Люси в небе с нацистами: штурм Капитолия, психоделики и правые радикалы

В канадском фильме 2009 года «Дикая охота» забавы группы ролевиков завершаются катастрофой, когда участник, изображающий короля викингов Муртага, принимает с друзьями психоделические грибы, после чего ролевая игра превращается в оргию реального насилия.

В очередной раз подтверждая старую мудрость о том, что жизнь подражает искусству, правые активисты и по совместительству ролевики захватили здание заседаний Конгресса США, что привело к эвакуации законодателей, собравшихся с целью официально оформить победу Джо Байдена, и к пяти жертвам. 

Среди мятежников был человек, одетый в стиле викинга-шамана – головной убор с рогами, красно-бело-синяя раскраска лица и огромные чёрные тату на теле. Он позировал в образе победителя на трибуне зала Конгресса, символически демонстрируя «силу». 

Один из участников штурма Капитолия, «повстанец» Джейк Анджели – самозваный психоделический гуру, утверждающий, что нам срочно нужна панацея в виде психоделического шаманизма, который решит самые насущные проблемы человечества.

 

«Викинга» зовут Джейк Анджели (Джейкоб Энтони Анджели Чэнсли), он также известен как «Йеллоустонский волк», Loan Wolf и Q Shaman., но уникален он тем, что был единственным, насколько известно, самозваным психоделическим гуру в этой толпе. Его шаманский косплей не был случайностью – это ещё один пример опасной смеси психоделиков и правой идеологии. 

Согласно странице в Facebook «Star Seed Academy», ныне удаленной, Анджели предлагал услуги учителя и консультанта по вопросам «духа», имея дело с такими явлениями, как «вознесение», «расширение сознания» и «внечувственное восприятие» (всего лишь за $44.44!). Также на странице был опубликован как минимум один мем с отрицанием реальности COVID – ещё одна точка соприкосновения между психоделическим измерением и конспирологией. 

В начале 2018 года Анджели выступил в подкасте Psychedelic Milk («Психоделическое молоко»), на этот раз, под именем Loan Wolf. В своём блоге Star Seed Academy Анджели опубликовал эссе, в котором объяснил, что психоделический нео-шаманизм играет центральную роль в его мировоззрении и крайне важен в деле спасения человечества от саморазрушения. 

«Я открыто советую использовать эти шаманские растения и техники следующим образом: замещать ими, насколько возможно, фармацевтические средства и химические вещества в процессе лечения. Люди, достигшие возраста совершеннолетия и стремящиеся к духовному росту, могут принимать психоактивные растения под руководством и контролем опытного профессионального шамана или психиатра, исключительно в шаманском ритуальном контексте. Эти растения также могут принимать обитатели домов престарелых, страдающие серьёзными заболеваниями и стоящие на пороге смерти. Кроме того, они могут служить лекарствами от определенных разновидностей психических заболеваний и криминального поведения, избавляя людей от боли, которая привела людей в психбольницы и тюрьмы и вынуждает их возвращаться в эти заведения. Растения помогают корректировать криминальную ментальность и радикально меняют специфическое криминальное мировоззрение, которое и служит причиной преступного поведения».

Представление Анджели, согласно которому психоделики спасут мир – это шаблон в психоделическом дискурсе. Не похоже, чтобы использование психоделиков помогло самому Анджели испытать эмпатию к запуганным законодателям, которые прятались под креслами в зале Конгресса, опасаясь за свои жизни. Больше того,  многочисленные публичные заявления и статьи Анджели свидетельствуют о том, что психоделики подпитывали его уверенность в том, что он следует «высшему закону», «закону Q», который исповедует движение QAnon, с его мантрой «Where we go one, we go all» –  «Где мы идём по одному, мы идём все вместе». 

Хотя Анджели не скрывает своей причастности к движению Q, он считает использование психоделиков ключевым фактором в деле изменения мира: 

«Только благодаря реинтеграции с природой и употреблению растений, способных уничтожить состояние нашей запрограммированности культурными кодами, можно вернуться к симбиотическим отношениям с природой и растениями. Если мы этого не сделаем, нас однозначно ждёт крах – гибель планеты и всего живого на ней». 

