Билет в один конец

Московский товарищ наконец ответил в telegram’е на тираду Глеба о скандале с журналистом Медузы Иваном Голуновым, что было одним из главных инфоповодов в российском медиапространстве конца лета 2019 года и у них с Глебом завязалась ожесточенная переписка.

 

 

Читать далее “Билет в один конец”

Свобода крылья продает втридорога

Не знаю, почему в этот вечер я решила остановить свой «Рено» у компании разукрашенных и разодетых в соответствие с моментом девушек. Мне просто показалась до боли знакомым лицо одной из этой пёстрой стайки…

Читать далее “Свобода крылья продает втридорога”

Дырка в заборе

Это было мое самое спокойное, самое прекрасное лето. Мой муж сидел, а я жила у свекра и свекрови. Раз в неделю я относила передачу Алексею в следственный изолятор, общалась с адвокатом, хлопотала, чтобы устроить «грев».

Благодаря развитию технологий у всех сидельцев были мобильные телефоны и ходить по ночам под СИЗО и кричать: «Тюрьма, тюрьма, хата такая-то!» уже не надо было. Чтобы поговорить с мужем, запертым в камере, достаточно было набрать телефонный номер.

 

Читать далее “Дырка в заборе”

Пересиженная.

В своей взрослой сознательной жизни Валя практически не была на свободе. Какие-то месяцы, может, годик наберется. Такие, как этот огрызок женщины – продукт нашей бесчеловечной пенитенциарной системы, которая жует и мусолит, а потом когда-нибудь выплюнет то, что останется – слабоумного инвалида, жертву по жизни…

 

Читать далее “Пересиженная.”

Кавайная пятёрка

Вот и поспело подноготное время для зимней сказки, для жуткой, страшной,  но дюже любопытной – в жанре традиционной, славянской рождественской былички.  Сегодня я поведаю вам свои любимые притчи, дорогой читатель, в виде некого, абстрактного хит-парада, искромётной пятёрки омерзительного юмора. Конечно их много больше, как ёлочных игрушек, но здесь и сегодня – все в наличии.  Это всё чёрный, “антрацитовый” юмор – это учитывать надо, итак понеслась…

 

Читать далее “Кавайная пятёрка”

Дитя Января

Зима 1987 года выдалась на редкость суровой и снежной. Сугробы намело почти в рост человека. Дворничиха тетя Сима вышла, как всегда, в пятом часу утра, чтобы расчистить дорожки возле парадных. Работы было много, поэтому ее сын, как обычно, вышел ей помогать.

 

Читать далее “Дитя Января”

Мой парк

Всякое место хранит свою историю. Оно впитывает слова, жесты, поступки и энергетику людей, бывавших в нём хоть однажды. В этой истории я хочу вести речь о небольшом парке, о лесозаградительной посадке на индустриальной окраине города-милионника.

 

Читать далее “Мой парк”