«КИФ»: пролог и компендиум терминов

Paul_Bowles Пол Боулз (1910—1999) — американский писатель и композитор, классик американской литературы XX века. В 1931 году он впервые побывал в марокканском Танжере, который с 1912 по 1956 год имел статус международной зоны, представляя собой совместное владение нескольких европейских колониальных держав.

 

 

В 1947 году Боулз вернулся в Танжер, чтобы провести в нем всю оставшуюся жизнь. В Марокко писатель познакомился с кифом – измельченными соцветиями конопли. Традиция курения кифа процветает в королевстве как минимум с шестнадцатого столетия, а в 50-е года прошлого века Марокко начал превращаться в крупнейшего в мире экспортера гашиша. В марте 2021 года марокканские власти легализовали медицинский каннабис. Курение кифа в рекреационных целях (и продажа продукта туристам) де-факто не преследуется.

***

Один из величайших феноменов столетия – тот факт, что люди во всем мире безоговорочно принимают аксессуары иудео-христианской цивилизации, независимо от того, актуальны ли для них эти атрибуты.

ООН, в качестве филантропической организации, преданной делу исправления и образования хулиганствующих малолеток, широким жестом указывает молодым нациям путь, заверяя, что и они в один прекрасный день смогут стать важными и уважаемыми членами мирового сообщества. На самом деле, такого понятия, как «политическая ересь», нет.

Неважно, кого и что изучают новички – Маркса или Джефферсона, их оригинальные культуры в любом случае подвергаются разрушительному воздействию. Похоже, что ключевая задача у мировой бюрократии одна – затащить эти «молодые» нации на парад, убедив, что теперь маршировать им придется в одном единственном направлении.

Встав в колонну, они начинают понимать, что мы шагаем далеко впереди. Будет забавно посмотреть на то, как вся структура иудео-христианской цивилизации погибнет от рук представителей этих дискриминируемых» групп, которые, имея самую лишь самую поверхностную связь с авраамической культурой, тем не менее, в совершенстве овладеют искусством ее уничтожения.

Если ты намерен сидеть за одним столом со взрослыми, то должен отказаться от определенных детских привычек, которые взрослым не по нраву: каннибализма, магии и всех иных аспектов «иррациональных» проявлений религиозности.

Ты должен есть, пить, расслабляться и заниматься сексом в точности так, как это делают взрослые, а иначе, тебе не стать таким, как они; ты не сумеешь по-настоящему дисциплинировать себя, чтобы уподобиться старшим.

Одно из первых условий, которые ты обязан выполнить, вступая во взрослый клуб, состоит в признании того факта, что иудео-христиане одобряют лишь одно из множества веществ, вызывающих психические изменения в человеческом организме – и этим веществом является алкоголь.

Эта жидкость играет роль сакральной субстанции в церемониях иудеев и христиан. Поэтому все иные субстанции табуированы. Но, поскольку ты в любом случае предаешь собственную культуру, то не возражаешь против того, чтобы отвергнуть и средства релаксации, традиционные для твоей культуры; ты с энтузиазмом примешь алкоголь вместе с демократической (или коммунистической) идеологией и гаджетами современного мира, которые идут наряду с ней, поскольку,  чем быстрее научишься пользоваться этими вещами, тем скорее сможешь рассчитывать на то, что тебя проштампуют,  выпишут особые привилегии и скажут, что ты растешь – осуществляешь свою жизненную миссию. Это известие, предположительно, вызовет у тебя особо бурную радость.

Таким образом, последний бастион, обороняющий употребление иных веществ, помимо алкоголя,  рушится, чтобы очистить место и подготовить все для великого алкогольного будущего.

Этот процесс очищения особенно интенсивен в Африке, где дагга, ганджа, бангуи, киф, а также давамеск, саммит, маджун и гашиш отправляются в костры инквизиции прогрессивизма. Они просто не сочетаются с игрой в европейца. Юные фанатики со всех четырех углов континента прекрасно это сознают. Они, к тому же, понимают, что население, состоящее из удовлетворенных курильщиков или поедателей конопли никак не может служить опорой для амбициозного демагога. Толпа, приятно разогретая алкоголем, ведет себя классическим и предсказуемым образом, но вы не сумеете даже собрать толпу курильщиков: каждый сам по себе и счастлив таковым оставаться. (Опять же,  следует учитывать, что, получив власть, ты можешь установить налог на алкоголь и сидеть, подсчитывая выручку. Другие вещества не позволяют с такой же легкостью использовать себя рэкетиру-государству).

