В Украине борьба с наркоманией превратилась в бессмысленное занятие

Уровень развития социума традиционно определяется его отношением к психически больным и наркопотребителям. Украинская система в этом смысле, мягко говоря, далека от совершенства, как на законодательном уровне, так и на уровне отношения к этой проблеме отдельно взятых членов общества. В частности, мы говорим о постоянном расширении списка наркотических препаратов, продающихся в аптеках, и внедрении заместительной терапии, контроль над которой часто перерастает в дискриминацию врачей и пациентов.

 

Наркотиков становится все больше

Расширение списка наркотических препаратов в Украине для контроля их продажи — практика известная и не прекращающаяся ни при одном руководстве страны. Так, одним из последних документов, вышедших в целях профилактики «аптечной» наркомании, было постановление Кабинета Министров Украины 2009 года, внесшее трамадол в перечень наркотических средств. Тогдашний Министр внутренних дел Украины Юрий Луценко пояснял, что в стране данный препарат изготовлялся в слишком больших объемах а, значит, не только в лечебных целях.

Многие украинские медики посчитали затею МВД бессмысленной: запрет одного препарата к свободной продаже породит потребление наркозависящими еще не запрещенных лекарств. И прогнозы медиков сбылись. Вот что говорят бывшие потребители инъекционных наркотиков об этой проблеме (ребята являются участниками программы заместительной терапии и попросили не называть их имена):

— Мне лично неизвестны случаи, чтобы аптекари продавали без рецепта запрещенные препараты, потому что это не нужно. Наши молодые химики не успокоятся никогда. Они будут находить доступные препараты. Есть препараты от кашля, например, из которых с помощью химической реакции можно получить почти тот же самый опиум, для производства винта он используется (ОТ МОДЕРАТОРА: ОПИУМ ИСПОЛЬЗУЕТСЯ ДЛЯ ПРОИЗВОДСТВА ВИНТА?! ВОТ ЭТО НОВОСТЬ! А МЫ-ТО ДУМАЛИ, ЧТО ОПИАТЫ И ПСИХОСТИМУЛЯТОРЫ ДВА ДИАМЕТРАЛЬНО ПРОТИВОПОЛОЖНЫХ ПО ДЕЙСТВИЮ ВЕЩЕСТВА! Хоть бы литературу почитали, “журналисты”…). Раньше препарата 2-3 надо было купить для производства, а сейчас 5-6. Но они недорогие, — рассказал пациент Крымского республиканского наркодиспансера в городе Симферополе.

— Молодежь «колясит» ерундой (употребляет «аптечные» наркотики — Авт.), но не понимает одного: максимум через два года руки начнут отгнивать. Это намного дешевле дозы героина. Но и последствия быстро наступают. Мясо разлагается. Это ужасно, — добавил второй.

Продолжение тенденции потребления аптечных препаратов ради эйфории подтверждают и аптекари. В аптеках Крыма, имеющих лицензии на продажу наркотических медикаментов, автору статьи не удалось приобрести без рецепта запрещенные таблетки, попросив их якобы для бабушки. Однако позднее в комментарии журналисту фармацевт признался, что юные наркопотребители обычно не просят запрещенные препараты. Они употребляют те, которые официально разрешены.

— Заходит подросток с красными глазами, по всему видно, почему он так ужасно выглядит. Человек просит препарат, который я обязана продать, поскольку его реализация без рецепта не запрещена законом. Я его продаю, прекрасно зная, для чего он будет использован, — призналась аптекарша.

Эта тенденция давно известна и милиции, которая сейчас активно работает над тем, чтобы был внедрен запрет на еще большее число препаратов. «Мы, конечно, выходим с пропозицией запретить все, что вызывает эйфорию. Дожидаться, когда распространение тех или иных веществ превратится в глобальную катастрофу, мы не будем», — убеждает начальник отдела по контролю за оборотом легальных наркотиков Управления по борьбе с незаконным оборотом наркотиков МВД Украины в Крыму Артем Козаков.

Сейчас в аптеках Украины продается очень большое число препаратов, из которых можно изготовить наркотик. К тому же многие из них стоят очень дешево. В основном их производитель — Индия. «Для получения наркотического эффекта не нужно смешивать 5-6 препаратов, достаточно одного. Но это зависит от того, какой повар. А к 19 годам эти подростки превращаются в инвалидов, — сетует милиционер. — Медики же будут выступать против запрета, потому что это их бизнес: выгоднее продавать разрешенные лекарства в больших объемах. Во многих цивилизованных странах почти все препараты отпускаются по рецепту. Так что эта практика не новая».

