Кто и зачем вербует паству из наркоманов (Часть1)

До сих пор мы натыкались на «концлагеря» бандитов и думали, что пытки и наручники – самое страшное, что может ждать больных в этих заведениях. Выяснилось, что все давно не так: сферу наркореабилитации в последние годы подмяли под себя «нетрадиционные для России религиозные конфессии, финансируемые из-за рубежа» – так деликатно обозначила проблему Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН РФ). Люди неделикатные обычно называют эти организации проще: «секты».

– Голод полнейший, – говорит 36-летний Дмитрий Копаев. – Тарелка воды с пакетиком макарон, два куска хлеба, чай без сахара, соли когда выпросишь, когда нет. Добавки не положено. Я ходил листья жевал с деревьев, корм для кроликов…

Житель подмосковного Королева – алкоголик. Проходил срочную службу в Нахичевани Азербайджанской ССР и угодил под жернова первого в Союзе этнического конфликта в Нагорном Карабахе: был контужен, почти ослеп. Получил вторую группу инвалидности по зрению, лежал в «дурке», стал пить…

Мать Дмитрия, выплакав все глаза и испробовав все средства, в 2009-м году определила сына в реабилитационный центр церкви «Исход» в селе Дарьевка Неклиновского района Ростовской области…

Откуда через полтора месяца алкаш сбежал.

Шатаясь, он четыре часа пешком шел до милиции, где, всхлипывая и вытирая незрячие глаза, дал на видеокамеру вот эти показания.

Дмитрий Копаев:

– Матушке моей эти «исходовцы» присели на уши: «Сына надо спасти, отправим в центр на Азовском море…» Я спорить не стал: взял плавки, полотенце…

Привезли: моря нет, есть одноэтажный домик, а в нем 28 «братьев и сестер» (то есть реабилитантов мужеского и женского пола. – Ред.), нары в два этажа, часть людей на матрасах спит в проходах… И круглосуточная молитва, аллилуйя, Господь Бог.

Не как по-нашему, православному: ни свеч, ни икон… Говоришь, что не хочешь молиться – заставляют, давят на мозги так, что голова лопается.

Из нормального здравомыслящего человека я за эти 45 дней превратился… У меня с головой стало плохо, я похудел килограмм на 15! Я объяснял, что прохожу осенью и весной курс лечения по глазам в Подмосковье, что мне надо уехать, – они: «Уже идет работа над тобой, ты уже исцелен ранами Иисуса». Я каждый божий день им всем: «Верните документы, 21-й век на дворе, какое вы имеете право удерживать?!» Они: «Дорога тебе одна, в мир тебе не вернуться…»

Людей там сгибают капитально. Даже по нужде когда идешь, с тобой «укрепившийся» «брат» или «сестра» (реабилитант, лояльный к правилам центра. – Ред.). По воскресеньям вывозят в церковь в Таганрог – они арендуют ДК «Прибой», – тоже все время под надзором.

В центре многие не по своей воле, но, кто безвылазно по полгода, от безвыходности начинают верить, а может, у них просто крышу сносит, и тогда пасторы приезжают, забирают этих уверовавших в библейскую школу или на пастора учиться – то есть от мира тех, кто попал в «Исход», ограждают полностью.

Один раз звонила мама: «Дима, как море?» Я: «Мама, какое море, меня засунули в натуральную голимую секту, изо дня в день талдычат, и у меня уже не хватает нервов», – бац, – тут они связь разъединили.

 

 

 

Богослужения протестантов, которые православные называют беснованиями.
1. Прыгают под музыку, хлопают в ладоши, славят Бога: «Аллилуйя!»
2. Падают, корчатся, рыдают, сраженные Святым Духом.
3. Полный экстаз.
Съемка сделана в 2006 году в Новосибирске.
Мы приводим этот страшный монолог без комментариев. Потому что мы не имеем права их давать.

 


Я стал письмо писать печатными буквами, что у меня плохо со здоровьем, что надо принимать меры, – старший центра при мне его порвал: «Какое, – говорит, – здоровье, если ты уже благословенный исцеленный человек…»

Первый раз я убежал – вернули, напоили чаем, успокоили, и четыре-пять человек стали меня промаливать «иными языками» (члены сей церкви в минуты экстаза начинают издавать абракадабру вроде «Таламатосотоло» и утверждают, что это на них сошел Святой Дух. – Ред.). До такой степени они меня довели, что у меня уже слезы текли… Не знал, что делать… Я старался, чтобы меня отправляли на работу, чтобы не слышать этот бред! Второй раз убежал, они сказали: «Тебя что, на цепь посадить?»

