Александр Зеличенко: «Нужно работать на опережение»

IPP: Какие факторы, на ваш взгляд, влияют на безопасность в Центральной Азии?

Александр Зеличенко: Отвечая на данный вопрос легче сказать, что не влияет на безопасность в Центральной Азии. Таких факторов гораздо меньше, чем тех, которые влияют.

Начнем с наиболее известных факторов, прежде всего это: террористическая угроза; транснациональная организованная преступность; радикализм всех мастей; религиозный экстремизм. Кроме того, на безопасность в регионе влияет целый ряд факторов субъективного характера – наличие анклавов, высокий уровень коррупции. Если говорить о взрывоопасной Ферганской долине, то это неразрешенные земельные, водные, энергетические проблемы. В общем, этот список можно продолжать еще очень долго.

Естественно, наркобизнес, наркопроизводство, наркотрафик также являются факторами дестабилизации ситуации в Центральной Азии. Все, что связано с наркотиками, так или иначе, подпитывает терроризм, который зиждется во многом на наркобизнесе и наркотрафике; радикализм; я уже даже не говорю об организованной транснациональной преступности – это полностью ее сфера деятельности. Если говорить о прямой угрозе наркобизнеса, то это болезни, связанные с наркопотреблением (ВИЧ/СПИД, гепатит), сокращение генофонда и так далее.

IPP: Как отразится на безопасности центральноазиатского региона вывод войск НАТО из Афганистана?  

Александр Зеличенко: Я думаю, что вывод войск НАТО из Афганистана, безусловно, повлияет на безопасность в Центральной Азии. Единого мнения на этот счет нет, многие эксперты, крупные политические деятели, руководители, говорят, дескать, не надо нас пугать и до ввода войск НАТО  в регионе были проблемы, и после вывода войск НАТО будут проблемы, ничего особенного не случится. Я на этот счет всегда отвечаю, что необходимо пугать, но в хорошем смысле слова. Пугать нужно для того, чтобы продумать тактику на опережение, ответить адекватно на те или иные вызовы, подготовиться к ним.  Специалисты и эксперты в области безопасности обращают внимание на вызовы для того, чтобы предложить конкретные шаги.

Касательно вывода войск, я думаю, что это даст толчок для нагнетания ситуации в регионе. Скорее всего, к власти в Афганистане придут талибы, сейчас это становится все более и более понятно. Я не затрагиваю сейчас внутренние проблемы Афганистана, существует множество различных сценариев того, как там будет развиваться ситуация, вплоть до того, что страна развалится на эмираты и так далее. Я об этом говорить не буду, это проблемы афганцев и они должны решать их сами. Я говорю о тех проблемах, которые непосредственно коснутся центральноазиатского региона. Вряд ли сами талибы начнут заявлять какие-то территориальные, географические претензии, но оппозиционные движения, такие как «Исламское движение Узбекистана», «Исламское движение Туркестана» и масса других,  могут это сделать. Причем, каждое из них ориентировано на определенную территорию.  Скажем, ИДУ конкретно на Узбекистан, «Исламское движение Туркестана»  на Туркестан и Синьцзян-Уйгурский автономный регион и так далее. Все эти силы, несомненно, оживятся. В Афганистане они уже давно свили себе очень удобные, уютные гнездышки, у них есть лагеря, в которых они готовят своих бойцов.

Кстати говоря,  есть информация, которая говорит о том, что в последние годы в связи с событиями в Сирии, очень много жителей нашего региона пополнили ряды этих оппозиционных сил. Была информация о том, что даже в Афганистане воюют целые национальные бригады, состоящие из людей азиатской национальности, в том числе, там очень много кыргызстанцев, особенно из  южных регионов. Они воевали в Сирии, они есть в лагерях оппозиции в Афганистане. Как только к власти придет талибан, а талибан к ним дружественное движение, он просто даст отмашку этим силам, они начнут двигаться в сторону стран Центральной Азии, и им уже никто не будет препятствовать.