Представление, согласно которому монополия на психоделики принадлежит прогрессивным или левым политикам, ошибочно. Сравните идеи Анджели с сантиментами ботаника-нациста Эрнста Леманна: 

«Мы считаем, что изоляция человечества от природы, от всех форм жизни как целого, ведёт к гибели человечества и смерти наций. Только благодаря реинтеграции человечества и природы мы можем стать сильнее… Стремление к связи с жизнью во всей её тотальности, с самой природой, которая является нашей врождённой природой – это глубочайший смысл и квинтэссенция национал-социалистической мысли».

Судя по всему, Анджели впервые выступил на протестной сцене в качестве противника движения Black Lives Matter и добровольного помощника полиции в Аризоне. Невозможно не обратить внимание на многочисленные тату нордических символов на теле Анджели, включая Валькнут, «узел павших». В недавно опубликованной книге «Милитаристы культуры: путешествие в дарквеб теорий превосходства белой расы» её автор Талиа Лавин отмечает связь между группами белых супремасистов и нордической символикой. Её наблюдения крайне актуальны и своевременны в контексте публичной деятельности Анджели, выступающего в защиту полицейской безнаказанности, убийств и насилия в отношении чернокожих людей: 

«Любая борьба нуждается в мифе, в историческом фундаменте, который служит для участников источником смысла, позволяя им почувствовать себя частью чего-то большего, нежели они сами, чего-то великого и насущного. В этом отношении транснациональный белый супремасизм – представление, согласно которому все белые люди на планеты объединены общей целью – ничем не отличается.  Их борьба требует возвращения в прошлое, во времена, предшествующие возникновению концепции расы в восемнадцатом и девятнадцатом столетиях, с целью переписать историю религиозных войн и достижения той эпохи в качестве «победы белого начала».  Она требует создания общего наследия из разрозненных культурных артефактов, переосмысления неудач и жестокостей крестоносцев и древней пиратской культуры викингов как части сравнительно новой концепции «белого превосходства».

Это не первый симбиоз психоделиков и крайне правых, и, скорее всего, не последний. Анджели уже взяли под стражу, но на свободе остаются многие другие участники фашистского мятежа. Тешить себя иллюзиями, будто психоделики каким-то чудом исцелят мир, вылечив наши души, в то время как вполне реальные фашисты устраивают перевороты, значит напрасно терять время, которого у нас уже не осталось.

В наши дни, когда психоделики проникают в массовое сознание, их сторонникам и реформаторам стоит объективно рассмотреть представление, согласно которому вещества КАК ТАКОВЫЕ способны стать фактором социального прогресса. 

Психоделики – это химические вещества, несущий немалый культурный багаж, однако они лишены свойств, присущих им «неотъемлемо» или «сущностно».

В мире идут и ширятся процессы декриминализации, медикализации и легализации, но психоделический  ренессанс разворачивается в социоэкономическом контексте капитализма. В последнее время общественный климат явно изменился – в сторону дестабилизации и правого экстремизма. Однако многие допускают, что широко распространение психоделиков каким-то образом вдохновит человечество усвоить прогрессивные взгляды, зажить на началах вселенского братства и слиться в экстазе нескончаемых платонических объятий. 

Тем не менее, есть масса свидетельств того, что представители всего спектра правой идеологии, от откровенных нацистов до консервативных центристов, относятся к психоделикам дружелюбно, не видя в них ни малейшей угрозы. 

Концерты-импровизации, рейвы, фестивали «Рэйнбоу» и «Burning Man» – все эти культурные локации ассоциируются с психоделиками и с работой контркультурной интеллигенции в лице Энн Шульгин, Teafaerie, Тимоти Лири и Олдоса Хаксли. В наши дни об ЛСД, ДМТ и псилоцибиновых грибах можно услышать от популярного шоумена Джо Рогана, прочитать о них на Netflix, Reddit или в блоге какого-нибудь модного автора статей о правильном питании. 

Представители поколения «нулевых» в США принимают психоделики в таких же количествах, как и представители послевоенного поколения. Скорее всего, рост этой тенденции приведёт к тому, что новое положение вещей повлияет на восприятие психоделического измерения широкими массами. Тем временем, энтузиасты настаивают на том, что психоделики способны исцелить мир. Как сказал Майкл Поллан на Esalen: 

«Вы не можете не чувствовать, что это лекарство от недугов нашего времени. Но только в том случае, если нам удастся накормить веществами Трампа».

