Крэк изобилия

Так и не одержав победы, США завершают многолетнюю войну с наркотиками, и даже само это выражение скоро выйдет из употребления. Об этом американцы узнали от Джила Керликовске, который 7 мая стал руководителем управления по национальной политике в области контроля за распространением наркотиков, или, как еще говорят в Америке, наркоцарем.

"Независимо от того, как вы это называете — войной с наркотиками, или войной с продуктом, или как-то еще,— люди рассматривают ее как войну с ними лично. А мы не воюем с собственным народом",— заявил Джил Керликовске через несколько дней после назначения на должность. Бороться с употреблением наркотиков следует в первую очередь медицинскими, а не уголовно-правовыми мерами, считает новый наркоцарь.   Его предшественник Джон Уолтерз, отработавший на этом посту восемь лет, напротив, считал тюремное заключение главным методом борьбы с наркоманией, лоббировал в конгрессе более жесткие наказания за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков, противостоял инициативам отдельных штатов по использованию марихуаны в медицинских целях, отрицал обвинения в расовой направленности американской наркополитики. До Уолтерза наркоцарствовал Барри Маккэффри, прославившийся тем, что за бюджетный счет заказывал антинаркотические реплики и сюжеты в популярных телепрограммах. Лечение выше полицейских мер ставили лишь в самом начале "войны с наркотиками", объявленной президентом США Ричардом Никсоном на пресс-конференции 17 июня 1971 года. Только при Никсоне основная часть бюджетных ассигнований на антинаркотические цели расходовалась на медицину.   Ассигнования же эти все минувшие четыре десятилетия неуклонно росли. В 1969 году из американского бюджета на борьбу с наркотиками выделялось $81,4 млн. За пять лет цифра выросла почти на порядок — до $760 млн. В 2008 финансовом году только из федерального бюджета было выделено на эти цели $13,7 млрд. Примерно в полтора раза больше на антинаркотическую войну расходуют бюджеты штатов.   Из трех главных направлений антинаркотической борьбы — профилактики, лечения, борьбы с черным рынком — власть в конце концов выбрала последнее и основные силы сосредоточила именно на нем.   По данным за 2007 год, самой частой причиной ареста в США были преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков. Из 1,8 млн арестованных 82,5% обвинялись в хранении наркотиков, примерно в каждом втором случае это была марихуана.   В 2007 году в США был установлен рекорд по числу заключенных в тюрьмах — 2,3 млн человек. При этом в последние годы неуклонно росла пропорция осужденных за преступления, связанные с наркотиками,— с 16% всех заключенных в 1995 году до 24% в 2000 году и 27% в 2007 году.   Во многих штатах действуют законы, согласно которым тюремное заключение может быть назначено за хранение любого количества любого запрещенного наркотика, а ряд преступлений, связанных с их незаконным оборотом, имеет обязательный минимум наказания. В некоторых случаях это пожизненное заключение.   Исключением стали 13 штатов (Аляска, Вашингтон, Вермонт, Гавайи, Калифорния, Колорадо, Мэн, Мичиган, Монтана, Невада, Нью-Мексико, Орегон, Род-Айленд), в которых с 1996 по 2009 год были приняты законы, устраняющие уголовную ответственность за хранение и выращивание марихуаны для нуждающихся в ней по медицинским показаниям. Аналогичные законы обсуждаются в местных законодательных органах в Иллинойсе, Миннесоте, Нью-Гемпшире и Огайо. В Мэриленде закон несколько строже: если обвиняемый в хранении марихуаны докажет в суде, что нуждался в ней по медицинским показаниям, приговор не может быть суровее, чем штраф в размере $100. (Забавно, что в упомянутых штатах отдельные округа и населенные пункты тоже пользуются широкими правами и запрещают разрешенное штатом "лекарство" на своей территории.)   Однако до самого последнего времени пункты по распространению медицинской марихуаны, совершенно легальные с точки зрения законодательства штата, могли подвергнуться облаве агентов федеральных структур по борьбе с наркотиками, марихуана и деньги могли быть конфискованы, а сотрудники привлечены к уголовной ответственности. Барак Обама в ходе своей предвыборной кампании обещал прекратить эту практику. Последние облавы прошли уже после его инаугурации, 2 февраля, но в том же месяце новый генеральный прокурор Эрик Холдер заявил на пресс-конференции, что избранный президент будет выполнять свои предвыборные обещания. Рейды прекратились.   