Кстати, на работу кого вывозят, например грузить цемент, то денег им не платят. И еще кормят тухлятиной: люди травятся – и понос, и глистня…

В ночь на 4 сентября мне удалось выбраться; пытаюсь бежать, а ноги не слушаются: ослаб, ветром качает. Остановил машину: «Помогите, я попал в такую-то секту!» – люди в ответ: «Мы не хотим с ними связываться». Слава Богу, что я сумел дойти до милиции…

Дмитрий повторяет это «Слава Богу» несколько раз и достает из-под рубашки нательный крестик:

– Отдельно хочу пояснить, что крестик свой я никогда не снимал, хотя они кричали: «Сними, ты поклоняешься сатане, это идолопоклонство!» Я им отвечал: веру вашу протестантскую не приму никогда…

Милиция и прокуратура Ростова чутко отнеслись к заявлению бедного больного человека: не вернули его в центр, а, наоборот, вызвали эксперта из местного религиоведческого центра (по совместительству представителя Русской православной церкви) и вместе с ним провели в Дарьевке проверку. И даже вызволили оттуда еще одного алкоголика и одного наркомана (оба полностью подтвердили слова первого беглеца) – но уголовное дело о незаконном лишении свободы и незаконной предпринимательской деятельности (центр не был зарегистрирован) все-таки не возбудили.

 

Тот самый центр «Исход», из которого сбежал алкоголик Дмитрий Копаев

 

Дело в том, что в Ростов примчались мамочки «взбунтовавшихся» реабилитантов, и главный свидетель Копаев забрал свое заявление. История совершенно стандартная: именно по этой схеме разваливается большинство уголовных дел против реабилитационных центров: наркоман – существо подневольное, зависимое от родителей. А они вырвут глотку каждому, кто тронет центр, ведь центр дает надежду на исцеление…

При подготовке этого материала я дозвонилась матери Дмитрия Копаева Татьяне Васильевне. Рыдая, женщина кричала на меня:

– Не смейте писать, он все сказал неправду! Я молюсь за него! У вас есть дети? А он в запое, ногу сломал, и мне все равно, что они протестанты…

Да, кстати, руководители церкви «Исход» заявили, что у них в Дарьевке и нет никакого центра. Там просто религиозная община, не требующая регистрации. Люди со всей России и Украины съезжаются туда… чтобы изучать Библию.

 

ЦЕНТРЫ ТИПА «АЛЛИЛУЙЯ»

О наркоцентрах от пасторов я впервые услышала в Перми, когда год назад писала об очередном реабилитационном центре «по понятиям». В числе прочих брала интервью у несчастного отца, который был уверен: его сына заправляющие центром бандиты забили до смерти, убили.

Мужчина со страдальческой складкой между бровей показывал мне альбом с фотографиями: на одной его Вова радостно смеялся в окружении других молодых людей, все были одеты в одинаковые синие футболки. Отец постарался поскорее перелистнуть страницу, я в нее вцепилась:

– Это где он?

– Да это у нас на озере таком-то (географическое название указывать не стану. – Авт.) сектанты: мир там, любовь, Христос…

При упоминании имени Спасителя каждый верующий испытывает благоговение. Я тоже. Именно эта благородная эмоция, по-видимому, и выключила мне мозги, потому что я немедленно спросила у отца погибшего ребенка:

– И как, помогло?

Несчастный даже сморщился:

– Куда там, я же говорю, умер Вова… Пока там, на озере, был, полгода не кололся, о Боге говорил – а потом по новой…

Это, кстати, к вопросу о результативности центров типа «Аллилуйя», как их метко прозвали родители наркозависимых.

Что еще известно?

Центры эти существуют уже лет десять. В поле зрения властей попадают редко: в центрах от религии, как правило, не держат в наручниках, не бьют…

Но что потрясает – это цифры. В России создано и действует порядка 350 наркореабилитационных центров нетрадиционных для нашей страны религиозных или околорелигиозных конфессий. 320 из них принадлежит протестантам (в том числе «Исходу»), несколько десятков «Наркононов» работает у сайентологов, есть единичные сведения о наркореабилитации у «Свидетелей Иеговы» и в организациях неоиндуистского толка.

Это – по данным самих этих конфессий.

А теперь – официальная статистика ФСКН: государственных учреждений данного профиля в стране всего 26!