Но есть в Украине одна законодательная проблема, которая превращает борьбу с «аптечной» наркоманией в бессмысленное занятие. Причем совершают эту ошибку все составы руководства страны. Дело в том, что в Украине распространена практика, когда один препарат запрещают, а производитель изготавливает такой же, но с другим названием. Может доходить до смешного: в названии меняется одна буква, а состав остается абсолютно идентичным.

А. Козаков уверен, что нужно запрещать не конкретные препараты, как это делается сейчас, а их составляющие вещества и производные. «Если одновременно с конкретным препаратом будут запрещать еще и производные вещества, из которых он состоит, вот тогда это будет глобальное решение проблемы, а не борьба с ветряными мельницами», — заметил милиционер.

Борьба с курительными миксами

Помимо новых препаратов, из которых можно изготовить наркотик, позднее (это не касается «аптечной» наркомании, зато касается темы бесполезности запрета) в Украине появились курительные смеси — растительные миксы, которые вызывают состояние наркотического опьянения, и до недавнего времени они не были запрещены. Некоторые активные потребители марихуаны и алкоголя посчитали, что эффект от смесей гораздо «интереснее», и перешли на них, а своими впечатлениями активно делились на форумах в Интернете.

— Синька — это отстой. Вот миксы — да. Но главное, чтоб, когда ты под кайфом, был рядом кто-то, кто остановит, чтоб ты в окно не выбросился или еще чего не натворил. Я раньше пьянствовать любила, а теперь перешла на миксы. Они в сто раз круче, — рассказала участница одного из форумов, посвященных миксам.

Но проблема в стране просуществовала недолго. Как только СМИ узнали подробности и рассказали о них обществу, чиновники, уже нового состава правительства, сформированного в этом году, заказали экспертизу, которая показала наличие в курительных миксах канабиоидов. И 31 мая 2010 года в Украине миксы внесли в официальный перечень наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров. В него попали шалфей предсказателей, листья шалфея предсказателей (Salvia divinorum), гавайская роза, семена гавайской розы (Argyrea nervosa), голубой лотос, цветы и листья голубого лотоса (Nymphea caerulea).

Как пояснил такое решение вице-премьер-министр Украины Владимир Семиноженко, курительные смеси, которые содержат синтетические вещества, под видом «ароматических» беспрепятственно продавались в Интернете и в магазинах. К массовому контрабандному ввозу миксов в Украину привел запрет их оборота в декабре 2009 года на территории соседних с Украиной государств.

Многие медики снова называют затею бессмысленной. «Назовите хоть одну проблему, которая была решена запретом! — комментирует заведующий поликлиническим отделением Крымского республиканского наркологического диспансера Андрей Мандыбура, занимающийся внедрением заместительной терапии в Крыму. — Это фантастический способ попиариться. Хотя, может, эти люди и искренне верят в свои запреты. Но это тупиковый путь. Имитация какого-то действия. А, может, запрет, к примеру, аптечных препаратов — это война производителей, война за рынки сбыта? Запрещать, конечно, смысла нет. А вот контролировать сбыт, безусловно, надо».

Но, так или иначе, а официально запрет курительных миксов в Украине уже действует. В начале июня в стране магазины энтеогенов начали закрывать, а товары изымать. У автора статьи была возможность поинтересоваться ходом этого процесса в Симферополе, где была закрыта наиболее известная точка распространения курительных смесей — магазин «Боб Марли». Его администрация оставила своим посетителям сообщение — магазин закрыт лишь временно. Что он планирует продавать далее, пока неизвестно. Возможно, другие энтеогены, которые пока не запрещены? А, может, хозяева надеются, что запрет будет отменен?

Журналисту удалось связаться с одним из распространителей таких смесей по Украине, и он признался, что теперь лишен заработка на вышеперечисленных миксах. Однако заявил, что в арсенале могут появиться другие. И посмеялся, что неудивительно, если потребители наркотиков, наконец, научатся получать вещество для кайфа из банана или мускатного ореха, что описано в известной работе Уильяма Пауэлла «Поваренная книга анархиста». «Тогда милиция возьмет под контроль и сбыт этих товаров? А ведь приготовить из них наркотик легко. Надо бы задуматься над обработкой бананов и их дальнейшим распространением», — иронизировал продавец.

Право на права

Проблема двойных стандартов в обществе отражается и на внедрении заместительной терапии, в частности, на контроле милиции над оборотом легальных наркотиков, в чем наблюдается явный перегиб, который зачастую приводит даже к дискриминации пациентов.

«Мы ведем практику двойных стандартов, начиная от жены и родителей, заканчивая милицией и судьями. Болеть наркоманией — это, оказывается, преступление. А ведь пациент заместительной терапии имеет право работать, водить авто, быть человеком — и многих это травмирует», — заявляет врач А. Мандыбура.

