Наркозависимые России получат собственные суды?

В России активно обсуждается предложение создать специальные суды для потребителей наркотиков с последующим принудительным лечением в качестве возможного приговора.

Суть проекта в том, что люди в специальных мантиях будут отправлять наркопотребителей не в тюрьму, а на лечение. Если случай запущенный – любитель дурмана попадет в закрытую клинику с охраной и строгим режимом лечения. Если человек не сел на иглу, а, как говорится, только балуется – возможны другие варианты (эти интересные варианты в предложении не оговариваются, – прим Ванталы).   Идея не российская. Подобные суды появились в США около двадцати лет назад и, по мнению экспертов (что это за таинственные эксперты и есть ли среди них прошедшие через подобные суды наркопотребители – никто не знает, – прим. Ванталы), хорошо себя зарекомендовали. В отличие от обычного судьи человек в мантии не расстается с подсудимым после приговора, а берет его под плотную опеку (представляю себе, как это "человек в мантии" бегает по всему району, по параднякам и хазам в поисках подопечного, прим. В.). Наркоману прописывают реабилитационную программу, включающую не только лечение, но, возможно, обучение, трудоустройство, психологические курсы и так далее.   Ратующие за нововведение считают, что редкий наркопотребитель вступает в программу с мыслью "а возьмусь-ка я за ум, брошу колоться, поступлю в университет, покаюсь перед стариками-родителями". Они уверены – большинство надеется обмануть власти, лечась для виду, лишь бы избежать тюрьмы. Поэтому их надо строго контролировать (ага, и тогда они обязательно будут принудительно лечиться с мыслью о высшем образовании, покаянии и постриге, – прим. В.). Более того, если в системе надзора будет какой-то пробел, нарушители его обязательно обнаружат и воспользуются им.   Поэтому реабилитационная программа предусматривает частые контрольные контакты и проверки на наличие наркотиков в организме. А самого наркомана вызывают на слушания о прохождении реабилитации перед судьей наркосуда и его сотрудниками. На любые срывы в программе реакция следует незамедлительно (Бить будете, папаша? – прим. В.).   Направить в наркосуд могут мелкого преступника, который ворует ради дозы. Например, сегодня бич многих российских городов – любители дурмана, которые вскрывают автомобили, чтобы украсть магнитолы и все, что найдут. Тюрьма такого не вылечит (А кого вылечит? Огласите весь список, пожалуйста! – прим. В.). В лучшем случае он отсидит несколько лет за счет налогоплательщиков и опять вернется в родной район. Поэтому специальный суд может стать выходом (Т.е., после суда, лечения и наказания за непослушание наркопотребитель, видимо, в свой район более никогда не вернётся. – прим. В.).   Изначально разработчики реабилитационных программ стоят на таких позициях, что злоупотребление наркотиками – серьезное заболевание, и даже в процессе успешной реабилитации наркоманов неизбежны рецидивы. Наркозависимость не возникает в одночасье и не может быть снята одним махом. Деятельность наркосудов и сами программы построены на следующих принципах – немедленное и открытое вмешательство, скоординированный и всесторонний надзор, длительное лечение и последующая реабилитация. За нарушения программы следует наказание (отличное решение: за то, что у больного человека случится проявление его болезни – наказывать! – прим. В.), за хорошее поведение – поощрение (Чем, интересно, можно поощрить человека на второй неделе спрыжки и что значит "хорошее поведение", кто это будет решать? – прим. В.).   Для успеха реабилитации правонарушители-наркоманы должны отвечать за свое поведение (т.е., если не станут они, эти "ужасные наркоманы", вдруг отвечать за своё поведение – реабилитации не бывать! – прим. В.).   – Мы выступаем за снижение карательной политики в отношении наркозависимых людей и применения к ним  методов лечения (словно о молотке с гвоздями речь идёт, а не о людях! – прим. В.) – сказал глава Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков Виктор Иванов. – Мы и наша медицина готовы предоставить возможности для снятия наркозависимости, вылечить человека (и при этом Россия выступает против зарекомендовавшего себя с лучшей стороны метода – заместительной терапии, лишая больных людей выбора! – прим. В.). Зависимые от героина с большим трудом поддаются лечению и для этого потребуется много времени (пусть иногда и до смерти самого зависимого, в случае многолетней болезни! – Прим. В.). Надо заставить их лечиться. Это так называемый метод альтернативной ответственности (Правильно! Заставить лечиться, а потом заставить работать, где-то далеко, чтоб не видеть, как загнётся. Как это пахнет совком! Это метод не альтернативной, а обыкновенной жестокости и глупости! – Прим. В.)   По данным Иванова, летом в России под статью за преступления, так или иначе связанные с наркотиками, попали более 28 тысяч человек. Основная масса осужденных – это зависимые люди в возрасте до 25 лет, которые были вынуждены продавать наркотики, зарабатывая себе на дозу.   По материалам "Российской газеты"   Катикатура – caricatura.ru  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.