Легальные наркотики в СССР

drug USSR «Вся история СССР была историей борьбы учёных, инженеров и партийных деятелей за освоение производства новых наркотиков на благо советского человека». (с)

Настоящий обзор не является исчерпывающим – автор описал лишь часть достижений советской фармакологии.

 

 

Наркотики в СССР: правовой аспект

В первые годы существования советского государства все наркотики были легальны: соответствующего законодательства в молодой Советской России просто не было. Декрет № 1 «О суде» от 24 ноября 1917 г. предписывал руководствоваться «законами свергнутых правительств». Однако в Российской империи отсутствовал свод законов, направленных на борьбу с наркоманией, поэтому большевики действовали по ситуации.

В 1918 году Совет народных комиссаров издал циркуляр «О борьбе со спекуляцией кокаином». За торговлю кокаином вне аптеки он предусматривал наказания от штрафа до расстрела, но то были суровые времена военного коммунизма, которые завершились в 1921 году с началом НЭПа.

В 1918-1920 гг. опиум, настойку индийской конопли, морфин и кокаин бесплатно выдавали в аптеках рабочим, крестьянам и солдатам по декрету Ленина от декабря 1918 года «О национализации аптек», об этом писал «Химико-фармацевтический журнал» (1923, № 1-3). В начале 1920-х гг. по распоряжению Ленина кокаин бесплатно раздавали голодающим Поволжья.

В Уголовном кодексе 1922 года не было статей, посвящённых наркотикам. Закон предусматривал ответственность за «производство ядовитых и сильнодействующих веществ», но перечень веществ отсутствовал. Ограничения действовали только применительно к опиуму, морфину и кокаину (инструкция Наркомздрава «Об отпуске опия, морфия, кокаина и их солей» от 1923 года). Уголовной ответственности за торговлю этими веществами вне аптечной сети не было.

Лишь в 1926-1928 гг. власти запретили свободный оборот наркотиков, но их список ограничивался кокаином и опием (и его производными). Статья 104 УК РФСФР «Изготовление и хранение с целью сбыта и самый сбыт кокаина, опия, морфия, эфира и других одурманивающих веществ без надлежащего разрешения» предусматривала до года лишения свободы, но само употребление преступлением не считалось и не преследовалось.

В целом, советская власть считала наркоманию пережитком буржуазного прошлого и проводила на удивление либеральную наркополитику. Так, в 1925 г. конференция Наркосекции Мосздравотдела отвергла идею создания мест принудительного лечения для наркоманов, которую предлагал НКВД. На местах власти позволяли наркозависимым получать наркотики в аптеках по рецепту. Например, в Свердловске до 1929 года местные наркозависимые могли получать наркотики во всех аптеках, а в 1929 году распоряжением Горздравотдела их прикрепили к одной аптеке, где наркотики им отпускали по рецептам наркопункта.

В 1925 году власти ввели норму отпуска героина: 60 доз в руки (0,3 г на рецепт терапевта), эта норма сохранялась до 1957 года.

В 1926 году в аптеках Ленинграда наркозависимые могли по государственной низкой цене приобретать морфий, опий, экстракт и настойку опия, кокаин и героин, о чём писал журнал «Вестник фармации» (1926, №7, стр. 171).  Такая возможность сохранялась до 1934 года.

Фактически, до 1929 года наркотики практически свободно продавались в аптеках всем желающим. Наркопункты, наркосекции и наркодиспансеры разных уровней начали создавать в середине 1920-х гг. Эти органы здравоохранения отвечали за работу с наркозависимыми. Также наркозависимым оказывали психиатрическую помощь.

Массовому распространению наркомании способствовали дырявые границы, рост преступности, но главное – сухой закон, который большевики ввели после революции. Постепенно границы перекрывались, а в 1925 году было разрешено производство водки, и массовая наркомания пошла на спад.

В середине 1930-ых годов начался период, растянувшийся на десятилетия, который проходил под девизом «в СССР наркомании нет».  В то же время в стране началось производство новых веществ, которые были абсолютно легальны и легко доступны широким массам трудящихся.

Фенамин (амфетамин)

В 1932 году в СССР вышла первая статья об амфетамине (советское название – фенамин, иногда в литературе использовалось заимствованное из США название бензедрин) в журнале «Химико-фармацевтическая промышленность» (1932 год, № 4-5, с. 176). Авторы статьи описали метод синтеза фенамина, в котором в качестве исходного сырья использовался фенилнитропен, и упомянули то обстоятельство, что фенамин применяют в глазных каплях вместо токсичного атропина.

В 1939 году научный сотрудник московского Всесоюзного научно-исследовательского химико-фармацевтического института Г. А. Гаркуша синтезировал фенамин под руководством известного советского химика-органика профессора Онисима Магидсона.

