“В ЧЁМ СИЛА, БРАТ?”

     – Вы можете представить наших «сниженцев» (врачей, юристов, менеджеров, админов, тощо), где-нибудь на майдане с плакатами «Дайте нам метадон, мы умираем!», «Наркополитику на мыло!» и т.д.? Нет, ведь это глупо.
(интервью с А.Остаповым, июнь 2006)

 
     Четыре года назад ряд прогрессивных украинских организаций консолидировались в Ассоциацию чтобы совместными усилиями реализовать в нашей стране проекты Снижения вреда, доказать целесообразность именно такого подхода к проблеме наркомании и ВИЧ/СПИДа. Но всё оказалось не просто – то ли к руководству пришли люди больше озабоченные собственными амбициями, то ли цели перед ними были поставлены нереальные, но гордиться особыми результатами долгое время не приходилось. И вот в прошлом году, благодаря приходу свежих идей и смене руководства маховик Ассоциации стал набирать обороты: тематические видеоролики Снижения вреда на ТВ, успешный Законопроект о декриминализации проституции, выделены средства на повышение профессионального уровня персонала, обновлен сайт в интернете и многое-многое другое. На наши вопросы отвечает Президент Всеукраинской Ассоциации Снижения Вреда (ВАСВ) Александр ОСТАПОВ

– Любая ассоциация, коалиция, альянс (в прямом смысле) собираются либо вокруг идеи, либо ради защиты интересов своих субъектов. Согласно своей идеологии, Программа СВ защищает права и интересы ПИН – это её первооснова. Большинство субъектов ВАСВ реализуют проекты СВ, одновременно являясь исполнителями других проектов, идеологически конкурирующих, где пресловутые «интересы ПИН» игнорируются (тот же Санрайз). Другими словами, выходит: кто угодно может «снижать вред», одновременно являясь носителем любой идеологии? А если, допустим, параллельно будет оплачен проект по отстрелу наркоманов и проституток – не вопрос! – ведь уставная деятельность позволяет заниматься и тем, и этим, пятым, десятым – всё нормально? Насколько оправдан такой микс противоречий?

– С чего вы взяли, что именно интересы ПИН? Наша общая цель – защитить наши общие интересы, ведь речь идёт о вреде, связанным с употреблением наркотиков, который наносится всему обществу в целом.

– Безусловно, но в контексте СВ, насколько я знаю, первостепенная роль отводится охране здоровья именно потребителей наркотиков – вредят-то они, а не «всё общество в целом», и, собственно, все снижение направленно на легализацию именно этих людей, являющихся неотъемлемой частью общества. Не так ли?

– Это лишь один из компонентов программы. И в этом отношении уже многое достигнуто. Яркий пример тому заместительная терапия, пусть пока не метадоновая, а бупренорфиновая, но все же, согласитесь, это прогресс. Относительно «отстрела» – это уже моральная сторона той организации, которая берется реализовать тот или иной проект. Приспособленцы есть в любом обществе и тут можно надеяться только на человеческую совесть.

-Если абстрагироваться от понятий «сотрудничество», «гармонизация», как идеология СВ может побеждать или проигрывать, если субъекты ВАСВ одновременно являются субъектами других альянсов – условных, подчеркиваю условных, конкурентов Ассоциации? Как будучи изначально зависимым от финансирования противопоставлять инвестору свою «политику»?

– Цели наших проектов совершенно другие. Фактически, мы выступаем в качестве подрядчиков в том заказе, который оплачивает инвестор и говорить о каких-либо жестких противоречиях нам не приходится. Другое дело, какое нам досталось наследие от наших предшественников и сегодня многое пришлось разгребать, за многое отчитываться. Но это уже вопрос финансовой дисциплины и от него никуда не денешься.

– Одна из стратегических целей ВАСВ – субгрантирование. Финансирование есть в определённом смысле диктатура, отчетность – зависимость. Высший орган в ВАСВ – собрание по принципу демократического централизма: «коли выбрал – исполняй!» Такая парадоксальность не о чем вам не говорит? Уместно ли говорить о «паритетах» при таких правилах игры, возможны ли вообще будут «здоровые преференции» – 100 членов, 10 или 1 – без разницы! – ВАСВ самодостаточная структура. Прокомментируйте в двух словах – «В чем сила, брат?»