В 2018 году д-р Робин Кэрхарт-Харрис и его коллеги из Имперского Колледжа в Лондоне опубликовали данные исследования, свидетельствующие о том, что псилоцибиновая терапия терапевтически резистентной депрессии имеет побочный эффект в виде статистически значимого уменьшения авторитарных тенденций. 

За публикацией этих данных последовал вал восторженных статей в прессе о том, что волшебные грибы способны победить фашизм. Однако это «открытие» было основано на ответах на пять вопросов, адресованных 14 участникам опроса, и только пять человек из этой группы принимали псилоцибин. Кэрхарт-Харрис и его команда утверждают: 

«Возможность изменений мировоззрения, вызванного приёмом веществ, представляется достаточно интригующей и своевременной, чтобы заслуживать дальнейшего изучения».

Похоже, авторы исследования предполагают, что от авторитаризма помогает лекарственная терапия, аналогичная той, что используется в случае посттравматического стрессорного расстройства. Однако способна ли коммерческая индустрия здравоохранения кого бы то ни было «просветить»? Неужели кто-то и вправду верит, что «сома по выходным» спасёт мир?

 

В известном смысле, да. Видные учёные позиционируют психоделики в качестве геополитической панацеи: 

«Совместно с исследователями из Имперского Колледжа в Лондоне, MAPS планирует дать израильтянам и палестинцам возможность совместного употребления аяхуаски под руководством экспертов, благодаря чему они сумеют преодолеть свои  травмы. Идея состоит в том, что воюющие фракции, найдя общую почву в своих мистических и духовных переживаниях, сумеют преодолеть политическую вражду».

Однако стоит пересмотреть выводы, сделанные на основе этих исследований, поскольку недавняя история даёт слишком много примеров обратного свойства, чтобы продолжать воображать, будто психоделические субстанции превратят людей в прогрессивных и анти-авторитарных граждан, свободных от травматических расстройств. 

Несомненно, психоделики – это могущественные инструменты, которыми общество пренебрегает.  Но не слишком ли много гуру психоделии на себя берут? Начнём с простейшего контраргумента: недавно, накануне событий в Вирджинии, в ходе которых тысячи вооружённых граждан протестовали против планов членов Демократической партии США принять меры по контролю над оружием, по обвинению в незаконном хранении оружия и наркотиков были арестованы члены международной неонацистской группировки The Base. В числе прочего, их заподозрили в попытке производства ДМТ (диметилтриптамина, который в современных американских реалиях обычно экстрагируют из растительного материала и курят). 

Другой пример – Atomwaffen Division, группа сторонников идеи превосходства белой расы. Поклонники Адольфа Гитлера и Чарльза Мэнсона, они активно пропагандируют свои взгляды, в основе которых лежит смесь нигилизма и оккультных представлений. Членов группы связывают с несколькими убийствами и попытками создать «грязную» атомную бомбу. В 2019 году некоторым из них предъявили обвинения в хранении каннабиса, опиума и псилоцибиновых грибов. 

Один из арестованных членов группы, некто Эндрю Томасберг (Andrew Thomasberg), писал другу: 

«Психоделический нацизм… Не существует более арийской практики, чем употребление энтеогенов».

Однако, уточнил он, «наркозависимость – удел унтерменшей». 

Друг ответил: «Это предмет дискуссий. Но я до сих пор храню грибы». 

Показателен пример Эндрю Энглина (Andrew Anglin),  уроженца Огайо и создателя форума американских неонацистов The Daily Stormer («Ежедневный штурмовик»). Пресса сообщает: 

«Несколько человек, знавших его школьником, свидетельствуют, что он также серьёзно увлекался наркотиками. Он принимал ЛСД прямо в школе или во время прогулок по Highbanks Metro Park. Эндрю употреблял кетамин, псилоцибиновые грибы, а по выходным нюхал кокаин. Он опустошал пузырьки с Robitussin (сироп от кашля, содержащий декстрометорфан), после чего «робо-триповал» до такой степени, что повредил желудок и блевал прямо в мусорные корзины в школьных коридорах».

