толкала меня на воровство, в результате чего я провел в тюрьме практически половину своей жизни. Когда я оглядываюсь назад, то понимаю, что вся моя жизнь сводилась только к одному – достать и употребить наркотики.  Ни тюрьма, ни лагеря меня от этого не останавливали…

Переломный момент и обретение себя

После очередного своего срока я вышел на свободу – в буквальном смысле в никуда. И вот, один мой товарищ как-то раз привел меня в программу снижения вреда. Я шел туда с недоверием, потому что данные программы у нас осуществлялись на базе санэпидстанций, а мое отношение к госструктурам на тот момент было резко негативным. Тем не менее, начиная с того момента, я стал задумываться. На смену клише наркомана и преступника, которое мне долгие годы навязывалось, пришло осознание и принятие себя таким, какой я есть.  Я стал размышлять: долгие годы на мне ставили клеймо, а теперь вдруг раздают шприцы – с чего бы это?

Программа снижения вреда – это тот первый момент, когда я начал думать о себе как о человеке с зависимостью, а не как о преступнике, как мне это пытались долгие годы навязывать.

Шло время, но меня не покидала мысль – а в чем смысл раздачи шприцев? Информации было мало, я начал искать специализированную литературу по этой теме. Как-то раз мне предложили поехать в палаточный лагерь, и там я прошел реабилитацию, причем – прошел успешно, с чем мне очень повезло. На сегодняшний день я не употребляю вот уже 5 лет.

Заместительная терапия: а если был бы выбор?

Для региона, в котором я живу, характерна карательная наркополитика, соответственно, возможность заместительной терапии (ОЗТ) отсутствует в принципе.  В определенный момент я понял, что если не изменю свою жизнь и не сделаю что-то в отношении своей зависимости, то просто не выкарабкаюсь. Я осознавал, что наркотики неизбежно приводят меня к тюрьме, и единственный шанс избежать этого – завязать и никогда к этому не возвращаться. Я пошел по пути реабилитации, и в моем конкретном случае это сработало. Мне несказанно повезло – немногим так везет.

Что же касается возможности заместительной терапии, то взгляд на нее в нашем регионе – будь то со стороны наркологов или чиновников – резко отрицательный. Мое же мнение таково:  если бы у меня был выбор заместительной терапии – я бы выбрал ее безоговорочно. Тот факт, что я сейчас не употребляю – это исключительно мой сознательный выбор, мое понимание ситуации, моя сила воли. Однако было бы неправильным утверждать, что у меня никогда не возникает желание вернуться к этому. Особенно сильно это желание в стрессовых ситуациях. Постоянно держать себя в руках очень трудно, ты всегда испытываешь внутренний конфликт. Я употреблял почти всю свою сознательную жизнь, наркотики были решением всех проблем, и сейчас, когда я веду трезвый образ жизни, все равно периодически возникают моменты, когда чувствуешь: еще чуть-чуть – и  не справлюсь. Эта внутренняя раздражительность и неумение совладать с самим собой часто переносятся на близких и заставляют их страдать.  Будь у меня возможность прибегнуть к заместительной терапии, я бы, безусловно, участвовал в этой программе и, скорее всего, не испытывал бы тех мук и страданий, через которые мне приходится проходить практически ежедневно. И это определенно повысило бы качество моей жизни и жизни всей моей семьи.

Основной мой посыл – выход есть всегда. Решение за тобой. Выбор существует – ОЗТ, реабилитация… В любом случае – помни, что ты человек, и не давай себя в этом разубедить.”

 

Если говорить о моментах позитива…

Самое мое большое достижение в профессиональном плане – это инициативная группа, созданная при моем участии. Я нашел единомышленников, и то, что мы объединились и стали одной большой семьей, равно как и то, что мы работаем на благо других, приносит мне огромную радость. Из никому не доверяющих изгоев (а не доверяешь, потому что боишься пострадать) мы стали людьми, верящими  себе и окружающим, и от этого мы получаем огромное удовольствие. Это, определенно, достижение.

В своей деятельности мы никогда не шли напролом, а пытались найти себе партнеров на личном уровне – будь то СПИД-центр, Минздрав или какая-то другая структура. Нам удалось заработать себе репутацию людей, которым можно доверять. В акциях, даже при министерствах и структурах МВД, мы всегда участвуем с открытыми лицами. Очень приятно, когда люди хоть немного меняют свои взгляды после общения с нами. К примеру, в прошлом году, во время одной из акций, к нам подошел высокопоставленный чиновник и сказал: «А вы, ребята, смелые: зная, что мы ставим своей целью сажать таких, как вы, вы не побоялись прийти к нам, и начать говорить о том, что вы тоже люди и что у вас есть определенные проблемы. Это изменило мой взгляд как начальника. Я вижу, что наркозависимость – это просто болезнь, и в моих силах не сажать вас, при условии что вы не распространяете и не подсаживаете других».  Я считаю, что это достижение – у людей меняется мышление.

Из личного – самое большое мое достижение заключается в том, что мой младший брат, будучи наркозависимым, взял пример с меня, воспользовался моим опытом и восстановил свою жизнь.

Что меня радует больше всего? Меня радует моя четырехлетняя дочь. К нашему огромному счастью, она родилась здоровой, несмотря на то, что и у меня, и у моей жены – положительный ВИЧ-статус. Мы очень тщательно отнеслись к ее рождению: соблюдали все рекомендации, предписания и принимали все меры, чтобы не допустить передачи ребенку ВИЧ-инфекции.

 Еще один из чисто человеческих моментов – желание иметь дом. Я сейчас купил дом  – он маленький, но свой. Это важно, ведь обустраивая его,  я смотрю в будущее, вижу в нем свою семью.

А еще – собака. Я всегда мечтал о собаке, но меня отговаривали – и я внутренне сдавался.  Эта податливость берет истоки в моем прошлом: всю жизнь мне внушали, что я человек второго сорта – и я соглашался. А тут – я вдруг понял, что все-таки могу завести себе собаку. И завел, и забочусь о ней, что бы мне не говорили.

Мне очень хочется, чтобы моя история давала надежду людям, которые сейчас находятся в пограничном состоянии и употребляют наркотики криминализованным образом. Мне хочется, чтобы они не боялись менять свою жизнь и обращаться к заместительной терапии, если такая возможность существует. Я пробыл в этой головомойке столько лет, что прекрасно понимаю, насколько трудно не смириться с этим безнадежным состоянием, не опустить руки, не сдаться на милость государства, врачей. Насколько трудно оставаться личностью. Основной мой посыл – выход есть всегда. Решение за тобой. Выбор существует – ОЗТ, реабилитация… В любом случае – помни, что ты человек, и не давай себя в этом разубедить.

Команда ЕССВ рада возможности поддержать инициативную группу «Точка Опоры» из Тирасполя, Молдова, в проведении оценки адвокационных действий для доступа людей, употребляющих наркотики, к услугам снижения вреда в Преднистровье.

ИСТОЧНИК

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.