Часто пациентов диспансера останавливает ГАИ, а когда узнает подробности о том, что они находятся на терапии, задерживает и непременно проверяет на наличие наркотиков в крови. Последний такой случай произошел несколько дней назад. Задержанному провели экспертизу, она ничего, кроме замещающего препарата, не выявила, однако пациент почувствовал, что его права ущемляются только потому, что он наркозависимый. «Он меня спрашивает: «Меня что, каждую неделю будут сюда для экспертизу привозить?» Я не знаю, что ответить», — посетовал медик.

Раньше же были случаи, когда милиция, боясь нелегального распространения препаратов заместительной терапии, задерживала пациентов прямо на выходе из диспансера. Сейчас такая практика прекращена.

«Если у человека сахарный диабет, все признают, что он болен, — комментирует проблему врач А. Мандыбура. — Ему требуется прием инсулина, и если человека задержать и не дать ему возможности получать инсулин, то всем понятно, что это преступление, и те, кто это делают, — оборотни. Но совсем другой подход к наркозависимым. Это проблема не законодательства, а отношения конкретных лиц и организаций.

Для меня было удивительно, что в XXI веке, в цивилизованной стране, выполнение врачебного долга требует риска, а реализация права пациента на современную, научно обоснованную медицинскую помощь связанна с огромными проблемами.

Но я начал понимать: откуда работники ГАИ, которые задерживают наших пациентов, могут знать о заместительной терапии? Это не их вина. Нужно людей больше информировать. Нужно дать контролирующим органам возможность беседовать с нашими пациентами. И мы стараемся не быть закрытыми. Тогда они увидят, что дает эта терапия. Например, наши пациенты хотят работать и работают. Вы видели наркопотребителя, который хочет работать, который каждый день в 8 часов утра может приходить в больницу, чтобы получить препарат, а потом идти на работу? Терапия помогает людям стать дисциплинированными», — уверен врач.

А пока общество не осознало все плюсы заместительной терапии работа врачей, внедряющих данный метод, заключается в основном в адвокации прав пациентов. «Я отвечаю на десятки безумных писем от странных людей, общественных организаций, сект, которые бомбят письмами ООН, Президента… Я практически не могу работать как врач. А врач должен лечить, он не стратег и не менеджер, и не тот, кто занимается политическими вопросами», — посетовал А. Мандыбура.

Пожаловались на дискриминацию, связанную с контролем наркооборота, и пациенты диспансера:

— Вы думаете, когда мы находимся здесь, милиция нас не контролирует? Мы все равно под контролем. Если мы им нужны, они нас найдут, — начал беседу первый пациент.

— Милиция за воротами ходит, засылает сюда провокаторов, которые пытаются купить у нас препараты заместительной терапии. Наркоманов стало меньше в городе, у милиции сразу проблемы с работой возникли, надо же чем-то заняться, — иронизировал второй.

После беседы автор статьи вышел из диспансера и какое-то время простоял около выхода, однако подозрительных личностей там не заметил. Видимо, они уже знают пациентов в лицо и не подходят к посторонним людям.

Однако милиционер А. Козаков утверждает, что его управление вышеназванную практику не ведет. «Так преступления не выявляются. Мы проводим документальные проверки по учету препаратов, но к тем лицам, которые находятся на лечении и законно получают медикаменты, претензий не имеем», — заверил он.

А. Козаков отметил, что за январь-май 2009 года, к примеру, в Крыму в области оборота легальных наркотиков было возбуждено 25 уголовных дел, за этот же период 2010 года — уже 44. Соответственно и изъятий стало больше. Уголовные дела возбуждены по итогам проверок аптек, больниц, предприятий, которые связаны с оборотом легальных наркотиков. Однако справедливости ради скажем, что ни одно дело не касалось незаконного распространения наркотиков должностными лицами через наркодиспансеры.

Стоит также отметить, что недавняя практика рейдов милиции в диспансеры больше не ведется. Врачи пытаются строить диалог с милицией и находить понимание. «Сейчас все структуры Украины начали приходить к пониманию, что заместительная терапия — это суперпрофилактическое средство, — поясняет врач А. Мандыбура. — Помимо социальных, медицинских плюсов, есть еще и фантастический антикриминальный эффект. Наносится колоссальный урон наркодвижению. Все большее число пациентов отказывается от уличных наркотиков. Хотя этот метод и не идеальный».

Проблема вне закона

Следующим шагом внедрения заместительной терапии в Украине может стать раздача метадола и бупренорфина через аптеки. В прошлом году благодаря Институту «Открытое общество» (он лоббирует интересы пациентов и в Украине) крымские медики побывали в Ванкувере, где ознакомились с такой практикой.

