Опиоидная система и окситоцин

Очень интересна взаимосвязь опиоидной системы и окситоцина. Я бы сказал что тема настолько интересна, что здесь можно просто десятки докторских диссертаций сгенерировать.

 

Вот например, в этой статье утверждается, что окситоцин, это эндогенный позитивный аллостерический регулятор ню-опиоидных рецепторов. В другой же статье, другими авторами было показано что если экзогенно вводить мышам окситоцин, то у них резко возрастает отклик со стороны системы внутреннего вознаграждения на морфий.

Эти крысы больше проводили времени в отсеке клетки, где им кололи морфий в сравнении с теми крысами которым вместе с морфием давали плацебо. Более того, с болевым порогом человека коррелирует размер его возможной группы. Чем выше болевой порог, тем больший размер социального окружения человек способен иметь. Также существует похожая корреляция между болевым порогом и такими социальными занятием как пение, танцы и даже чувство юмора. Да и счастье и теплоту, которое мы испытываем, когда обнимаем социально-важного для нас человека подчиняются опиоидной системе. Видать, опиоидная система здесь является одной из ключевых систем для социального взаимодействия. Конечно как и любой другой белок в нашем организме, Mu-рецептор подвержен различным мутациям, в том числе такой штуке как замена одного единственного нуклеотида на другой, несинонимический ему. Называется все это дело в молекулярке – SNP (single-nucleotide polymorphism). И вот кстати самый распространенный в популяции “снип”(SNP) – это замена аспарагиновой кислоты на аргинин в 188 позиции белка (A118G). На первый взгляд, кажется какой-то пустяковой херней, но вот статистически это приводит к тому что такие люди сильнее подсаживаются на опиаты, у них понижен болевой порог и социальное отвержение воспринимается для них куда более болезнено, при чем в прямом смысле. (Пруфы: 1, 2, 3)

Казалось бы, все логично. Теперь доброту, нежности и прочие социально значимые вещи можно сравнивать в какой-то степени как “природную” альтернативу какому-нибудь, например, трамадолу. Можно даже пойти дальше и удариться в философию уровня Дэвида Натта и сделать логическое продолжение на тему что приносит больше харма в перспективе: только вместо экстази vs конный спорт – отношач (со всеми вытекающими, предшествующими и его поиском) с ламповой тян/куном vs умеренное потребление лёгких опиоидов вроде кратома или бупренорфина.

Правда в том, что все как всегда оказывается на порядок сложнее. Здесь показывается что введение антагониста ню-опиоидного рецептора – налоксона в совокупности приводит к повышению эмпатии.

Есть еще такая тема как “расстройство аутистического спектра“(РАС). Среди прочего здесь ключевая черта в асоциальности. Так вот, одна из популярных, особенно в прошлом, гипотез объясняла аутизм как следствие “сверхактивации” опиоидной системы. (Подобно тому, как шизофрения следствие сверхактивации дофаминоргической системы. Что характерно кстати, что обе теории не сильно поддерживаются современной нейробиологией). При чем радикальная ее версия считает аутизм всего лишь следствие нарушением катаболизма экторфинов: казеина и глютена. Об этой целой эпопеи я расскажу в другой раз. Зато скажу, что не смотря на почти полный крах этой теории, налоксон всё-таки устранил часть симптомов аутизма в клиническом исследовании в котором принимало участие 155 детей. Он показал свою эффективность в 98 (77%) детей страдающих аутизмом. А это более новое исследование на этот счет.

Кстати, отрицательная обратная связь между активацией ню-опиоидных рецепторов и эмпатии очень хорошо объясняет странный побочный эффект, который часто встречается среди юзеров опиатов. На реддите его называют вроде как “opioid rage”. Характеризируется он высокой фрустрацией и раздражительностью на фоне общего удовлетворение. И чаще всего оно возникает, когда кто-то другой “мешает” наслаждаться кайфом. Кстати, тут торчи очень напоминают детей-аутистов, у которых тоже встречаются такие приступы.

Возникает вполне резонный вопрос здесь. А как таки можно это связать между собой в голове такие противоречия? Хороший вопрос. Я тоже долго не мог ответить на него. А потом ответ как-то сам пришел мне в голову. Нет, даже без веществ пришел ко мне. Собственно тут на самом деле все выглядит запутанно и сложно (а в живых системах по-другому никак. Идешь в биологию – привыкай к пиздецам). Собственно у нас есть окситоциновая система, которая очень тесно связанна с социальным поведением. Когда при каких-то социальных взаимодействиях выделяется окситоцин, то он подстегивает опиоидную систему (многократным усилением сигнала + сенсетизирует ню-опиоидную систему). А вот активация рецепторов ню-опиоидными лигандами приводит к противоположному: она вызывает потерю чувствительности окситоциновых рецепторов + наблюдается уменьшение релизинга окситоцина в заднем гипофизе и гипоталамусе. Даже синтез окситоцина ингибируется при стимуляции ню-опиоидных нейронов в гипоталамусе. При этом, на уровень “соседнего” нейрогормона – вазопресина они не влияют совсем. Наоборот – тоже верно. Налоксон приводит к релизингу окситоцина. Кстати отсюда выплывает другой не менее интересный лайфхак: чтобы ускорить роды, будущей матери можно ввести налоксон и тогда она сможет родить быстрее. (главное не переборщить с ним тут). Тоже верно и для кормления молоком.

Однако мы снова подобно змее Уроборосу вернемся назад: создание мышек без ню-опиоидных рецепторов приводило к девиациям поведения похожих на аутизм. Опять же, не смотря на негативный фидбек со стороны опиоидной систем к окситоциновой, сама по себе она центральный участник действия. И без нее не будет никакого смысла в социальных взаимодействиях. Ровно как и без окситоциновой.

Естестественно, я умышленно упустил здесь другие нейромедиаторные, гормональные и нейропептидные системы, которые играют здесь роль. Например, известно также, что эндоканнабиноидная (CB1) и серотониновая (5-HT1B) тоже играют ключевую роль и без них, работа социального поведения нарушается. Упрощенно получается что-то вроде логической схемы по типу “AND” между разнымы нейрохимическими звеньями для реализации такого сложного механизма как социальное поведение.

Думаю, человек который хорошо разбирается в биологии индивидуального развития, заметит здесь два ключевых признака живых систем: избыточность и наличие отрицательных обратных связей. Все это появилось в процессе эволюции чтобы стабилизировать онтогенез, тобиш индивидуальное развитие организмов.

 

vasya

Опиоидная система и окситоцин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.