То есть в России сложная, априори связанная с криминалом тема наркореабилитации буквально отдана на откуп…

Мне могут возразить, что реабилитационные центры есть и у традиционных конфессий: у РПЦ их, по заявлению члена Общественного совета при ФСКН РФ игумена Анатолия Берестова, уже около ста…

К сожалению, в том-то и дело, что и православные, и мусульмане спешно начали создавать свои центры уже после того, как вчистую проиграли эту сферу монополистам – протестантам. Вот, к примеру, Тюмень: православный центр там один, реабилитацию в нем проходят четыре человека. А протестантских центров – десять, и только в одном из них сорок «пациентов».

Что творится за закрытыми дверями «лагерей» от религии?

И кто вообще такие эти «монополисты»?

ОТ СВЯТОГО ДУХА ГОЛОВА ПОД УТРО НЕ БОЛИТ

– А! А! А! – оргазмически кричит женщина.

Пастор расхаживает по сцене с довольным видом:

– Ой-ой-ой, что у нас здесь происходит…

Невменяемые люди меленько прыгают, быстренько помахивая ручонками, согнутыми, точно крылья дохлого куренка. Смотреть на них страшно и противно, больше того: конвульсии длиною в час (именно столько длится пленка) это шок.

Но пастор в счастье:

– Ай-ай-ай… Ой-ой-ой… Это Дух Святой!!!

– Это «неопятидесятники» или, как их еще называют, «харизматики», – отворачиваясь от экрана, говорит профессор богословия Александр Дворкин. – Самая крупная российская «секта» или даже скорее сектоподобное движение, пришедшее к нам с Запада: сотни мелких организаций, до трехсот тысяч членов. Сами они зовут себя «христиане веры евангельской», «пятидесятники», «протестанты», хотя это неверно, и настоящие протестанты, лютеране, очень обижаются. Суть: люди на молитве впадают в экстатическое состояние, в индуцированный массовый психоз – еще помощнее, чем был на сеансах Кашпировского. И именно эти переживания объявляются главным религиозным опытом.

Движение очень активное: участвует в политической жизни, работает с заключенными и наркозависимыми. Занимается вербовкой новых членов под видом благотворительности…

На экране между тем начинает ходить журналист JC TV («Джизус Крайст ТВ», телевидение Иисуса Христа) и тыкать трясущимся-визжащим микрофон:

– Вы сегодня не пили? А вчера? Дорогие зрители, они не употребляли наркотики и не пили, им ТАК хорошо, потому что в них вошел Дух Святой!

Интервьюируемые заходятся, в подтверждение кричат:

– Хо… хо… ХОРОШО-О-О!!!

Пастор выбрасывает перед камерой большой палец:

– Дух Святой – это класс!

Журналист – зрителям, доверительно:

– Главное, что похмелья нет и голова по утрам не болит…

Есть маленький подвох: пленка, которую демонстрирует нам религиовед, снята в 90-х на Украине, и нынешние пятидесятники зовут ее «древней» и «замшелой»: были, мол, отдельные перегибы, «поднявшаяся пена», но теперь на богослужениях все не так. Нет судорожных корчей (на языке верующих «молитва мук рождения»), нет длительного бессмысленного смеха («Торонтское благословение»)…

Сразу скажем: мы просмотрели записи и современных служб. Люди также прыгают, раскачиваются, падают на пол… Сильной разницы мы не заметили (вы тоже можете убедиться в этом, посмотрев видео на нашем сайте).

 

По мановению руки пастора люди на богослужениях падают в обморок

 

 

НУ И КОГО ЖЕ СЧИТАТЬ СЕКТОЙ?



Хорошо профессору Дворкину!

Он – президент Центра религиоведческих исследований, созданного по благословению Святейшего Патриарха Алексия II, заведующий кафедрой Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, входящего в систему православного образования, да еще алтарник одного из московских храмов.

Организации, которые ученый называет «сектами», проиграв ряд процессов, с ним почти уже не связываются: просто говорят, что Дворкин сам неофит и мракобес, а вообще все это, мол, межконфессиональные дрязги: Русская православная церковь недовольна, что на ее исконной территории проповедуют пришлые миссионеры, и в этом вся подоплека конфликта.

А вот стоит светской газете повторить мнение религиоведа о каком-то культе, журналиста тут же с воем волокут в суд: «Вы оскорбили тысячи верующих, мы зарегистрированная по закону религиозная организация!» – да еще напомнят о свободе совести.

С другой стороны, что делать-то, если законного критерия, как определить, «секта» перед тобой или не «секта», просто нет?

Государство, которое вроде бы обязано быть судьей в этом споре, издав пресловутый закон о свободе совести, по факту разрешило создавать даже культы Чебурашки! И люди создают… В Москве, к примеру, действует секта народной целительницы Надежды Антоненко, которая учит, что православный человек в целях излечения от всех недуг должен ежедневно ставить себе клизму с «заряженной» водой, после чего испражняться золотыми рыбками…

Что я пытаюсь объяснить?