Сейчас они в основном располагаются в юго-восточной части Афганистана, Вазиристане, на границе с Пакистаном. Чтобы добраться до стран центральноазиатского региона, им необходимо пересечь территорию Афганистана, а она пока что контролируется войсками НАТО. А когда количества натовских военных будет недостаточно для такого контроля, который имеется на  сегодняшний день, когда контингент будет уменьшен, и будет охранять только натовские базы, лагеря которые там останутся, а на патрулирование и проведение каких-то акций людей не будет хватать, то дорога откроется, они придут и начнут активно выполнять то, за что  много лет получают деньги.

Также, я предполагаю, что возрастет наркопроизводство и интенсифицируется наркотрафик.

IPP: Как обеспечить безопасность в центральноазиатском  регионе?

Я думаю, что страны Центральной Азии вряд ли самостоятельно способны обеспечить собственную безопасность, кроме наших региональных лидеров, я имею в виду, Казахстан, Узбекистан, они, пожалуй, в состоянии себя обезопасить. Наша страна и Таджикистан, вряд ли. Туркменистан трогать не будем – это нейтральная страна. Единственное на что мы можем реально надеяться в сложившейся ситуации – это на помощь со стороны ОДКБ.

Необходимо всемерно укреплять ОДКБ, уже подписаны необходимые договоры, создана  законодательная база для того, чтобы можно было адекватно ответить на вторжение. Если взять за пример события в Оше в 2010 году,  тогда стояла задача вообще создать законодательную базу для вмешательства ОДКБ в подобные конфликты. Тогда не было законодательной базы для реагирования на подобные события, была создана ОДКБ и считалось, что она будет что-то делать, а как, что, зачем и почему, оговорено не было. Сегодня уже подписаны все необходимые законодательные акты для того, чтобы ОДКБ имела возможность вмешиваться, как только будет совершена агрессия против государства-члена ОДКБ извне. Посмотрим насколько этот механизм будет эффективен, дай Бог, чтобы ничего не случилось, чтобы вообще не испытывать эту организацию на эффективность и на прочность.

Но меня теперь очень сильно волнует проблема детализации всех этих договоров. Хорошо, мы подписали все необходимые документы, но проблема в том, что за эти годы произошли колоссальные подвижки, изменилась геополитика в нашем регионе.

Приграничные с Афганистаном страны – Таджикистан и Узбекистан, а также юг Кыргызстана теперь уже мало чем отличаются от афганской территории даже в архитектурном плане. Раньше туда завозили кирпич, современные строительные материалы, но сейчас, из-за того что это все очень дорого, а жить надо, местное население активно, также, как и в Афганистане использует камень, саман, глину и дома даже стали такими же как в Афганистане, изменились культура, внешний облик людей.  По сути, население в приграничных районах очень мало чем отличается от афганского. Часто  языки «там» и «здесь» одинаковы – таджикский, узбекский… Это означает, что как только недружественные силы из Афганистана перейдут границу, необходимо будет считать не дни, а часы до того как они инфильтруются в нашу инфраструктуру, сольются с ней, потом мы их уже не сможем отследить. Их, возможно, будет заметить только по стычкам с пограничниками, террористическим актам и так далее.

Именно поэтому очень важно наладить систему охраны границ в рамках ОДКБ так, чтобы не дать им возможности проникнуть в страны центральноазитского региона. В этом плане необходима очень мощная детализация действий, вплоть до того, что, допустим, на наиболее прорывоопасных направлениях необходимо работать с местным населением. Даже простой чабан в горах должен знать, что ему делать, в момент, когда он увидел группу лиц, идущих в направлении границы Кыргызстана. Он должен четко понимать, как связаться с представителями власти, с милицией, пограничниками и так далее. Необходима детализация действий до такой степени. Я бы посоветовал, если я вообще имею право советовать такой солидной и мощной организации как ОДКБ, очень плотно заняться этим.

Страны-участницы должны определить наиболее вероятные пути прорыва банд-формирований  на  свою территорию, включая, так называемые накротропы, они ведь известны, пограничники о них знают, милиция о них знает. На этих наиболее вероятных направлениях надо проводить определенную работу, в том числе и с местными жителями, нужна специальная аппаратура, нужны самые современные средства связи, нужна сигнализация, вплоть до беспилотных самолетов, а это все очень дорого.