Каннабис, единственный серьезный соперник алкоголя в мировых масштабах, с миллионами потребителей, в странах алкоголя всегда преподносят как «угрозу социуму». Взрослые имеют ввиду только и исключительно это. Они не подразумевают, что каннабис пагубен для здоровья или благополучия индивидуума, который его употребляет, поскольку для них индивидуальное, отделенное от социального контекста,  представляет собой расстройство, которое в любом случае следует лечить. Нет, они подразумевают, что потребитель каннабиса, скорее всего, увидит истину там, где она существует, и не сумеет увидеть ее там, где ее нет. Очевидно, что лишь считанные явления потенциально более опасны для тех, кто заинтересован в пролонгировании status quo организованного общества. Если люди отказываются играть в игру под названием «общество», какой в них прок? Как их можно заманить или, скажем, запугать посредством неэффективного инструмента грубой силы? Нет, нет, здесь не может быть двух мнений: обществом следует продолжать играть (и тихо им управлять), алкоголь – единственная безопасная субстанция, позволенная человеческим существам, а все остальные вещества должны уйти в небытие.

Несмотря на то, что техники Мэдисон-авеню (центр рекламной индустрии США – прим. пер.) применяются для запуска кампаний прославления нового тысячелетия, старые культуры не умирают просто потому, что им велят это делать. Их необходимо методично убивать, а это требует времени. Следует осуществлять программы по декультуризации, воплощать в жизнь проекты по переселению, разворачивать реабилитационные лагеря и наполнять их обитателями, и так – повсюду, до тех пор, на смену власть предержащим не придут их враги, что в Африке зачастую происходит очень быстро. Поэтому неудивительно, что движение к стандартизации оказалось турбулентным, и на континенте есть области, где все виды анахронизмов остаются временной нормой.

В Конго по-прежнему есть бангуи (конопля – прим. пер.), поскольку по региону еще не прошелся каток унификации с ручными обезьянками взрослых за рулем; холмы Южной Африки по-прежнему покрывает дагга (конопля – прим. пер.), поскольку ни одна организованная группа не удосужилась ее выкосить;  киф до сих пор повсеместно курят в Марокко, поскольку силы, которые можно было бы задействовать в искоренении этой практики, слишком заняты борьбой с черным рынком оружия и валюты.

Африканские прогрессисты настолько бессильны во многих отношениях, что жалобы в их адрес могут показаться преждевременными, если бы не тот факт, что рано или поздно им гарантирован успех: они оснащены всеми технологиями иудео-христианского мира.

Изложенные ниже термины не несут никаких эзотерических смыслов; они настолько же обыденны в Северной Африке, как выражения «ликер», «чистый виски» и «содовая» – в Соединенных Штатах, с той лишь разницей, что на протяжении столетий каннабис играл гораздо более важную роль в формировании местной культуры, чем алкоголь – в западной. Музыка, литература и даже определенные аспекты литературы развивались на почве принятия и одобрения каннабиса.

***

Зимой (в Марокко – прим. пер.) люди часто устраивают «гашишные вечера»: отец, мать, дети и родственники закрывают двери дома, едят варенье (конопляный продукт маджун, см. ниже – прим. пер.), приготовленное женщинами, и на протяжении нескольких часов наслаждаются историями, песнями, танцами и смехом в семейном кругу.

bowles_morocco
Пол Боулз. Морокко, 1979

Иногда вам скажут: «Перед тем, как слушать эту музыку, вы должны принять киф (измельченные соцветия конопли, см. ниже – прим. пер.)», или: «Это комната кифа. Все в ней следует рассматривать глазами кифа». Типичная «кифовая» история – это бесконечная, самовоспроизводящаяся сага, полная фантазии и интриг, в которой неожиданные повороты линии повествования играют гораздо более решающую роль, чем трансформации того или иного персонажа, или развитие сюжета. Наряду с тесной связью каннабиса, культуры и религии в африканском Исламе и африканском анимизме, в хадитах – преданиях, сопутствующих Корану – присутствует однозначный запрет на алкоголь. Моральные (а зачастую, и правовые) кодексы мусульманских стран основаны исключительно на кораническом законе.  Попытка убедить типичного мусульманина в законности алкоголя не вызовет у него ничего, кроме смущения, и подорвет уважение к властям, занимающимся подобной пропагандой.

Чкаф (мн. ч. чкофа) – чашечка (в форме буквы  L) трубки, как правило,  сделанная из обожженной глины, которая крепится к  мундштуку (черенку) трубки и содержит киф. Диаметр отверстия чашечки равен приблизительно четверти дюйма. В горлышке чашечки, в углу, расположен крошечный язычок (увула), от которого зависит эффективность чкафа. Чтобы не повредить эту часть чашечки, курильщики не чистят чкаф, когда она забивается окалиной, но держат ее в пламени до тех пор, пока окалина не отваливается.