8 июля 1939 года Магидсон и Гаркуша подали заявку на метод промышленного производства фенамина путем нагревания фенилуксусной кислоты с уксусным ангидридом в присутствии безводного уксуснокислого натрия. Заявка была опубликована 31 июля 1940 года (авторское свидетельство СССР № 57594). Об открытии учёных в марте 1941 года написал «Журнал общей химии» (N 4, с. 339-343).

Почти одновременно в ленинградском «Журнале прикладной химии» (1941 N 3 с. 410-415) вышла статья сотрудников кафедры химии Львовского медицинского института Богуслава Бобранского и Я. В. Драбика «Новый способ получения 1-фенил-2-амино-пропана», в которой авторы описали метод синтеза фенамина из цианистого бензила. Статья поступила в редакцию 27 июля 1940 года. Статья Магидсона и Маркуши поступила в редакцию «Журнала прикладной химии» в Ленинграде 26 июля 1940 года. Таким образом, львовские и московские химики практически одновременно разными способами синтезировали фенамин.

В 1939 году в СССР началось промышленное производство фенамина в качестве лекарства при простудных заболеваниях. Вещество производили на заводе «Фармакон» в Ленинграде – до 10 тонн в год.

В 1941 году амфетамин, он же фенамин, впервые включили в справочник для врачей (Машковский М. Д. «Новые лекарственные препараты», Медгиз, Москва 1941, стр. 37-38). В статье о фенамине говорилось: «Фенамин применяется для смазывания раствором и ингаляций при заболеваниях слизистой носа и верхних дыхательных путей и в качестве стимулятора в дозе от 5 до 20 мг два-три раза в день».

В 1942 году были опубликованы две статьи о применении фенамина на войне: статья Х. С. Коштоянца «Бензедрин и первитин» («Советская медицина», 1942, N1-2, стр. 8-11) и статья профессора М. Я. Серейского «Стимуляторы нервной системы» («Советская медицина», 1942, N 8 стр 15-17). Из этих публикаций следует, что впервые фенамин начали давать советским солдатам во время боёв в сентябре-октябре 1939 года в Польше, где Красная армия сражалась бок о бок с гитлеровскими войсками, а также в ходе советско-финской войны в 1939-1940 гг. Стандартная доза, которую выдавали солдату, составляла 20 мг.

В 1943 году профессор М. Я. Серейский опубликовал книгу «Стимуляторы нервной системы». В ней, на страницах 117-123, описано применение фенамина в качестве лекарства от 40 разных болезней, включая ПМС и гипотонию. Автор подчёркивает безвредность фенамина: «испытуемому мы вводили фенамин ежедневно в течении месяца по 30 мг внутривенно безо всяких вредных последствий», «при гипотонии больному давали шесть месяцев по 150 мг фенамина в сутки».

В 1938-1941 гг московские врачи изучали воздействие амфетамина на добровольцах и на себе и определили оптимальную дозу для солдата в 20 м. Выяснилось, что доза в 10 мг была слабой в боевых условиях и не устраняла сонливость. Также изучались дозы в 30 мг и 40 мг, но оказалось, что от 30 мг амфетамина лётчики и зенитчики чаще совершали ошибки, а от 40 мг у некоторых испытуемых поднималось давление и учащался пульс.

В 1944 году газета «Красная Звезда» опубликовала отчёт о применении фенамина на фронте, в котором вещество характеризовалось как «замечательное средство» (6 апреля 1944 г., № 82):

«Уже несколько лет наши учёные работают над проблемой борьбы с утомляемостью. Им удалось синтезировать препарат «фенамин», который отлично противодействует усталости.

С начала Отечественной войны по заданию Главного военно-санитарного управления Красной Армии группа сотрудников и учеников академика Л. А. Орбели проводит массовые исследования по применению фенамина в условиях боевой обстановки. Препарат этот уже был испытан в авиации, артиллерия в бронетанковых войсках, в пехоте. Во всех случаях результаты были получены положительные. Особенно показательны случаи использования фенамина при ночных маршах танковых войск, автомобильных колонн, перебрасывающих войска и боеприпасы.

Как показала практика, принятие одной-двух таблеток фенамина через 20-30 минут полностью устраняет сонливость. Препарат этот не только разгоняет сон: он, кроме того, делает мысль более ясной. У человека заметно повышается активность, сохраняется работоспособность в течение 10-12 часов. Зрение и слух при этом обостряются.

Таким образом, фенамин обладает замечательным свойством мобилизовать скрытые запасы энергии в человеческом организме. Известны случаи, когда принятие одной-двух таблеток фенамина обеспечивало работо- и боеспособность в продолжение 24-36 часов.

Бойцы, получившие фенамин в окопах перед рассветом, когда особенно хочется заснуть, отмечали появление чувства бодрости и свежести. Установлено, что под влиянием фенамина движения становятся более координированными, что имеет большее значение как при стрельбе, так и в управлении машинами. Однако следует помнить, что злоупотреблять этим замечательным средством ни в коем случае нельзя».

