ХИМИЧЕСКАЯ ЗАВИСИМОСТЬ: ЭГОИЗМ, ЭГОЦЕНТРИЗМ, НАРЦИССИЗМ…

В первых числах июля  2015 года в Атланте, штат Джорджия (США) алкоголики всех стран отмечали 80-летие Сообщества Анонимных Алкоголиков (АА). Почему это событие настолько знаковое, что о нём стоит написать? Во-первых, потому, что благодаря Сообществу АА миллионы людей, погибающих от алкоголизма, смогли вернуться к здоровой жизни. Во-вторых, потому что именно алкоголики придумали Программу 12 Шагов – наиболее эффективную программу выздоровления от химической зависимости, в-третьих, благодаря АА – миллионы людей с другими зависимостями обрели возможность избавиться от своих пагубных пристрастий (в первую очередь – наркозависимые, а следом за ними – созависимые, игроманы, зависимые от секса и пр.).

В-четвёртых, с середины 50-х годов XX века Программа12 Шагов успешно используется профессионально (модель «Миннесота»), что позволило достичь небывалого процента выздоровления среди больных – 30% людей, прошедших эту программу достигают года ремиссии! И ещё много чего замечательного дало миру Сообщество АА. Но вы спросите, а при чём тут эгоизм, эгоцентризм, а уж тем более нарциссизм? А при том, что Сообщество АА возникло тогда, когда Билл У. – безнадёжный алкоголик, обретший трезвость, пережив удивительный духовный опыт, пришел к доктору Бобу – другому безнадёжному алкоголику в надежде эту трезвость сохранить. Они разговаривали несколько часов и этот разговор лёг в основу ключевого принципа Сообщества: отдавая – получаешь. Программа 12 Шагов состоит из множества принципов, но бескорыстная помощь одного алкоголика другому – первый и основной, без которого всё остальное теряет смысл.
Так вот вернёмся к теме, а именно к эгоизму, эгоцентризму и нарциссизму. Несмотря на то, что химическая зависимость признана заболеванием, она отличается от других болезней в основном тем, что страдает не только сам больной, но и люди, которые его окружают. Его семья, друзья, коллеги, незнакомые люди на улице, жертвы преступлений, которые совершает зависимый человек…

«Если кто-либо где-либо будет просить о помощи, АА всегда будет рядом и я отвечаю за это…»

Но самое грустное, пожалуй, то, что сам больной не особенно озабочен тем, сколько неудобства он доставляет окружающим. Таких людей часто называют эгоистами или эгоцентриками, редко – нарциссами (так называют чаще всего наркоманов в профессиональной среде – психологи, психотерапевты, но об этом позже). Давайте разберёмся, что это за явления, поскольку они лежат в корне заболевания и питают его.

Эгоизм (от др.-греч. эго — «я») — поведение, целиком определяемое мыслью о собственной пользе, выгоде, когда человек ставит свои интересы выше интересов других. Такое поведение можно было бы объяснить, сопутствующей химической зависимости деградацией личности, но, как показывает опыт, эта черта характера свойственна и доминирует у зависимого человека и до начала употребления психоактивных веществ и после прекращения употребления. Безусловно, наркоманы и алкоголики не единственные в мире эгоисты, но у этих людей эгоизм приобретает космические масштабы, отвращая от них даже самых близких людей. Эгоист обречён на одиночество, поскольку даже самая сильная любовь не способна смириться с таким потребительским отношением. Любопытно то, что эгоизм характерен для детей и людей пожилого возраста, что связано в одном случае с незрелостью психики и процессом научения социальным навыкам, а в другом – с разрушением психики, вследствие естественного старения организма (о пожилых людях часто говорят «впал в детство», что в том числе означает регресс в детский эгоизм).
Упоминаемый выше Билл У., придя к доктору Бобу, поступил как разумный эгоист: собственно, он шёл не для того, чтобы спасти другого, а для того, чтобы спасти себя. Но этот эгоизм потому и называется разумным, что он не разрушителен для самого человека и для других.