Чкаф очень легко ломается, особенно в тот момент, когда крепится к черенку. Предпринимались попытки делать чкофа из металла (безуспешно, поскольку никто не станет их использовать) и из камня. В Таруданте (город в долине реки Сус, известный своими ремеслами – прим. пер.) есть мастера, которые изготавливают превосходные чашечки из полупрозрачного мыльного камня (стеатита); подобный материал имеет то преимущество, что позволяет курильщику видеть, насколько пепел сжег его чашечку. Однако стоят такие чашечки в двадцать раз дороже глиняных.

Корредор (термин бытует на севере Марокко): розничный продавец кифа, поставляющий продукт в кафе и небольшому кругу знакомых. Никогда не имеет на руках больших количеств кифа.

Джибли: киф третьего сорта, выращенный на равнине. Растения отличаются высотой, но низким содержанием ТГК. Есть две категории джибли: хамеймоун, качество которого считается чуть более высоким, поскольку такой киф способен как минимум вызывать голод, и обычный безымянный киф, с резким вкусом и дешевый, который продают туристам.

Гашиш (хачич): слово имеет множество значений. Во-первых, им обозначают все части растения конопли (которое также называют кифом), за исключением соцветий верхней части растения (вместе с маленькими листьями). В изготовлении хорошего кифа для курения используется только эта часть. По меньшей мере, две трети растения выбрасываются: большие,  сухие или поврежденные листья, нижние соцветия, семена и стебли. Также, гашишем называют варенье, которое получают путем вываривания этих низкопробных частей в воде с сахаром. Это маджун бедняка. Два фунта (900 с лишним грамм) этого снадобья можно купить за 25 американских центов. Настоящий гашиш – прессованная пыльца соцветий – не производится в Северной Африке в коммерческих масштабах. Слово «рн’хачийич» означает состояние ума, вызываемое этим вареньем.

Джук Джмел (на севере Марокко известны как Кода) – крошечные семена в форме улитки, доступные в лавках, торгующих магическими артефактами в Марракеше и других городах. Иногда их используют для усиления свойств съедобных снадобий из кифа. В редких случаях, их добавляют и в курительный киф. Считается, что чрезмерное количество семян может вызвать неизлечимое ментальное расстройство.

Кетами: прилагательное, происходящее от названия Кетама. Это местность и город на западе Эр-Рифа (горный хребет на севере Марокко в системе Атласских гор – прим. пер.). Кетама – центр района, в котором в больших количествах выращивают киф. Культивирование конопли здесь по-прежнему легально, поскольку это единственная культура, растущая на горных склонах. Однако, по закону, киф можно выращивать, но не вывозить за пределы района. Как только киф покидает Кетаму, начинается охота; если груз проходит полицейские заслоны, он по прямой достигает потребителя. Если власти находят киф, пути становятся извилистыми. Размер взятки соответствует весу найденного продукта. Несколько тысяч (по современным оценкам, до миллиона – прим. пер.) местных жителей живут за счет производства кифа. Провинция Кетама, расположенная в предгорьях горного массива Риф на высоте в пять тысяч футов, обеспечивает первоклассным кифом весь Марокко; слово «кетами» служит синонимом лучшего продукта.

Кхалди: киф второго сорта, который выращивают в горах вокруг Бени (город, расположенный 160 км южнее Касабланки – прим. пер.). Местность Халед, хотя и относится к Рифским горам, находится на незначительной высоте над уровнем моря, поэтому тамошний курительный киф уступает качеством высокогорному.

Киф: название растения конопли в Северной Африке и на Ближнем Востоке. Также – соцветия конопли, измельченные до состояния серовато-зеленой массы для курения.

Ксесс: процесс нарезания соцветий. Независимо от качества исходного материала, если резчик плохо знает свое дело, добиться нужного результата невозможно. На нарезание фунта (453,6 г) кифа требуется приблизительно восемь часов усердной работы по нарезанию. Как правило, пальцы резчика отмечены печатью его профессии – мозолями.

Маджун: варенье или пастила, содержащие каннабис. Рецептов маджуна буквально столько же, сколько его изготовителей, но ингредиенты более или менее стандартные. Традиционный маджун изготавливают из кифа (конопляного порошка), меда, фруктов, орехов, специй и сливочного масла. Часто добавляют другие ингредиенты: шпанскую мушку, цветы дурмана, опиум-сырец или семена опийного мака, толченые сушеные шкурки ящериц (считаются афродизиаком), а также многие другие порошки и травы, которые продаются в «магических лавках» по всему Марокко.

Рецепт маджуна от Пола Боулза

2 фунта (приблизительно 908 г) кифа

Полфунта (227 г) несоленого сливочного масла

Полфунта (227 г) пшеничных зерен

Четверть фунта (113 г) фиников

Четверть фунта (113 г) сушеного инжира

Четверть фунта (113 г) грецких орехов

1 унция (28,3 г) семян тмина

1 унция (28,3 г) семян аниса

1 унция (28,3 г) меда

Кусочек цельного мускатного ореха

Добавить киф (Боулз пишет, «вместе со стеблями», но в других рецептах стебли категорически исключаются – прим. пер.) в котел, на две трети заполненный кипятком. Добавить масло, дать покипеть. Убавить огонь. На малом огне варить смесь, помешивая, в течение восьми часов.