– Лишите денег любую организацию, и ей наступит конец. Прекратится финансирование – не будет существовать ни ЛЖВС, ни Альянс, ни Видродження. Но если раньше деньги летели в трубу, что уже не секрет, то сегодня мы делаем реальную работу. Началась широкомасштабная популяризация Снижения вреда – наши видеоролики крутятся на центральных и региональных телеканалах. Если говорить о конкретных достижениях, уровень инфицирования ВИЧ среди ПИН в Украине сегодня снизился на 43%! Это уже общепризнанный факт, и стал он возможным в т.ч. и благодаря внедрению именно стратегии Снижения вреда, что подтверждается всеми экспертами.

– Говоря об Ассоциации языком ассоциаций, лично мне украинское Снижение вреда часто напоминает иномарку, которую завезли, научились обслуживать и норовят прокатиться. Бензином заправили, дороги проложили, гараж построили, а машина всё не едет – подтолкнуть некому. А может, под капотом пусто, аккумулятора нет? Вы согласны с формулировкой «СВ это гуманистический прагматизм» и в то же время против развития движения этих принципов, я имею в виду запрет принимать в Ассоциацию физических лиц, скажем, как это делает Сеть ЛЖВС – наглядный пример, демонстрирующий высокую мощность личных мотиваций. Иначе никакую идею превратить в ДВИЖЕНИЕ просто невозможно! Неужели, чтобы быть гуманистом-прагматиком в нашем случае необходима нотариальная заверка?

– Та же Сеть ЛЖВС, к которой я отношусь с большим уважением, держится на принципе централизма и жесткой дисциплине по вертикали. А по-другому, как вы себе представляете? Наша Ассоциация состоит из уже организованных субъектов, многие из которых вполне самодостаточны, но, тем не менее, мы объединились, чтобы отстаивать не только идеологию Снижения вреда, но и свои интересы в борьбе за денежное пространство для реализации своих проектов. Сегодня многие организации жируют – в хорошем смысле – а что будет завтра? Наступает шестой раунд финансирования от Глобального Фонда и идёт нормальная конкурентная борьба за денежное пространство, в которой участвуют Альянс, Сеть ЛЖВС, государство. Основным направлением работы в этом раунде будет лечение и уход за больными. Предположим, основным реципиентом становится Сеть ЛЖВС. Например, зачем им финансировать, скажем, ЭНЕЙ или вашу организацию, если у них есть свои представления о потребителях наркотиков, о роли Снижения вреда, и вообще достаточно своих ресурсов и исполнителей?

– А разве члены ВАСВ не являются одновременно членами ЛЖВС?

– Нет, может быть, только некоторые. Но это их право.

– В новой уже принятой стратегии ВАСВ ни слова о кадрах. Если принять формулу: профессионализм = знания + опыт х мотивации, т.е. то, что способно подтолкнуть «иномарку». А наш «гараж» представляют лишь «шоферы-механики» (врачи, менеджеры, админы, юристы – априори персонал, обслуживающий, а не проДВИГающий Программу, не способный подтолкнуть нашу иномарку.) откуда взяться компоненту «мотивации»? Деньги? «Профессиональный долг»? Нет ли тогда в кличе «расширение сообществ ПИН» большой доли лукавства?

– Главная мотивация – отстоять денежное пространство для реализации своих проектов – проектов Снижения вреда. Зайдите на наш сайт. В Украине идет широкомасштабное создание Пунктов доверия. Государство уже само обратилось к нам за помощью, и признало, что без наших специалистов, имеющих профессиональные знания в этой области, ничего не получится. Мы встречались с замминистрами различных министерств, наши организации презентовали свои проекты, началось более тесное сотрудничество с Социальной Службой семьи, детей и молодежи. У нас хорошие деловые контакты с руководством ОБНОН и они, на удивление, очень хорошо настроены – люди прогрессивно воспринимают многие наши инициативы. Идёт продуктивная работа и немаловажная роль здесь отводится представителям сообществ.

– А почему же тогда все службы действуют как-то автономно, порознь?

– Это вопрос к государству. Мы лоббируем наши интересы на всех уровнях. В последнее время потеплели взаимоотношения с пенитенциарной системой. После московской встречи* ведущие сотрудники Главного Департамента по вопросам Исполнения наказаний стали либеральнее воспринимать наши предложения.

-А с Криминально исполнительными службами какие-нибудь мостики строятся? С ППС?

– С Криминально исполнительной службой в ближайшее время будут проложены не мостики, а, надеюсь, хорошо заасфальтированные трассы. В КИИ будут приглашены наши специалисты в качестве экспертов. А вот с ППС дело обстоит сложнее. Дело в том, что в этой службе большая текучка кадров, люди постоянно новые, меняются. И урегулировать вопрос толерантности к клиентам наших программ не так просто.