Эгоцентризм – явление близкое к эгоизму, но не тождественно ему. Слово эгоцентризм происходит от латинских слов ego — «я» и centrum — «центр». Из этимологии слова понятно, что эгоцентризм – это всего лишь такое отношение к миру и к людям, когда моё «Я» – находится в центре всего. «Пуп земли» – так часто называют эгоцентриков. В отличие от эгоизма, эгоцентрики не просто ставят свои интересы и свою выгоду во главу угла, но и не способны принять чужую точку зрения, что, как и в случае с эгоистами, делает их весьма неприятными в общении.
Крайняя степень эгоцентризма (в этическом смысле) – солипсизм (от латинского solus — «единственный» и ipse — «сам») — это уже целая философская позиция для которой характерно признание собственного индивидуального сознания в качестве единственной и несомненной реальности, и отрицание объективной реальности окружающего мира. Можно привести простой пример: любой зависимый человек отстаивает своё право на разрушительное поведение, утверждая, что единственный, кто страдает – это он сам. То есть в его субъективной реальности это так и есть. Он отрицает чужую реальность, в которой страдания абсолютно действительны и болезненны. Такая позиция позволяет зависимому человеку отгородиться от чужой боли и жить так, как он жил. И, наконец, нарциссизм, самолюбование. Не путать с самовлюбленностью! Этот термин был впервые введён в психологию Зигмундом Фрейдом, а происходит он от древнегреческого мифа о Нарциссе – прекрасном юноше, который был настолько горд и тщеславен, что отвергал всех, кто был в него влюблён за что и был проклят: «Пусть же полюбит он сам, но владеть да не сможет любимым!» Молвили все, – и вняла справедливым Рамнузия просьбам» (тут и дальше – Овидий, «Метаморфозы»). Кара богов настигла его у источника: «Воду он пьёт, а меж тем – захвачен лица красотою. Любит без плоти мечту и призрак за плоть принимает. Сам он собой поражён, над водою застыл неподвижен…

Жаждет безумный себя, хвалимый, он же хвалящий, рвется желаньем к себе, зажигает и сам пламенеет… Что увидал – не поймёт, но к тому, что увидел, пылает; юношу снова обман возбуждает и вводит в ошибку. Легковерный, зачем хватаешь ты призрак бегучий? Жаждешь того, чего нет; отвернись – и любимое сгинет. Тень, которую зришь, – отражённый лишь образ, и только. В ней – ничего своего: с тобою пришла, пребывает, вместе с тобой и уйдет, если только уйти ты способен»…
Чтобы правильно понять сам феномен нарциссизма, надо учесть, что бедный Нарцисс вожделел даже не самого себя, а свое отражение, свой образ. Именно вожделел, в самом что ни на есть сексуальном смысле! Вожделел так сильно, что погиб. Никого не напоминает? По мысли выдающегося русского философа А. Лосева, образ человека – это то, как человек проявляется в мире. Образ человека и есть сам человек, хотя человек не сводим к собственному образу, не ограничивается им. Если перейти от философии к психологии, то близкое к философскому понятию образа так называемая «Я-концепция» («Я-образ», «Образ Я», англ. one’s self-concept, а также: self-construction, self-identity или self-perspective) – относительно устойчивая и осознанная система представлений человека о самом себе, осознаваемая, рефлексивная часть личности. Я-концепция может быть адекватной или неадекватной: человек может создать такой образ самого себя (и поверить в него), который не соответствует реальности и приводит к конфликтам с ней; на- против, адекватная Я-концепция способствует более успешному приспособлению к миру и другим людям.
О последнем утверждении мы и будем рассуждать. Совершенно понятна страсть мифического Нарцисса к самому себе, поскольку он был прекрасен: «Сам он собой поражен, над водою застыл неподвижен, юным похожий лицом на изваянный мрамор паросский. Лёежа, глядит он на очи свои, – созвездье двойное, – Вакха достойные зрит, Аполлона достойные кудри; щёки, без пуха ещё, и шею кости слоновой, прелесть губ и в лице с белоснежностью слитый румянец. Всем изумляется он, что и впрямь изумленья достойно».