Фенамин в борьбе за дело Ленина-Сталина

Публикации о фенамине в советской научной периодике носили идеологизированный характер. Например, в статье академика Х. С. Коштоянца «О пользе фенамина и первитина в борьбе за дело Ленина-Сталина» (журнал «Советская медицина», 1942, том 6, № 1-2, стр. 8-11) содержалось такое утверждение: «Новые лекарства фенамин и первитин (метамфетамин) помогают дополнительные пять часов бороться за дело Ленина-Сталина против фашистских оккупантов!».

Другая пропагандистская статья – публикация в журнале «Советская медицина» (1943, номер 9, стр. 1-5), автором которой был биохимик, основатель Института медицинской химии при Львовском университете Яков Парнас. В материале под названием «Химия и гормоны» Парнас пишет, что «бензедрин, он же фенамин, он же амфетамин, и первитин (метамфетамин) являются гормонами веры в дело Ленина-Сталина», а «приём амфетамина или первитина усиливает веру в Сталина».

Фенамин в блокадном Ленинграде

В период блокады (с сентября 1941 года по январь 1944 года) в помещении факультета химии Ленинградского Государственного Университета на Среднем проспекте Васильевского острова студенты синтезировали фенамин для нужд обороны города в количестве от 5 кг до 10 кг в день (а также героин в количестве 5 кг в день). Работой студентов руководили профессора Г.В. Пигулевский и А.И. Якубчик, а также доценты Н.Д. Лихачев и Ю.К. Новодранов.

Также в блокадном Ленинграде ставились опыты по изучению влияния фенамина на человеческий организм. Они проходили на кафедрах фармакологии и физкультуры Военно-медицинской академии в сентябре 1942 года. Курсанты-добровольцы принимали фенамин в дозах 10 мг, 20 мг, 30 мг, 40 мг и 50 мг, после чего бежали одну стометровку, или четыре стометровки в день, или четыре дистанции в тысячу метров – в спортивной одежде и с рюкзаком весом в 20 кг. В итоге, была определена оптимальная доза: 20 мг фенамина с глюкозой. Отчёт о результатах этих опытов был опубликован в журнале «Фармакология и токсикология» на восьми страницах в 1944 году.

В журнале «Советская медицина» за 1942-1943 гг разовая доза фенамина указывалась как 20-30 мг, суточная – 80 мг.

Крупное промышленное производство фенамина в СССР началось в 1945 году (выпускался в таблетках по 10 мг). Амфетамин советского производства представлял собой смесь двух изомеров (рацемат). В 1942-1945 СССР получал правовращающий изомер амфетамина (декседрин) из Великобритании в виде военной помощи. Декстроафметамин обладает повышенной психостимулирующей активностью.

До 1956 года фенамин в таблетках продавался в советских аптеках без рецепта, приказом по Министерству здравоохранения СССР N294 от 30/VII-1956 г. был установлен особый порядок отпуска фенамина из аптек по специальным бланкам, подлежащим учёту. Однако до 1974 года фенамин оставался безрецептурным в форме карманного ингалятора ингафена.

Ингафен

Ингафен рекламировали как «эффективное средство при насморке и гриппе». Ингалятор представлял собой белую пластмассовую трубочку диаметром около 1 см и длиной около 4 см. С одной стороны трубочка сужалась до 7 мм, где в ней было отверстие диаметром в 2 мм. Трубочку можно было развинтить на две части – внутри одной из них находилась ткань, пропитанная смесью основания фенамина (20 мг), ментола, эвкалиптового масла и лавандового масла. Тряпочку можно было проглотить или положить под язык и рассасывать содержимое.

ингафен с фенамином 1 ингафен с фенамином 2

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Ингафен производили в СССР миллионами упаковок – его продавали внутри страны, экспортировали в страны соцлагеря и обеспечивали им советские войска, базировавшиеся в странах соцлагеря. Примечательно, что в половине советских книг для врачей и фармацевтов не указывалось, что в состав ингафена входит фенамин/амфетамин. В конце 1973 года ингафен был снят с производства.

Фенатин

Амфетамин опасен для больных гипертонией, поэтому в 1943 году в СССР разработали препарат фенатин, который, подобно амфетамину, оказывает мощное психостимулирующее действие. В структуре этого вещества атом азота амфетамина замещён остатком никотиновой кислоты, поэтому другое название фенатина – первитон, поскольку, как и первитин (метафметамин), он является уже вторичным амином.

В книге «Лекарственные средства» М.Д. Машковский пишет:

«От фенамина (амфетамина) фенатин отличается более «мягким» действием, а также тем, что не вызывает сужения кровеносных сосудов и не повышает артериального давления – наоборот, под влиянием фенатина артериальное давление снижается; это даёт возможность при необходимости назначать фенатин как стимулятор центральной нервной системы больным гипертонией. (…) Имеются данные об успешном применении фенатина при лечении ожирения».