Исполнено и другое обещание: министерство юстиции обратилось к конгрессу с призывом законодательно устранить различие в уголовной ответственности за кокаин-крэк и кокаин-порошок. По действующим законам осужденному за хранение 5 г крэка грозит такое же наказание, как и виновному в хранении 500 г кокаина-порошка. Исторически сложилось так, что более дешевый крэк обычно продают и употребляют темнокожие жители США, а порошок — белые, и неравномерность в наказании давно была причиной резкой критики со стороны борцов за права афроамериканцев.   Представители президентской администрации заявляют, что Барак Обама сдержит и еще одно обещание: запрет на выделение средств из федерального бюджета на программы обмена шприцев для наркоманов будет снят. Впрочем, обещанного, видимо, придется подождать. В проекте федерального бюджета на 2010 год статьи на подобные расходы нет.   В последние десятилетия Соединенные Штаты старались определять и даже диктовать наркополитику если не во всем мире, то по крайней мере в своей части света. Достаточно вспомнить судьбу панамского лидера генерала Мануэля Антонио Норьеги, который был свергнут в 1989 году введенными в страну американскими войсками и отправлен в американскую тюрьму по нескольким обвинениям, главным из которых была торговля наркотиками (Панама при генерале стала главным пунктом транзита колумбийского кокаина в США).   Военная интервенция как решение проблем наркополитики — это, конечно, исключительный случай. Гораздо чаще применялись и применяются меры финансового воздействия. Борешься с наркотрафиком и незаконными посевами наркотикосодержащих растений — получаешь американскую помощь, не хочешь бороться — получаешь финансовые санкции.   Еще в 2006 году парламент Мексики принял закон, отменяющий уголовную ответственность за хранение небольших доз наркотических веществ, в том числе марихуаны, кокаина, героина, амфетамина и экстази. Но под давлением США президент Мексики Висенте Фокс в последний момент отказался подписать закон и отправил его на переработку. В 2009 году конгресс Мексики провел трехдневные дебаты по вопросу о легализации марихуаны, на которых едва ли не единственным противником идеи вновь оказался действующий президент Фелипе Кальдерон. Его подписи пока нет и под законом об отмене ответственности за хранение небольших доз наркотиков для личного пользования, который в этом году был еще раз одобрен парламентом.   На Ямайке трижды, в 2001, 2003 и 2008 годах, государственные комиссии предлагали премьер-министру легализовать марихуану, священную траву для четверти жителей острова, исповедующих растафарианство. Каждый раз под угрозой американских санкций предложение не принималось.   В 2008 году легализовать все наркотики предложил президент Гондураса Мануэль Зелайя. А в мае этого года тот самый Висенте Фокс, теперь уже экс-президент Мексики, присоединился к призыву трех бывших глав латиноамериканских государств, выступивших за легализацию марихуаны. Эти трое — предшественник Фокса на президентском посту Эрнесто Зедильо, бывший президент Бразилии Фернандо Энрике Кардозо и бывший глава Колумбии Цезарь Гавирия. Их совместное заявление прозвучало в феврале на заседании Латиноамериканской комиссии по проблемам наркотиков и демократии. Висенте Фокс в интервью телекомпании CNN заявил о необходимости начать дебаты о возможной легализации наркотиков, разумеется, в тесном сотрудничестве с США.   Соединенные Штаты — основной рынок сбыта колумбийского и боливийского кокаина, мексиканской и ямайской марихуаны. Кроме этих стран-"экспортеров" в региональный оборот наркотиков вовлечены и другие государства, через которые идет транзит нелегального товара. Наркобизнес — главный источник доходов организованной преступности стран Латинской Америки. По данным американских правоохранительных служб, 60-80% прибыли мексиканские наркокартели получают за счет марихуаны, большая часть которой поставляется на черный рынок Соединенных Штатов.   Не исключено, что команда Обамы извлечет уроки из внешнеполитических просчетов прошлой администрации (например, отношения с Боливией резко ухудшились после избрания президентом этой страны главы профсоюза производителей коки Эво Моралеса) и займет более уступчивую позицию на переговорах с соседями. Тем более что в ряде стран война с наркотиками превращается в реальную войну гангстерских группировок с правоохранительными органами и друг с другом, в которой счет жертв идет на тысячи.   