Энглин – не единственный «опытный» основатель сайта, пропагандирующего ненависть: создатель 8chan Фредерик Бреннен (Frederick Brennen) находился под воздействием грибов, когда у него родилась идея форума с абсолютной свободой слова, надёжной гавани для сторонников теории превосходства белой расы. 

До того, как Бреннен удалил сайт (впоследствии он возродился как 8kun), 8chan стал площадкой, на которой свои манифесты размещали реальные террористы, включая человека, устроившего стрельбу в мечетях Крайстчерча в Новой Зеландии, где погиб 51 человек и более 50 было ранено.

Несомненно, это диковинный феномен начала 21 столетия. Однако не всё так просто. Не секрет, что товарищем Альберта Хофманна по кислотным трипам был консервативный немецкий писатель, мыслитель и офицер Эрнст Юнгер. Хофманн посвятил ему целую главу книги «ЛСД – мой трудный ребёнок», озаглавленную «Сияние Эрнста Юнгера». Хотя Югер имел чин гауптмана, он отказался вступить в партию национал-социалистов и заседать в Рейхстаге, но, по его собственному признанию, поддерживал Гитлера… до 1938 года. 

Трудно вообразить, что сам термин «психонавт» изобрёл офицер вермахта, который занимал должность цензора в оккупированной нацистами Франции, однако то был именно Юнгер. 

Как минимум, на интеллектуальном уровне Юнгер имел расхождения с нацизмом. После войны, хотя его и обзывали «попутчиком нацистов», он сумел обелить свою репутацию, которая, впрочем, так и осталась неоднозначной, и умер знаменитым писателем и человеком-загадкой. 

Автор и исследователь Алан Пайпер много размышлял о Юнгере, психоделиках и крайне правых. В монографии Strange Drugs Make for Strange Bedfellows, изданной в 2014 году, Пайпер рассматривает связь правых и веществ. Пайпер утверждает, что психоделическая культура выживала на обочине общества, из-за чего с ней соприкоснулись отверженные обоих лагерей – левого и правого. 

Поскольку «обочина» (т. е., субкультура) часто имеет низкие стандарты членства, проникновение в субкультуры правых стало возможно благодаря стратегии вербовки, известной как «внедрение». 

Примером неуспешной попытки «внедрения» служит недавний эпизод, когда проживающий в США британский полемист, политический комментатор и видный идеолог новых правых Майло Яннопулос попытался внедриться в сообщество участников книжных ярмарок, объявив, что выступит на книжной ярмарке in MidWest FurFest 2019 в Иллинойсе. Общественность разглядела его уловку и пресекла попытки Яннопулоса «взломать» сообщество. 

Пайпер приводит несколько примеров того, как субкультуры неоязычников, неофолк и готов принимали психоделики, как явление, но не сумели избежать инфильтрации своих рядов неонацистами. Битва продолжается. 

Алан Пайпер считает: 

«Некоторые люди допускают, что психоделики способны превратить человека в своего рода либерала с широким взглядом на мир. Я думаю, что можно обозреть историю культуры, с целью понять, где корни такого представления. Они едва ли могут быть связаны с мескалином и его историей; во всяком случае, я не встречал таких указаний…

Интересным примером были американский  издатель и журналист Генри Робинсон Люс, создатель всемирно известных журналов Time, Fortune, Life и других изданий, и его жена Клэр Бут Люс. Супруги  не раз принимали ЛСД под надзором профессора химической патологии Сидни Коэна. И оставались остервенелыми антикоммунистами. Их этот опыт не изменил! 

…Я не думаю, что психоделики фундаментальным образом изменят общество одной силой своих эффектов. Они не изменят мир. Сила капитализма и потребительства гораздо, гораздо мощнее психоделиков. Это безжалостная сила, сметающая всё на своём пути и заставляющая всех служить своим целям – именно это я усматриваю в современных процессах медикализации и товаризации психоделиков».

Несомненно, реальные нацисты будут непростыми пациентами для любого клинического врача. А что же говорить о консервативных поклонниках авторитаризма из числа деятелей интеллектуального дарквеба, таких как Сэм Харрис, Джордан Питерсон и Джо Роган? 