О высокой безопасности вещества свидетельствовал тот факт, что высшая разовая доза для взрослых составляла 200 мг, суточная –600 мг. В СССР фенатин выпускался в порошке и в таблетках по 50 мг и продавался без рецепта.

 

Первитин (метамфетамин) – «лекарство от лени»

В 1938-1941 годах СССР получал первитин в качестве гуманитарной помощи из Германии, где его в огромных масштабах производили с 1936 года. Именно у нацистов советские учёные заимствовали название препарата, а сами впервые синтезировали вещество в 1940 году в Харькове. Там же в 1940-1941 годах они изучали свойства первитина на ежах. Ежу в состоянии зимней спячки вкалывали дозу первитина, из-за чего животное просыпалось. Статья с рассказом об этих опытах была опубликована в 1943 году (Коштоянц Х.С. «Доклады Академии наук СССР», 1943, том 39, стр. 216-218).

Впервые реклама первитина в советской печати появилась во время войны в журнале «Фармация» (1942, № 6), который характеризовал первитин как «лекарство, устраняющее лень и неохоту к труду».

В 1943 году на заводе в Харькове началось промышленное производство первитина в виде порошка, таблеток по 3 мг (упаковка содержала 20 таблеток) и ампул (15 мг). Советский первитин представлял собой d-метамфетамин (декстрометамфетамин) – он является более сильным стимулятором центральной нервной системы, чем метамфетамин-рацемат. Ежегодно харьковский завод производил 300 кг первитина.

В 1947-1948 годах в каждом номере журнала «Советская медицина» на четвёртой странице обложки публиковали рекламу первитина: «Покупайте первитин – требуйте во всех аптеках СССР! Первитин необходим при труде ночью и при срочной работе в течении до 36 часов. Выпускается в трубочках, 20 таблеток по 3 мг, цена 3 руб и 38 коп» (в ценах 1961-1990 гг. – 34 коп за 60 мг).

До 1956 года первитин продавали без рецепта, с 1956 года – по обычному рецепту, с 1961 года – по розовому рецепту для наркотиков. В 1974 году его сняли с производства, но продолжали, наряду с фенамином, использовать в милиции, армии, спецназе и ГРУ.

Кокаин

Сразу после революции многократно увеличился контрабандный ввоз немецкого кокаина через Псков, Ригу, Кронштадт.

Княгиня Татьяна Куракина, урождённая баронесса Врангель, писала в своих мемуарах: «Бич всей Советской России – это кокаин. Хотя Россия приведена в состояние полного обнищания и нуждается решительно во всем – но кокаин есть, и его хватает на всех… Откуда, какими путями он попадает в Россию – сказать не берусь, но он есть. Большевики занюхиваются им почти поголовно».

На годы НЭПа пришёлся расцвет эпидемии кокаинизма. Потребителями кокаина были не только беспризорники, уголовники и проститутки (в 1924 году среди проституток Харькова процент наркозависимых составлял 77%), но и самые широкие слои населения.

В 1924 году врач Василевский в брошюре «Дурманы (наркотики)» констатировал: «В последние годы у нас кокаинизм в крупных городах принимает грозные размеры, чему способствует контрабандный ввоз яда, особенно из Эстонии и Латвии. «Белый порошок» всё более распространяется и среди советских служащих, врачей и особенно актёров».

Исследовательница М. Белоусова в 1926 году писала, что рабочие среди кокаинистов составляли 10,7%, а употребление кокаина было распространено даже среди сотрудников правоохранительных органов.

Советская власть боролась с нелегальным кокаином и одновременно стремилась найти надёжный источник медицинского кокаина. В первой четверти двадцатого столетия крупнейшим мировым производителем кокаина была немецкая компания Merck – по воспоминаниям известного киевлянина Александра Вертинского, в годы его молодости кокаин называли «немецким порошком».

Владимир Ильич Ленин мечтал избавиться от зависимости от импорта кокаина из Германии. Первые саженцы кустов коки для производства советского кокаина высадили в субтропической Абхазии (Грузии), в Пицунде, 22 апреля 1926 года – в день рождения вождя, который скончался годом ранее. Об этом писала Адель Гаммерман в книге «Курс фармакогнозии» (Медгиз, 1948):

«Впервые в теплицах кустарник кока (Erythroxylon coca) посадили 22 апреля 1926 для обеспечения НКВД и компартии кокаином».

Статьи о выращивании коки в Абхазии можно найти в журнале «Советские субтропики» (1935, № 3, cтр. 101; 1936, № 1, cтр. 8; 1939, №1, стр. 14).

В журнале «Советская медицина» (1943, № 4, стр. 21-23) в статье под названием «Дадим стране больше лекарственного сырья» профессор Д. М. Российский писал:

«В стране произрастают такие тропические и субтропические лекарственные культуры, как хинное дерево, эвкалипт, камфарный лавр, кокаиновый куст и многие другие виды лекарственных растений».