Измельчить пшеничные зерна. Мелко нарезать грецкие орехи, инжир и финики. Размолоть в ступке семена аниса, тмина и мускатный орех. Смешать фрукты, орехи и специи с медом.

Спустя восемь часов снять котел с огня, остудить смесь, слить остаток воды. Измельченные пшеничные зерна поместить на сковородку, добавить масло и обжаривать до тех пор, пока пшеница не приобретет коричневый цвет. Полученную пасту смешать с фруктами, орехами, специями и медом, добавить в котел с кифовым маслом, размешать. Маджун готов.

В герметичном или металлическом сосуде маджун можно хранить бесконечно долго. Принимать по две чайные ложки в день.

Мкийиф: состояние индивидуума, который выкурил достаточно кифа, чтобы отчетливо чувствовать его эффект. (Как правило, за этим словом следует фраза «ма рас» с подходящим местоименным суффиксом.)

Моттоуи: кожаный мешок для кифа. Как правило, мешок имеет два отделения, иногда – четыре. В разных отделениях хранят киф определенного качества. Если вы хорошо знаете А и видите, как он предлагает киф Б, то можете судить о степени уважения А к Б по качеству кифа, который А предлагает. Церемониальные аспекты курения кифа все больше уходят в прошлое из-за гонений на покупателей (это наблюдение могло быть актуальным в конце 50-х гг. прошлого века, когда власти Марокко под давлением Запада попытались урегулировать ситуацию с производством и употреблением кифа, но едва ли оно сохраняет актуальность сейчас, когда Марокко является вторым в мире, после Афганистана,  экспортером гашиша, а миллионы туристов безбоязненно курят киф  на территории королевства – прим. пер.). Хорошие моттоуи уже не производятся; в наши дни обычные люди носят свой киф в жестяных баночках или чаще всего – пакетиках из газеты, в которых его и покупают.

Мсоусс: киф, который недостаточно смешан с табаком (аналогично недостаточно подслащенному чаю или кофе). Киф никогда не курят в чистом виде: существует популярное представление, согласно которому киф мсоусс вызывает головную боль.

Набоула: провяленный мочевой пузырь овцы, в котором хранят киф. Стеклянные и металлические сосуды не считаются эффективными для хранения волатильной смеси. Набоула, горлышко которой крепко связывают, обладает качеством истинной герметичности, и киф, который хранят в такой оболочке, остается таким же свежим, как в тот день, когда он был упакован.

Нчаиоуи: человек, вся жизнь которого посвящена приготовлению, курению и смакованию кифа.

Рхаита: цветок датуры (дурмана). Квадратного дюйма (около 6 кв. см) лепестков в чайнике достаточно, чтобы парализовать пять или шесть человек, особенно, в сочетании с кифом. (Как правило, хозяин добавляет рхаиту в чай без ведома гостей.)

Сбоула: единица объема кифа при продаже. Сбоула состоит из дюжины (или более того) стеблей, крепко связанных в охапку. Как правило, длина стеблей достигает восьми дюймов (около 20 см).

Себси (мн. ч. сбасса): чубук трубки для кифа. Несколько десятилетий тому назад длина сесби составляла от шестнадцати до двадцати четырех дюймов (40 см – 60 см), а сам чубук состоял их двух частей. С годами сбасса становились все короче, чтобы их можно было прятать в карман в случае опасности. Искусно сделанные сассба постепенно уходят в прошлое; в наши дни, это, как правило, простые деревянные трубки. Качество сесби определяет порода дерева, из которого она сделана. Оливковое и ореховое дерево считаются хорошим материалом, среднего качества, хотя гурманы предпочитают другие специфически марокканские деревья. Как правило, стеллажи с сассба можно встретить на рынках в любом марокканском городе.

Сминн: сливочное масло, выдержанное в течение как минимум года. Смешанное с кифом,  представляет собой замену маджуну – с сильным действием, но неприятным вкусом.

Збил: зола стеблей, листьев, семян и нижних соцветий, которые сжигают после того, как отобраны верхние соцветия с мелкими листьями. Иностранцы всегда впадают в ступор, когда впервые видят, как в огонь отправляются огромные количества материала, который в других странах считается пригодным к использованию. Корредорес (розничные торговцы, см. выше – прим. пер.) мелко нарезают стебли, листья, нижние соцветия и продают их в кафе курильщикам-иностранцам. Мусульмане такой продукт курить отказываются.

Зрейя: цельные семена растений кифа, которые до недавнего времени продавали в аптеках и в качестве кулинарной приправы.

 

перевел и подготовил Макс Катрич

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.