Интеллектуальный дарквеб представляет собой широкомасштабную сеть, которая служит воротами для реакционно настроенных правых. Некоторые из них с почтением отзываются о чудесах психоделических триптаминов. Канадский клинический психолог Джордан Питерсон – один из самых рьяных поборников иерархического устройства общества. По его мнению, иерархия в обществе неустранима, поскольку в основе её лежат объективные биологические причины. При этом, его восхищают эффекты аяхуаски и псилоцибина (он и сам принимал псилоцибин). 

У Питерсона находятся поклонники не только в среде правых. Скорее всего, благодаря его позитивной оценке роли психоделиков, «правила жизни» Питерсона популярны в психоделических кругах. 

Популяризатор атеизма, публицист в области философии, религии и нейробиологии Сэм Харрис уделяет немало внимания психоделикам в своих книгах и подкастах. Недавно Харрис взял интервью у ведущего исследователя псилоцибина в Университете Джонса Хопкинса, д-ра Роланда Грифитса. Общение с Грифитсом вдохновило его принять «героическую дозу» псилоцибина, о которой говорил Теренс Маккенна (5 г сухих грибов), после чего Харрис заявил, что «никогда прежде его ум не был таким ясным». 

Джо Роган – медийный бунтарь, чья бизнес-модель строится на сочетании новизны и неоднозначности.  Его любовь к психоделикам настолько велика, что в интернете можно увидеть массу карикатур, на которых Роган любому гостю своего шоу невпопад задаёт вопрос о ДМТ. Хотя в целом его ассоциируют с либертарианством, Роган знакомит свою гигантскую аудиторию с правыми экстремистами в лице Майло Яннопулоса, Бена Шапиро и других. 

Однако Роган, по крайней мере, сомневается в том, что можно изменить политические взгляды Дональда Трампа с помощью психоделиков. 

Венчурный капитал активно заходит на территорию психоделиков. Реклама новых психоделических клиник и услуг предсказуемо становится частью старой доброй риторики с обещаниями светлого прогрессивного будущего. 

Психоделики проникают в мейнстрим и традиционные идеологии: их принимают либералы, консерваторы, евангелисты, альт-райты, фашисты, разномастные расисты… кто угодно. Не похоже, чтобы крайне правые приветствовали психоделики в той же степени, что и представители других субкультур, но тенденция усиливается, и положение вещей может в одночасье измениться. 

Утверждать, что психоделики исцелят идеологические «болезни», не агитируя за сопутствующие (и необходимые!) систематические изменения, не имеет смысла. 

Больше того,  подобные фантазии позволяют членам психоделического движения отстраняться от реальной борьбы и ограничиваться призывами к декриминализации отдельных веществ, умывая руки, вместо того, чтобы действительно положить конец войне с наркотиками через ПОЛНУЮ ДЕКРИМИНАЛИЗАЦИЮ ВСЕХ ВЕЩЕСТВ. 

Мы имеем дело с бесчисленным множеством социальных проблем, и психоделики способны служить средством разрешения политических конфликтов в самой их основе. Однако никакое количество трипов или взываний к химической трансцендентности не может заменить организованную, коллективную и осуществляемую в реальном мире работу по борьбе с системными преступлениями капитализма, теориями превосходства белой расы и экологической катастрофой. Короткого пути к лучшему миру (в том числе, к миру без запрета на психоделики) не существует.

Если люди, испытавшие на себе целебное действие психоделиков, хотят увидеть реальные изменения, они должны выступать за самую широкую реформу законодательства и бороться за неё 99.99% того времени, когда они не находятся под воздействием веществ. 

Речь идёт о необходимости широкомасштабной и политически активной психоделической интеграции, которая позволит нам заключить друг друга в объятия с такой  же любовью, с какой мы обнимаем пустоту. Если мы хотим лучшего мира, какими бы ни были наши представления о нём, необходимо за него сражаться. 

В кругах поклонников психоделической терапии людям снова и снова говорят о необходимости противостоять «тени», идти навстречу страхам и разбираться в том, какой источник боли. Пока же мы только скользим по поверхности. 

Брайан Пэйс 

Об авторе: 

Брайан Пэйс (Brian Pace) – руководитель отдела научных исследований в области психоделиков в Университете Огайо, специалист по фитохимии, этноботанике и экопсихологии.

Подготовил: Максим Катрич

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.