Бывший советник президента США Джимми Картера по латиноамериканским вопросам Роберт Пастор недавно сравнил ситуацию в регионе, сложившуюся за годы антинаркотической войны, с сухим законом в США в 20-е-30-е годы. По мнению Пастора, и решение проблемы должно быть аналогичным: неработающий закон следует отменить.   Сравнение с сухим законом прозвучало и в обращении актера Майкла Дугласа к американским властям. Он призвал легализовать марихуану, а полученные от этого доходы направить на решение проблем образования и здравоохранения. Дуглас практически полностью повторил аргументы из обращения к президенту Обаме другого деятеля культуры, известного гитариста Карлоса Сантаны.   Губернатор штата Калифорния Арнольд Шварценеггер не поддерживает идею полной легализации марихуаны по образцу алкоголя и табака, которую выдвинул один из местных конгрессменов, но при этом допускает широкую общественную дискуссию о плюсах и минусах возможной легализации. Такая дискуссия, впрочем, и так развернулась. И не только в Калифорнии, но и по всей стране. Еще в декабре прошлого года, когда Барак Обама был уже избран, но еще не вступил в должность, на веб-сайте его команды www.change.gov американцам дали возможность задать будущему президенту наиболее волнующие их вопросы. Наибольшее число подписей собрал такой вопрос: "Рассмотрите ли вы возможность легализовать марихуану при условии, что правительство будет регулировать этот рынок, облагать его налогами, вводить возрастные ограничения для потребителей, а в США будет создана индустрия с миллионами рабочих мест и годовыми оборотами в миллиарды долларов?" Тогда помощники Обамы ответили, что идею легализации избранный президент не поддерживает.   Тем не менее активная дискуссия о легализации марихуаны ведется в масштабах всей страны. Журнал Time, например, последнее время касается этой темы чуть ли не в каждом номере. В одном можно, например, прочитать на обложке "Почему я проголосую против травки", а в другом — посмотреть фоторепортаж из мира любителей марихуаны. Калифорнийская газета The Cornell Daily Sun предлагает: "Пых-пых, примите закон о легализации!", The Christian Science Monitor остужает пыл: "Легализовать марихуану? Не так быстро", а газета Arisona Star просто печатает результаты медицинских исследований, часть из которых доказывает вред марихуаны, а часть — ее медицинские достоинства. Читателям предлагается самостоятельно выбрать, во что верить.   И все больше американцев выбирают легализацию. Согласно январскому опросу CBS/New York Times, в США за это выступает 41% населения. Февральский опрос Zogby International дал результат в 44%. Наибольшим одобрением эта идея пользуется на атлантическом побережье. Примерно 56-58% жителей штата Калифорния (данные Field Research Corporation, май 2009 года, и Zogby International, февраль 2009 года) считают, что марихуана должна быть легализована, а рынок должен регулироваться и облагаться налогами по таким же правилам, как алкогольный: продажа только лицам старше 21 года, только розничными торговцами, имеющими соответствующую лицензию, и т. д.   В эпоху финансовых потрясений политики не могут не принимать в расчет и экономическое бремя антинаркотической борьбы. Экономист Джеффри Майрона из Гарвардского университета по заказу благотворительного фонда криминальной полиции исследовал воздействие возможной легализации наркотиков на бюджет США. По подсчетам Майрона, около $44 млрд бюджетных средств можно будет сэкономить только на расходах по проведению в жизнь антинаркотического законодательства (из них $12,9 млрд принесет легализация марихуаны). Введение налогов на наркобизнес дало бы бюджету еще почти $33 млрд ежегодно (в том числе $6,7 млрд — легальная марихуана).   Впрочем, мало кто сомневается, что даже последние послабления, символом которых стало назначение Джила Керликовске новым наркоцарем, не приведут к официальному признанию поражения в войне с наркотиками и их немедленной легализации. Конечно, $77 млрд — достаточная сумма, чтобы купить, например, гибнущий американский автопром. Однако слишком ничтожная, чтобы продать за нее американскую антинаркотическую мечту.   АЛЕКСЕЙ АЛЕКСЕЕВ kommersant.ru Фото: Reuters

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.