СВЕТЯЩАЯСЯ СМЕРТЬ: Фосфорные некрозы нижней челюсти.

У А. П. Чехова в повести «Степь» есть второстепенный персонаж Вася, который всегда ходит с подвязанной платочком распухшей нижней челюстью. Он рассказывает главному герою, мальчику, который едет учиться: «Я работал на спичешной фабрике, там воздух дюже вредный. От того воздуху еще у двоих ребят челюсть раздуло, а у одного так сгнила совсем!»

 

 

Это тот самый фосфорный некроз нижней челюсти, который долгие годы считался достоянием истории – профессиональное заболевание рабочих на спичечных фабриках, которые занимались вейпингом фосфора. Эта болезнь считалась побежденной после того, как в производстве спичек перестали использовать белый фосфор, заменив его менее токсичным красным.

 

Но в последнее десятилетие челюстно-лицевые хирурги отметили внезапное возвращение давно забытой болезни – к ним стали поступать одни за другим, молодые мужчины и женщины с распухшими лицами, со свищами на нижней челюсти с текущим гноем. Это дезоморфиновые наркозависимые, жертвы «крокодила», варщики.
Дело в том, что костная ткань нижней челюсти очень восприимчива к воздействию соединений фосфора – биофосфонатов. Вспомните, как проходит процесс варки «крокодила».


В пенициллиновый пузырек насыпают «кристалл» (выделенный из кодеинсодержащих таблеток), смешанный с красным фосфором (хорошо, если технический или лабораторный, а не намытый со спичечных коробков!), туда добавляется кристаллический йод… и начинается ведьмина кухня! Квартиры, где варится «электроширка», отличаются стойким амбре – все поверхности в кухне (и не только) покрыты йодистым налетом. Естественно, что дезоморфин, производимый кустарно, в домашних условиях наспех, исключительно грязен химически. В растворе полным-полно побочных продуктов химической реакции – соединений йода, фосфора, йодистоводородной кислоты и прочей… Если бы раствор хотя бы берушировали, фильтровали через ватный тампон, он был бы чище, но никто ведь этого не делает и не проверяет рН раствора (мера активности кислотно-щелочной среды – ред.). Потому, что не терпится. Потому, что кумарит. Потому, что это лишняя задержка…

«Крокодил» не зря считается самым страшным наркотиком современности. Он съедает человека полностью. Сначала сосуды. Вены сгорают моментально. Потом начинаются абсцессы, некрозы и флегмоны. Люди остаются без рук и ног. А еще «крокодил съедает твое время, твою жизнь и личность. Времени нет ни на что, потому что эта мерзость действует очень короткое время, всего 3 – 4 часа. Наркозависимый, употребляющий дезоморфин, все время проводит в варке.

Когда я «сидела» на «крокодиле», у меня было ощущение, что я бегу изо всех сил только для того, чтобы остаться на том же месте!
Ела на ходу, некогда было помыться. Бесконечная варка. А теперь представьте себе, сколько производных фосфора попадает в организм «варщика». Он фосфором дышит, фосфор вводится вместе с инъекциями, попадает на кожу… с кровью попадает в очень восприимчивую среду – и начинают разрушаться кости. Я знала многих наркозависимых, которых постигло это несчастье. Челюсть опухает, начинает мучить острая боль, человека лихорадит… Лицо раздувается до неузнаваемости. Становится невозможно есть твердую пищу. Потом гной находит себе выход, образуется свищ, иногда несколько. И запах. Жуткий запах изо рта и свищей! Выход один – челюстно-лицевая хирургия, полное удаление некротизированной нижней челюсти, что в основном ведет к обезображиванию лица. Потом, если есть деньги – можно сделать пластику – делается протез нижней челюсти из титана. Максим Павленко, молодой доктор из Макеевки, разработал такой протез из полимера (пластмассы).Он легкий и прочный, а главное – намного дешевле и доступнее, чем титановый, для нашего контингента. К сожалению, работе Максима помешала война. Если обратиться к статистике, то можно увидеть одну закономерность. Фосфорные некрозы очень хорошо поддаются лечению только в том случае, если пациент прекращает прием «крокодила». К примеру, становится на программу ЗПТ или проходит детокс. Я лично знаю два случая, когда благодаря адекватному лечению фосфорный некроз не повлек за собой стойкого обезображивания. Обе пациентки – девушки. Одна из них пришла на сайт ЗПТ с яркими клиническими симптомами остеомиелита нижней челюсти, перенесла удаление половины нижней челюсти, но, благодаря тому, что прекратила прием «крокодила», процесс остановился и у нее сохранился контур лица. Второй случай –тоже девушка, переселенка из Горловки. Когда сепаратисты, в подражание России, поставили ЗПТ вне закона и сайт в Горловке закрылся, многие пациенты вернулись к уличным наркотикам. Это произошло и с Л. Через некоторое время она с ужасом обнаружила у себя признаки фосфорного некроза.

К счастью, ей с мужем удалось воспользоваться программой «Переселенцы» и уехать в Славянск, где она снова стала пациенткой ЗПТ. Надо отдать ей должное – Л. исключительно серьезно отнеслась к своему заболеванию. Она прошла несколько курсов антибиотикотерапии, постоянно консультировалась с челюстно-лицевым хирургом и, конечно же, исключила любой контакт с фосфором и «крокодилом». От остеомиелита не осталось ни следа! Надо заметить, что фосфорные некрозы разрушают не только кость нижней челюсти. Следом начинают гнить и разрушаться другие кости лицевого скелета, рёбра, кости таза…

Если нет сил или возможности прекратить употреблять кустарный дезоморфин, постарайтесь уменьшить вред – фильтруйте готовый раствор и обязательно его щелочите! Во время варки открывайте окно, закрывайте рот и нос марлевой повязкой. Но самым правильным будет отказ от «крокодила» («электроширки», «годишки» и т.д.), так как кустарный дезоморфин – это не кайф, это просто пытка, зловонное, неопрятное, мучительное медленное самоубийство.

 

Елена КАЗАКОВА, врач

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.