Если выразиться современным языком (да простит меня Овидий!), то у Нарцисса была совершенно адекватная самооценка. Он был прекрасен и поэтому восхищался собой. Его представление о самом себе (Я-концепция) вполне соответствовало ему самому. То есть нарциссизм, хоть и считается девиацией (отклонением), вполне оправдан, если есть чем любоваться: красотой, умом, талантом, любыми другими выдающимися качествами человека. Но если любоваться нечем? Если человек влюблён в вымышленный, несуществующий в реальности образ самого себя? Имея дело с таким человеком, окружающие рано или поздно приходят в недоумение, либо, поддавшись убеждению, сами впадают в заблуждение и тоже начинают любоваться чем-то, не существующим на самом деле. Этот феномен распространён у созависимых людей, то есть они находятся в плену двойного обмана: нарцисс обманывает себя, проецируя вымышленный образ, а окружающие впадают в заблуждение, веря в обман и воспринимают человека не таким, каков он есть, а таким, каким он себя проецирует вовне. Но как так может происходить? Как и зачем человек создает свой иллюзорный образ? Давайте вернемся к мифу о Нарциссе. Где он увидел собственное отражение? В незамутненных (это важно!) водах озера. Где мы видим впервые собственное отражение? В полных любви, ясных глазах матери. Её любовь к чаду настолько светла и чиста, настолько абсолютна, что отражённый в них образ кажется совершенным.
Понятно, что младенец не имеет собственного представления о себе, это представление создаётся из тех отражений, образов, которые мы видим на лицах, окружающих нас людей. Если это радость, любовь, обожание – мы прекрасны! Но если это злость, недовольство, разочарование? Тогда у нас складывается совершенно иной, дурной образ себя. А хорошо ли жить с таким представлением о самом себе? Безусловно, нет. Вот тогда и начинает постепенно создаваться несуществующий, нереальный, но обязательно более привлекательный образ собственного «Я».


А если мы имеем дело с такой неприятной болячкой, как наркомания или алкоголизм? Что думают окружающие люди о неадекватных, дурно пахнущих, лживых, вороватых химзависимых, что они отражают?
Злость, ненависть, негодование… и ещё много других дурных чувств. Да Бог с ними, с другими. Хорошо, если человек критически к себе относится, это признак душевного здоровья, ведь химическая зависимость – психическое расстройство, при котором такое критическое отношение к себе априори отсутствует. Но иногда, в редкие моменты ясности сознания, даже самый отпетый больной как бы видит себя со стороны, то есть, смотрит на себя критически и иногда даже способен дать себе более или менее адекватную оценку. А каково больному человеку жить с таким самим собой? Паршиво. Вот и приходится создавать виртуального «себя». Отсюда и возникает так называемая неадекватная самооценка (то есть она адекватна образу, но неадекватна человеку) или неадекватный Я-образ, как компенсаторный механизм, призванный избавить человека от страданий, связанных с осознанием печальной реальности.

Трагедия нарциссов в том, что они, сталкиваясь с реальностью, искренне недоумевают, почему окружающие люди не разделяют их восторга от собственной персоны. Отсюда конфликты, фрустрации, обида на весь мир и, как следствие – запойное употребление алкоголя и наркотиков. Такие люди обречены на одиночество и, как следствие, на страдания, которые для нарциссов совершенно непереносимы. Особенно это заметно у химически зависимых людей, которые любят удовольствия, но не любят за них платить и всякий раз переживая страдания, искренне удивляются: за что? Антон Чехов замечательно написал об этом: «Во-первых, говорят, что страдания ведут человека к совершенству, и, во-вторых, если человечество в самом деле научится облегчать свои страдания пилюлями и каплями, то оно совершенно забросит религию и философию, в которых до сих пор находило не только защиту от всяких бед, но даже счастье. Пушкин перед смертью испытывал страшные мучения, бедняжка Гейне несколько лет лежал в параличе; почему же не поболеть какому-нибудь Андрею Ефимычу или Матрене Савишне, жизнь которых бессодержательна и была бы совершенно пуста и похожа на жизнь амёбы, если бы не страдания?»

Вы спросите, а можно ли разорвать замкнутый круг – эгоизм-употребление-нарциссизм-употребление?.. Безусловно, если есть желание. И, конечно, это не произойдет мгновенно. Начните с того, с чего начал Билл У.: помогайте другим, ведь известно, что «…среди очень многих человекоподобных видов, с которыми человек находился в борьбе за жизнь, выжил тот вид, в котором было сильнее развито чувство взаимной поддержки, тот, где чувство общественного самосохранения брало верх над чувством самосохранения личного, которое могло иногда влиять в ущерб роду или племени».

 Ирина РОМАШКАН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.