Также об успехах советских ботаников в деле выращивания коки писал в книге «Медицинская промышленность СССР» С. П. Гусевский (1950, № 4, стр. 21-26, раздел «Субтропические растения»). Гусевский сообщал, что кусты коки выращивали на Закавказской опытной станции в Пицунде.

Из сухих листьев получали 1,3% суммы алкалоидов с содержанием 65% экгонина после гидролиза.  Кустарник коки плохо растет при температуре ниже 10 градусов тепла, а при температуре ниже 5 градусов тепла – погибает. Поэтому советские ботаники использовали однолетнюю культуру из семян: семена проращивали в теплицах, а весной пересаживали в открытый грунт.

С одного гектара получали 1200 кг свежих листьев, что составляет 400 кг сухих листьев. Из этого объёма сырья выходило 4-5 кг кокаина. Для одного гектара посадок коки требовалось 150 кв. метров тепличной площади для проращивания семян. Сведения об этом содержатся в книге В. С. Соколова «Алкалоидоносные растения СССР» (Москва, 1952, стр. 234).

Советские научные журналы также писали об опытах по выращиванию коки в Дагестане («Фармация», 1939, № 5, стр. 32; «Фармация»,1940, № 6, стр. 28-30; «Фармация», 1941, № 8) и в Украине («Фармация», 1941, № 9-10, стр. 49; «Советская медицина», 1943, № 4, стр. 22).

Всего в год в СССР производилось примерно 200 кг кокаина. Во время войны его активно использовали для операций.

Кокаин и другие наркотики для И. В. Сталина

Академик В. Н. Виноградов, лечивший Сталина более 10 лет, выписывал вождю кокаиновые капли. В документе под названием «Истории болезни Сталина И. В.», который хранился в советских архивах с грифом «Сов. секретно», содержится несколько упоминаний кокаина для Сталина. Первое упоминание относится к 31 августа 1944 г.: «Капли с кокаином впускать в нос по 5 капель в каждую ноздрю через 2 часа».

В Российском государственном архиве социально-политической истории хранится другой документ, составленный в виде списка – «Домашняя аптечка» (Сталина). Он подписан и.о. Управляющего Центральной аптекой Лечсанупра Кремля М. Савиной и датирован 10 февраля 1953 года. Это документ был листком-вкладышем в коробке с лекарствами, которую Сталин держал в верхнем ящике серванта, рядом с пистолетом, в комнате своей Ближней дачи.

рецепт кокаин Сталин
рецепт кокаин Сталин

Из списка следует, что сталинская аптечка была просто набита наркотиками: 12 таблеток дионина (этилморфина), полусинтетического опиоида, получаемого из морфина и действием напоминающего кодеин; 50 таблеток кодеина и кодеинсодержащих препаратов; Доверов порошок (смесь опиума, корня ипекакуаны и сернокалиевой соли), а также препараты с эфедрином в виде капель и порошка.

Кокаин присутствовал в аптеках даже после распада СССР, до 1992 года, но в основном его отпускали зубным поликлиникам  в виде однопроцентного раствора или в виде пасты, содержавшей кокаин и окись мышьяка. Кроме того, в больничных аптеках готовили раствор кокаина для местного обезболивания при операциях на глазах, горле и женских половых органах. По правилам, в одной аптеке единовременно могло храниться не более 9 г кокаина.

Опиаты

Героин (диацетилморфин)

Ленин был озабочен не только вопросом кокаина: он хотел избавиться от импорта из Германии морфина и героина. В 1918 году по ленинскому декрету  в десять раз увеличили площади посевов опийного мака, а в 1924 году петроградский завод «Красный пролетарий» выпустил первую партию «лекарства героин для рабочих и крестьян» (100 кг), о чём сообщалось в книге «Фармакопея СССР» (7-е издание, 1925 год).

С тех пор героин широко использовался в советской медицинской практике. Ещё в 1925 году выдающийся советский фармаколог академик Н. П. Кравков добился включения героина в первое издание справочника «Фармакопея СССР», после чего героин фигурировал в изданиях справочника в 1930, 1934, 1937, 1948, 1949 и 1952 году. В восьмом издании справочника «Фармакопея СССР» (Москва, 1952 год) героин входил в список А, как обычное лекарство от кашля и обезболивающее.

Поскольку в 1949 году трудящимся предложили новое лекарство фенадон (см. ниже), а химик И. Н. Назаров синтезировал в том же году промедол (см. ниже), в 1953 году профессор М. Д. Машковский предложил снять героин с производства и заменить его промедолом. Но это случилось лишь спустя три года, когда приказом по Министерству здравоохранения СССР N152 от 6/IV-1956 г. из списка «А» ядовитых веществ был «исключён препарат героин, как запрещённый к применению в медицинской практике». Однако до 1982 года героин в СССР продолжали производить как полупродукт лекарства налорфин.