В этой связи мне бы хотелось поговорить о взаимодействии с другими государствами, которые  не являются членами ОДКБ. Возможно, в рамках ШОС подключить к обеспечению безопасности Китай, возможно даже расширить сотрудничество  – Иран, США и так далее. Кстати, США предлагали нам совместно бороться с накротрафиком и они готовы были поставить беспилотные самолеты, которые стоили очень дорого, но это предложение почему-то было политизировано, и в сотрудничестве им было отказано под предлогом того что, возможно,  им станет известна какая-нибудь конфиденциальная информация. Я пытался узнать, какая информация имеется в виду, что подразумевается под словом конфиденциальная, но не смог добиться ответа. Если им станут известны фамилии наркобаронов среди истеблишмента, то я думаю, что в этом ничего страшного не будет, они это и так знают.

Здесь необходимо сказать и о взаимодействии стран-участниц ОДКБ.Последний инцидент на границе с Таджикистаном очень сильно осложняет нашу кооперацию и взаимодействие. Я думаю, что это действительно проблема, это новый вызов и самое главное, что  он находится вне мандата, вне рамок компетенции ОДКБ. Здесь должна быть проявлена добрая воля стран, а ОДКБ может как организация, куда входят обе страны, сработать на опережение и выступить в качестве гаранта, постараться как-то способствовать тому, чтобы две страны, которые веками жили по соседству, обязательно нашли общий язык перед лицом общей угрозы.

Необходимо испробовать все методы, которые могут способствовать урегулированию конфликта, надо идти на взаимные уступки, хотя, это очень животрепещущий вопрос. Есть рекомендации, международная практика как лучше урегулировать подобные конфликты. Необходимо искать какие-то точки соприкосновения. Мы просто обречены жить рядом, и не можем все время жить в состоянии повышенной боеготовности, нам надо думать о том, как выйти из этого положения, необходимо проводить демаркацию, делимитацию, но это, еще раз говорю, очень сложный вопрос. Во время территориального размежевания в Ферганской долине была заложена эта бомба, тогда уже был запущен часовой механизм, сейчас он срабатывает. Ферганская долина – это наиболее вероятная зона возможного острого конфликта, где проживает несколько миллионов человек, и если, не дай Бог, что-то рванет, то это будет ужасный взрыв, который перевернет всю Центральную Азию.

Все организации, будь то Шанхайская организация сотрудничества или западные организации, должны сыграть свою роль. ШОС – очень серьезная организация, я уже говорил, что Китай необходимо как можно активнее вовлекать в обеспечение безопасности, это очень серьезный не только региональный, но и мировой игрок, так же как и Россия.  Его надо активнейшим образом вовлекать в решение региональных вопросов, потому что без Китая мы не разберемся, уже сегодня степень его влияния и  вовлеченности в решение любых вопросов очень высока, и, на мой взгляд, она будет буквально с каждым годом возрастать. Объективно с этим поделать ничего нельзя, с этим надо смириться, считаться и подумать о том, как использовать Китай, чтобы коэффициент полезного действия этого процесса вырос.

Международные организации, прежде всего ОБСЕ, проводит в регионе работу,  направленную на обеспечение безопасности, на юге нашей республики присутствуют специалисты и эксперты в области полиции, они работают с нашей милицией, населением, кроме этого проводят различные тренинги и так далее.

ООН проводит огромную работу. Необходимо понимать, что в регионе все играет роль в решении вопросов безопасности, включая экономические проекты, которые финансируются Всемирным банком, Глобальным фондом, Азиатским банком развития. Надо просто обратить внимание на то, что регион действительно взрывоопасный и более активно ко всему этому подходить.

Понятное дело, что каждый игрок на этом поле руководствуется своими специфическими страновыми интересами, и каждый хочет играть лидирующую роль в регионе, и они не смогут, условно говоря,  вдруг,  проснуться утром и встать с левой ноги, один встает с левой, другой с правой, третий еще долго ворочается в кровати. В любом случае эти игроки должны четко и ясно понимать, что безопасность в Центральной Азии – это  главная тема дня и пусть даже различными путями, но они должны стремиться к ее обеспечению. Дестабилизация ситуации в Центральной Азии, как минимум, угрожает таким игрокам, как Россия и Китай.

Данная публикация подготовлена при технической поддержке Посольства Великобритании в Кыргызстане. Материалы публикации не отражают официальную точку зрения Посольства.

автор: Анна Капушенко,

ИСТОЧНИК

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.