Понятие «секта» по факту субъективное: то, что для одного «секта», для другого – религия. Поэтому мы везде берем это слово в кавычки и употребляем только в значении «по мнению религиоведа Дворкина».

Полностью игнорировать мнение религиоведов нельзя: слишком много раз они оказывались правы. Например, поначалу только Дворкин называл «Свидетелей Иеговы» экстремистской организацией, а теперь это подтвердили суды трех субъектов Федерации.

«НАЧАЛ РАБОТУ ПОСЛЕ ПОЛУЧЕНИЯ ПРОРОЧЕСКОГО СЛОВА ОТ ГОСПОДА»

Наверное, пора рассказать о случае, который натолкнул нас на это расследование.

Тем более что он почти анекдотический.

В один прекрасный день в Общественном совете при ФСКН РФ выступали руководители реабилитационного центра «Новая жизнь», что в Кингисеппе Ленинградской области.

– Наша уникальная методика… 60 процентов излечения… 320 тонн моркови, которую вырастили наркозависимые…

Главный редактор нашей газеты, член Общественного совета при ФСКН, весьма впечатлился и подошел к товарищам с предложением написать о них. Те согласились охотно!

А дальше началось невероятное.

Три месяца я тщилась пробиться в Кингисепп. Три месяца шли переговоры с пересылкой факсов («А что именно вы хотите о нас написать?»). Все попытки приехать разбивались о пресс-секретаря организации: «Нет, вы перезвоните в начале недели, а уж потом, в конце следующей…»

Что нужно готовить к визиту журналиста целых две недели? Прямо теряюсь.

Апофеоз случился в Санкт-Петербурге на вокзале, куда я все же добралась и где встретившие меня сотрудники «Новой жизни» с ходу заявили, что их центр НЕ религиозный, сотрудничает со всеми конфессиями, а если я собираюсь затрагивать в публикации религиозные вопросы, то я «ангажированный, проданный журналист», которого «Новая жизнь» заносит в «черный список».

Мои слабые попытки воззвать к разуму: «У вас же на сайте написано, что центр «Новая жизнь» и лично директор Сергей Матевосян осуществляют деятельность по святейшему благословению епископа Ряховского (глава конфессии, член Общественной палаты. – Ред.), находятся под духовным окормлением Российского объединенного Союза христиан веры евангельской», – вызывали агрессию: «Нет на сайте ничего подобного».

Я (в изумлении): «Но СМИ широко печатали высказывание Матевосяна, что он начал работу с наркозависимыми в одной из протестантских церквей после получения пророческого слова от Господа».

Они: «В первый раз слышим…»

В общем, поговорили. В центр меня, как вы догадались, не пустили.

История не столько странная, сколько идиотская, ведь конфессиональная принадлежность «Новой жизни» доказывается на раз-два: достаточно знать, что это – само по себе название протестантской церкви в Екатеринбурге, Тамбове, Челябинске и других городах. Или просто ознакомиться с воспоминаниями наркоманов о том, как к ним приходили волонтеры «Новой жизни» и с порога заявляли: «Друг, Иисус любит тебя!», как в центре реабилитанты орали песни со словами «Аллилуйя!», как Матевосян говорил каждому: «Бог начал работу над тобой»…

Фото из материалов прокурорской проверки центра «Исход» и из архива Новосибирского отделения Центра религиоведческих исследований.

А В ЭТО ВРЕМЯ

Руководителям «Дельфина» дали по три года колонии-поселения

Весной прошлого года мы написали о скандале в реабилитационном центре «Дельфин» в Краснокамске Пермской области: тогда в милицию прибежал пациент и сказал: «Спасите, людей там бьют и пытают!»

Здание спецназ брал штурмом. Оперативники нашли наручники, электрошокеры, биты и кучу фотографий: наркоманы в костюмах клоунов, прикованные наручниками к столбу, в короне с надписью «вор»… 17 человек написали заявление, что их удерживали насильно.

Обвинение по статье «незаконное лишение свободы» предъявили президенту фонда «Пермь – город без наркотиков» Александру Шеромову и его помощнику Денису Пантюхину, и вот недавно состоялся суд. Шеромов получил 3 года 2 месяца лишения свободы в колонии-поселении, Пантюхин – три года.

Центр пока работает, но есть вероятность, что в ближайшее время самораспустится.

Вероника РАНГУЛОВА («КП» – Пермь»)

http://kp.ru/upimg/3dbcf1e95a9df2bc3cfa526f880f3a43063654af/312228.jpg

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.