Опиум

В 1927-1936 гг. профессор, доктор биологических наук Н. А. Базилевская работала над диссертацией «Опийный мак».  В результате изучения и скрещивания восьми подвидов опийного мака она вывела лучшие в мире сорта опийного мака. Работа Базилевской описана в книгах Д. М. Щербачева «Курс фармакогнозии» (М.-Л. 1930, стр. 390), А. Ф. Гаммерман «Курс фармакогнозии» (Л., 1938, стр. 476, и 3-е издание той же книги, 1940, стр. 352) и во многих других источниках.

Благодаря трудам Базилевской СССР не только сумел избавиться от зависимости от импорта иностранного опиума, но и сам начал экспортировать опиум в другие страны (в 1932 году объём экспорта составлял 35 тонн в год).

После Второй мировой войны, когда советские войска заняли Восточную Европу, маком Базилевской в 1946 году засеяли Восточную Германию (Heeger E.F. «Papaver somniferum Die Pharmazie», 1947, Bd 1, № 4), Польшу, Венгрию, Болгарию, Чехословакию, Румынию и Югославию – в этих странах площади посевов опийного мака увеличились в пять раз.  В 1980-1981 семена выведенных Базилевской высокопотентных сортов опийного мака были переданы афганским коммунистам, которые вместе с советскими товарищами организовали производство героина и его продажу в Европу и США.

В 1946 году профессора Чичибабин и Кацнельсон наладили на Московском алколоидном заводе промышленное производство морфина, кодеина, дионина и героина.

До 1961 года справочник «Фармакопея СССР» включал опий, настойку опия и сухой экстракт опия, содержащий 20% морфина, в список «Б» (обычных лекарств).

Конопля

Сразу же после революции по указу Ленина в 30 раз были увеличены посевы индийской конопли, благодаря чему вскоре СССР прекратил импортировать индийскую коноплю.

До 1954 года в советских аптеках свободно, как обычные лекарства, продавали саму индийскую коноплю, настойку индийской конопли и экстракт индийской конопли (гашиш), и эти же препараты присутствовали во всех больницах и военных госпиталях СССР.

Статья о конопле в «Большой советской энциклопедии» (издание 1937 года) содержит следующие сведения о лекарственном значении конопли:

«В медицине семена обыкновенной конопли (Сannabis sativa) применяются для изготовления эмульсий взамен эмульсий из сладкого миндаля. Индийская конопля (Сannabis indica) применяется как лёгкое снотворное, успокаивающее и противоспазматическое средство; для этой цели из верхушек стеблей, верхушечных листьев, цветов и незрелых плодов женских экземпляров приготовляют порошки, настойки и т. д. Редко индийская конопля назначается внутрь, и лишь иногда – для курения при астме».

В восьмом издании справочника «Фармакопея СССР» (1952 год) индийская конопля была включена в список Б, в который входил, например, безобидный анальгин. В УК РСФСР от 1952 года говорилось, что «нельзя терять ни одного зёрнышка», поэтому «нельзя сажать индийскую коноплю и опийный мак вне колхозных и совхозных полей, т. е. нельзя разбазаривать общенародное достояние».

В 1954 году все препараты конопли и само растение были исключены из Государственного реестра лекарственных средств и Государственной фармакопеи СССР.

Синтетические и полусинтетические опиоиды

Фенадон (метадон)

В 1949 году советский химик-органик Онисим Магидсон, уже известный нам по синтезу фенамина, освоил синтез метадона (советское название – фенадон). 17 декабря 1949 года промышленное производство нового вещества разрешил Фармакопейный комитет НКЗ СССР.

В книге Е. Ю. Шасса «Новые лекарственные средства, разрешенные к выпуску в 1949» (Москва, 1951, стр. 18-19) вещество охарактеризовано так: «Фенадон, он же метадон, сочетает действие морфина и атропина. Применяется при болях при спазмах гладкой мускулатуры по 0,005 г два три раза в день. Привыкания не вызывает».

В 1952 году изучалось действие фенадона. Судя по дозам, которые тестировались на людях (от 2 до 5 мг орально или подкожно), использовался английский или американский метадон – чистый L- изомер, который купила советская разведка. В СССР производили смесь: 35% активного L-изомера, 35% D-изомера и 30% изометадона. Таким образом, советский фенадон был в два раза слабее западного аналога.

В 1952 году года фенадон впервые включили в справочник (дополнение к 8-му изданию) «Фармакопея СССР». Синтез вещества впервые был публично описан в журнале «Медицинская промышленность СССР» в 1950 году, а детальное описание заводской технологии производства метадона на ленинградском заводе «Фармакон» тот же журнал опубликовал в 1957 году.

В 1956 году инженеры завода «Фармакон» и сотрудники кафедры химической технологии лекарственных веществ Ленинградского химико-фармацевтического института получили за «освоение крупнотоннажной технологии производства лекарства метадон, он же фенадон» Ленинские премии. Фенадон/метадон производили в СССР до 1978 года в количестве от 100 до 400 кг в год.