– Но это будущие достижения на местах, а каковы успехи самой Ассоциации ?

– Только один пример. Вы слышали о январском законе по декриминализации проституции? Почему-то об этом мало говорят, но чтобы подобный законопроект стал возможен, была проведена сумасшедшая работа в 14-ти регионах, кстати, оплаченная только на 1/3. Сегодня мы лоббируем понятие «доза» и делаем это продуманно – изменения в наркополитике делаются очень осторожно, чтобы ошибочно не повторить того, что было в России.

– Что для вас значит «движение снижения вреда»? Не находите ли вы, что учитывая количество наших ПИН – эта программа в Украине могла бы сделать больше, чем программа ?

– Конечно, несравненно больше! Например, создание тех же Helperhomes, куда клиенты могли бы приходить со своими детьми, позволило бы ПИН не только обменивать шприцы, а постричься, постирать одежду, оставить своих детей для присмотра соцработников и т.д. Мы можем и должны расширять эти проекты, нам уже доверяют и клиенты, и власти, но, увы, пока хронически не хватает ресурсов…

– Я немного о другом. На последнем собрании ВАСВ был поднят вопрос о Снижении вреда, как о неком бренде, и принята директива по процедуре – запретить членство в ассоциации физическим лицам, что на корню противоречит такому понятию, как движение. Вот, например, та же Сеть ЛЖВС – прогрессивная организация, изначальная мощь которой в личных мотивациях своих членов, где каждый кровно заинтересован в решении проблемы ВИЧ/СПИДа. Для многих она стала не работой, а состоянием души. Давайте проведём ещё параллели – вы можете представить наших «сниженцев» (врачей, юристов, менеджеров, админов, тощо), где-нибудь на майдане с плакатами «Дайте нам метадон, мы умираем!», «Наркополитику на мыло!» и т.д.? Нет, ведь это глупо. В то же время ВАСВ декларирует принципы Снижения вреда, претендует на роль рулевого и проповедует «политику снижения вреда». Исходя из того, что политика – это искусство… Кто они наши митци? А если предположить, что ВАСВ – это центральный политорган, не могли бы вы тогда перечислить членов политсовета и главных наших лидеров-идеологов «идеологии снижения вреда»?

– Идеологи – все мы. В том числе и вы, и все, кто не ради денег, а из убеждений, из здравого смысла искренне хочет изменить ситуацию вокруг ВИЧ/СПИДа к лучшему. Для того, чтобы добиться чего-то вовсе не обязательно стоять с плакатами на улице, есть много других рычагов влияния на власть. Но если возникнет такая необходимость, не сомневайтесь, выйдем с требованиями и заявим. Сегодня в Ассоциации созданы тематические группы, которые возглавили представители разных организаций, причем делают они эту работу добровольно и исключительно из убеждений. В каждой группе вырисовывается свой лидер.

– Возвращаясь к вопросу зависимости. Доноры ведут себя, как подобает заказчику – кто барышню ужинает, тот её и танцует. Не случится ли так, что ВАСВ в том виде, в каком она есть, будет просто использована ими в качестве рычага в больших финансовых интригах? Да Бог с ней, с ВАСВ, уверены ли вы, что выступая сегодня с идеей монополизации бренда СВ исключительно Ассоциацией, завтра не будут иметь место спекуляции брендом, что окончательно превратит всю идею «харм редакшн» в «снижение по украински» – этакого профилактического мутанта?

– Очень интересный вопрос. Именно это и произошло в прошлом году. Вопреки политике доноров мы проводили свою политику. Пол года была «осада», нам перекрыли кислород, но мы отстояли, и кризис миновал. Да, мы подрядчики, но действуем только согласно собственной стратегии. Мы доказали свою самостоятельность – мы национальная сила, которая может решать конкретные политические вопросы и теперь доноры вряд ли смогут нагнуть нас как это было раньше.

– Так что же оно такое – ВАСВ? Кооперация (цель – освоение средств). Трест (цель – распределение средств)
Профсоюз (защита интересов своих субъектов). Или партия, фанклуб (идеология, образ жизни, другими словами то, с чего начинается либо движение, либо демагогия)?

– Всего понемногу. И кооперация, и, если хотите, трест. Но наравне с этим мы выполняем роль профессионального союза – отстаиваем интересы своих членов. Главное, все мы вместе представляем реальную силу, способную и впредь отстаивать необходимость и жизнеспособность Снижения вреда в Украине.

Беседовал Куцев Павел, май2006

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.