ОПЕРАТИВНАЯ РАЗРАБОТКА

Мы много спорим о своих правах, о законности. Много рассуждаем о нарушениях наших прав. Но все эти словоизлияния происходят на уютных кухонных посиделках или в скверике, после удачного приобретения и употребления, удавшихся в этот день без эксцессов со стороны блюстителей порядка. Мало кому удавалось проплавать в этом движении без приводов, беспредела и различных фокусов стражей законности. Свои промахи мы чаще всего пытаемся решить путём дачи взятки. Даём – берут, брали и брать будут, пока мы будем выступать с позиции виноватых…

Читать далее “ОПЕРАТИВНАЯ РАЗРАБОТКА”

Я УЗНАЛ СТАРИКА

В психиатрической больнице сегодня очередной «залёт»: Жора гитарист уклеил спинкой кровати санитара Гордиенка по кличке Бугор. Манипуляции со спинкой Жора произвел умышленно, так как давно хотел отметелить Бугра за его хамское к нему отношение. Всю ночь он пилил свою кровать каким-то странным холодным оружием, которое в конце-то концов сломалось и раздербанило Жоре ладонь, но миссия была выполнена. Жора не выносил к себе обращения — «псих». Куда больше ему нравился санитар Коршун — полный громоздкой мужик, который называл всех психов «дураками». Прозвище «Дурак» казалось Жоре элитным и перспективным, а псих — это уже клиника. Кроме того, Жора, имея от бога музыкальный вкус, находил слово «дурак» музыкальным.

Читать далее “Я УЗНАЛ СТАРИКА”

Об КУЛЬТУРЕ ПОТРЕБЛЕНИЯ

Ох,мать… Движение тогда было бурное, тусня динамичнее! А где динамичнее тусня, там и понтов больше и принципы круче… Тот, кто всегда был по жизни порядочным, но таки употреблял зелье,оставался человеком во всем. А вот гниль… Гниль она и без наркотиков была гнилью. Ну, вот взять те же разборки. Хочешь – верь, хочешь – нет, а к примеру, какую бы подлость кто из нашего брата не совершил по отношению к другому – держать ответ за свой косяк он мог только будучи в нормальном состоянии, но ни в коем случае не на кумарах. То есть спросить с наркомана можно было только после того, как он примет святое – дозу.

Читать далее “Об КУЛЬТУРЕ ПОТРЕБЛЕНИЯ”

Выход

На девятый день марафона я готов был жизнь отдать за куб черной. Баяны с белой жгли мне карманы, и я уже был готов выбросить их, но в душе тлела надежда: а вдруг удастся поменять на опий? Наткнувшись на чудом уцелевший телефон-автомат, я набрал номер плохо знакомого мне штымпа, у которого давным-давно мы варили, вот я подумал: чем черт не шутит? После двадцатого, наверное, гудка, трубку сняли.

Читать далее “Выход”

Таня Танечка Танюша

 …Вовсю цвела сирень.Этот аромат проникал везде. Даже витал в воздухе Богом забытой Борщаговки. Куда-то спешили люди, грохотали трамваи, рынки заглатывали и выплёвывали толпы народа. Суета…Суета…Суета сует.

..Танька воровала без соблюдения правил жанра: без отвода, пропуля и просто на полном отвале, причём чисто из спортивного интереса. Высшим пилотажем в её исполнении было остановить мотор, не имея ни копейки денег, проездить на нём полдня, да ещё чтобы в конце водитель денег непременно отстегнул. Ах, не подумай, милый читатель, что речь идёт о секс услуге. Танька – потомок очень известной на Борщаговке уважаемой цыганской семьи.

Читать далее “Таня Танечка Танюша”

Записки Коли Тупонизова

Первое пробуждение в тюрьме, всегда бывает самым неприятным. Во сне живёшь иной жизнью, далёкой от яви. Измученный допросом и загнанный в угол – подписанной санкцией на задержание. В вонючей камере, понимая, что свободы не видать долгое время. Но, вот, сон берёт в свои цепкие объятия, Морфею всё равно. Ему нет разницы, свободен ли ты, как ветер, или над тобой скрипят жернова взятия под стражу. Спасибо тебе, могучий Бог, за щедро подаренные часы забытья! Второе пробуждение проходит мягче, третье, совсем плавно, четвёртое – практически безболезненно…

 

Читать далее “Записки Коли Тупонизова”

ЗЕЛЁНКА

Это был только конец июня и в киевской области сезон едва набирал обороты. Поэтому бинтов с подрезки мы привезли мало и продвигали всё за пару суток. на хате у Димки Хомута. Но у нас оставалось ещё почти 3 мешка «зелёнки» (для тех, кто не в курсе – незрелые, срезанные зелёными маковые головки), из которых тогда ещё редко варили ширку. Да и терпения на просушку покоцанного урожая не было – о каком вообще терпении можно говорить, если вместе с опиухой мы то и дело ускорялись джефом. Если сидишь на опиатах, джефирить можно только когда стопудово есть, чем закрыться. Иначе – жжуть. Короче, порешили на том, что будем вываривать зелёнку, как обычный кукнар.

Читать далее “ЗЕЛЁНКА”