Промедол (тримеперидин)

История изобретения наркотического анальгетика промедола впервые была описана в статье И. Н. Назарова, В. Я. Райгородской и В. Я. Руденко в журнале «Известия Академии наук СССР», отделение химических наук, номер 5 за 1949 год, стр. 504-521. Из публикации следует, что в 1948 году химик Назаров изучал научные публикации коллег из США и Великобритании. В итоге он создал аналог нового американского лекарства альфапродина (низентила), выпущенного в 1947 году, который назвал «промедол».

В 1952 году действие промедола тестировали на людях в больницах Москвы и Ленинграда, после чего в конце того же года запустили промышленное производство.  В 1953 году промедол впервые включили в справочник М. Д. Машковского «Новые лекарственные препараты».

Промедол выпускали в виде ампул (двухпроцентный раствор, 1 мл) и таблеток по 25 мг (10 штук в упаковке).  В 1957 году, к 40-летию СССР, советские химики синтезировали рекордный объём промедола – 1600 кг. Впоследствии его производили в среднем 1200 кг в год.

В 1967-1969 годах был налажен выпуск промедола в виде шприца-тюбика, который входил во все армейские аптечки.

Текодин (оксикодон)

В СССР полусинтетический опиоид оксикодон, обезболивающе действие которого в несколько раз превосходит действие морфина, впервые появился в 1945 году в виде трофейного немецкого юкодала (eukodаl). В 1948 году началось промышленное производство оксикодона под названием текодин. Выпускался в виде порошка, в таблетках по 0,5 мг и в ампулах по 1 мл 1% раствора до 1978 года.

Леморан (леворфанол)

Леморан (леворфанол) – опиоидный анальгетик, в 4-8 раз эффективнее морфина. При оральном применении 4 мг леморана приблизительно эквивалентны 30 мг морфина. В СССР леморан начали производить в 1960 году в ампулах по 2 мг и выпускали до 1977 года. Вещество, близкое по структуре к леморану – это дезоморфин (пермонид, «крокодил»). В 2010-е гг. в Украине и в других странах наблюдалась эпидемия употребления кустарно изготовленного дезоморфина.

Гидрокодон

Гидрокодон (дигидроксикодеинон) – это полусинтетический опиоид, получаемый из кодеина или тебаина. В 1925-1941 гг. СССР покупал дикодид, он же гидрокодон, в Германии. В 1955-1977 гг. выпускался в СССР под названием гидрокодон. В советской медицине гидрокодон пришёл на смену героину в качестве лекарства от кашля при туберкулёзе и раке гортани и лёгких.

Кодеин

До 1954 года кодеин в СССР продавали без рецепта в любых количествах, впоследствии продавали не более одной пачки в руки (пачка – 12 таблеток кодеина фосфата по 0,15 мг с сахаром).

Лидол 

Лидол (петедин, мепередин, долантин, демерол) – сильный наркотический анальгетик, обладающий эффектом, сходным с эффектом морфина. Считается более безопасным, чем морфин. Препарат синтезировал в 1932 году немецкий химик Отто Эйслиб, в Германии он выпускался под названием долантин. В СССР впервые изучили действие синтезированного советскими химиками вещества, сравнивая с немецким долантином, в 1942 году (журнал «Фармакология и токсикология», 1942, № 5, стр. 11-15). Промышленное производство лидола началось в 1945 году, также первое время использовался трофейный долантин.

Пальфиум (декстроморамид)

Декстроморамид – синтетический опиоидный анальгетик, в три раза более мощный, чем морфин, но с меньшей продолжительностью действия. В СССР в 1958-1974 гг. препарат импортировали из Голландии под названием пальфиум в таблетках, ампулах и суппозиториях.

Анадол

Альфапродин (низентил) – опиоидный анальгетик. По силе действия сравним с морфином или немного сильнее его. В 1956 году в СССР началось промышленное производство низентила под названием анадол.

Аналоги амфетамина

Мефолин

Мефолин (фенметразин, прелюдин) выпускался в СССР в таблетках по 25 мг (50 таблеток в пачке) в качестве анорексигенного (подавляющего аппетит) средства. Хотя по воздействию на ЦНС и особенно по периферическим симпатомиметическим эффектам мефолин уступает амфетамину, некоторые потребители описывают фенметразин как «самый эйфоричный и сексуально возбуждающий из всех стимуляторов».

В рекреационных целях использовался во многих странах, его называли любимым наркотиком группы «Битлз». В 1950-х гг. в Швеции наблюдалась эпидемия фенметразиновой наркомании, причём пользователи отдавали ему предпочтение перед амфетамином и метамфетамином.

Приказом министра здравоохранения СССР № 274 от 1 апреля 1974 года мефолин исключили из списка разрешенных к применению лекарственных средств, поскольку «отмечались явления привыкания и лекарственной зависимости».

Структура молекулы мефолина отдалённо напоминает эткатинон, активный метаболит другого популярного аноректика, доступного в СССР – фепранона.

Фепранон (амфепрамон)

Фепранон (амфепрамон, диэтилпропион, диэтилкатинон) выпускался в СССР в таблетках по 25 мг в упаковке по 50 штук.

По химическому строению фепранон близок к амфетамину, но отличается от него более слабым стимулирующим влиянием на центральную нервную систему и периферические адренергические системы. По фармакологическим свойствам фепранон близок к мефолину.

Фепранон является пролекарством эткатинона (этилкатинона), вещества, родственного меткатинону и мефедрону. Пользователи описывает действие фепранона как продолжительную, мягкую и ясную стимуляцию. Поскольку только часть вещества метаболизируется в организме в эткатинон, рекреационная доза может составлять 400-500 мг орально.

Меридил (риталин)

По структуре и действию психостимулятор меридил близок к амфетамину, но оказывает менее сильное возбуждающее действие и меньше влияет на периферические адренергические системы; не вызывает значительного повышения артериального давления. В СССР выпускался в таблетках по 10 и 20 мг.

Пиридрол (пипрадол)

Психостимулятор, по фармакологическим свойствам и механизму действия близок к амфетамину, но мало влияет на периферические адренорецепторы. Выпускался в таблетках по 1,5 мг и 2 мг. Терапевтическая доза составляет от 0,5 мг до 4 мг. Даже в терапевтических дозах препарат отличается высокой продолжительностью действия, до 12 часов, и нередки случаи, когда неопытные пользователи из-за превышения дозировки не могли уснуть неделю. Был исключён из Государственного реестра согласно приказу министра здравоохранения СССР № 274 от 1 апреля 1974 г.

Трансамин (транилципромин)

Трансамин – циклический аналог амфетамина, стимулятор и мощный антидепрессант. В СССР завозился из Венгрии под торговым названием Мидокалм с начала 1960-ых гг.

Индопан (альфа-метилтриптамин)

Индольный аналог амфетамина, выпускался в СССР в таблетках по 5-10 мг. Вызывает эйфорию и стимуляцию. В дозах 30-40 мг и выше оказывает психоделический и галлюциногенный эффект, наступающий в течение 2-3 часов после приёма и длящийся 18-24 часа.

Сиднокарб (мезокарб)

Мезокарб – советский психостимулятор, созданный в 1971 году М. Д. Машковским. По химическому строению имеет сходство с амфетамином. Долгое время сиднокарб был основным психостимулятором, применявшимся в советской медицинской практике. Считалось, что по сравнению с амфетамином он значительно менее токсичен и не оказывает выраженного периферического симпатомиметического влияния. Выпускался в таблетках по 5 мг (50 таблеток в пачке).

сиднокраб
сиднокраб

Сиднофен (фепрозиднин)

По строению близок к мезокарбу. Как и мезокарб, оказывает стимулирующее влияние на ЦНС, однако уступает в этом отношении мезокарбу и вместе с тем обладает выраженной антидепрессивной активностью.

Цены

В 1961-1989 гг. цена большинства наркотических веществ в СССР была единой. Один грамм морфина, кодеина, фенамина и других подобных лекарств стоил 40 коп. Грамм кокаина стоил 20 коп. В 1989 году цена упаковки ампул морфина (20 штук) составляла 27 коп. Для сравнения, буханка хлеба в советское время стоила примерно 20 коп, а средняя зарплата к 1980 году составляла примерно 100 руб.

Ритуальный аспект советского наркопроизводства

В СССР существовала традиция – синтез или запуск промышленного производства новых веществ были приурочены к дням рождения вождей и годовщинам основания советского государства.

Так, к дню рождения В. И. Ленина были приурочены:

начало промышленного производства героина на петроградском заводе «Красный пролетарий»;

начало промышленного производства двухпроцентного морфина на харьковском заводе «Здоровье трудящимся»;

начало культивирования кустарника коки на Закавказской опытной станции в Грузии;

запуск линии по производству миллиона шприцов-тюбиков промедола и морфина под девизом «Всё лучшее для советского человека»;

начало промышленного производство советского амфетамина – фенамина;

изобретение нового советского анальгетика промедола (химики Машковский и Назаров опубликовали статью о нём в апрельском номере советского научного журнала);

начало промышленного производство советского метадона – фенадона;

разработка синтеза леморана, который успешно заменил героин;

запуск первой линии производства оксикодона под названием текодин;

начало промышленного производства гидрокодона;

начало промышленного производства низентила под названием анадол.

Кроме того, в разные годы на день рождения Ленина советские ботаники вывели лучшие в мире сорта опийного мака, Венгерская Народная Республика подарила СССР 4 тонны морфина, а чехословацкий завод SPOFA запустил линию по производству ЛСД.

чешский ЛСД
чешский ЛСД

 

подготовил Максим Катрич

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.