«Я увидел, как она удобна для пациентов и выгодна самим аптекам, — рассказывает А. Мандыбура. — Это происходит следующим образом. Вначале дозировка подбирается врачом, а когда пациент достигает стабильного состояния, ему выдают рецепт, по которому можно получить препарат в аптеке. При выдаче в рецепте ставится специальная пометка, обозначающая, что сегодня этот человек уже получил свою дозу. Аптеки, внедряющие данную практику, от государства, в частности, от местной власти, получают бонусы. Это могут быть, например, налоговые льготы. В конечном итоге выигрывают все».

В Украине юридических препон для отпуска в аптеках препаратов заместительной терапии нет, если аптека имеет лицензию на реализацию наркотических медикаментов. То есть в законе не прописано: отпускать в аптеках препараты ЗТ нельзя. Но вопрос состоит в другом: эти препараты закупаются за счет международных донорских организаций, а не за счет государства. В итоге возникает юридическая проблема их выдачи по рецептам, так как по документам они числятся как гуманитарная помощь. «Сейчас мы находимся в ожидании того, что государство начнет закупать препараты самостоятельно, и тогда можно будет разработать стратегию работы с ними аптек. А иначе, ну найдем мы аптеку, отработаем на ней модель, а препарата по сути нет. Это же не стратегия!» — выразил мнение А. Мандыбура.

Поэтому пока в Украине никто из медиков открыто не ставил вопрос перед властями об организации продажи препаратов заместительной терапии в аптеках. Однако такие перспективы активно обсуждаются.

Правда, существует еще одна проблема. Внедрение такой практики должно быть проявлением доброй воли самих аптекарей. Сейчас фармацевты-коммерсанты не изъявляют желания даже приобретать лицензию на выдачу покупателям наркотических лекарственных препаратов. Боятся этой темы, не хотят лишних проблем. Хотя для получения лицензии нет никаких юридических преград. Нужно только соблюсти все технические моменты.

В итоге такого подхода, к примеру, в Крыму есть только три аптеки, имеющие лицензии на оборот наркотиков — в городах Симферополь, Евпатория и Феодосия. Что характерно, все они коммунальные. Таким образом, большая часть проблем сконцентрирована, скорее, на местных уровнях в регионах Украины.

Аптекарей надо информировать о том, что это социально значимое дело. Но тут и государство должно пойти навстречу, обозначив для них какие-то бонусы. У каждой аптеки они могут быть свои. И все равно, пока большинство аптек частные, с ними сложно выстраивать отношения.

28 мая 2010 года в Крымский республиканский наркодиспансер приезжала делегация Международной Программы Снижения Вреда. И как раз обсуждалась возможность отпуска препаратов заместительной терапии в аптеках. Заведующий отделением А. Мандыбура не исключает, что этот вопрос в Украине придется лоббировать именно ему, в том числе, через общественные организации. «Я готов этим заниматься, я готов встретиться с родителями пациентов, которые объединились в общественную организацию, лоббировать эти интересы, — заявил он. — Можно рискнуть и внедрить пилотный проект в Симферополе. Ведь это первое место в Украине, где разработали модель выдачи замещающего препарата по рецептам. Пора сделать следующий шаг».

На вопрос о возможном противодействии со стороны милиции, так как это новшество откроет препаратам путь на «черный» рынок, врач ответил, что контролировать процесс, безусловно, надо. Но оттого, что у него есть свои издержки, не стоит отказываться от полезной практики.

И сейчас, не исключает он, в Украине препараты заместительной терапии на «черный» рынок попадают. Но это, скорее, фальсификаты. «Метадол можно получать кустарным способом. А, возможно, кто-то из пациентов, получающих заместительную терапию, и продает «нуждающимся» под видом таких препаратов лекарства, находящиеся в свободной продаже. «Наши пациенты — уникальные люди. Если вы подойдете к ним и спросите, а не принесете ли вы мне кусочек урана, они скажут: «Запросто. Сию секунду!» Если человек хочет купить метадол, он может попросить нашего пациента, а тот купит аспирин и продаст его», — добавил врач.

При этом, по мнению А. Мандыбуры, если вдруг в нелегальную торговлю в Украине попадают истинные препараты, то это лишь единичные случаи. «Неужели вы думаете, что, учитывая сложное отношение с силовыми структурами, мы, медики, допустили бы, чтобы эта проблема была реальна? А если бы и была, ее просто надо решать», — уверен он.

Пока же заместительная терапия в Украине сконцентрирована в наркодиспансерах. Хотя врачи считают нужным сделать ее доступной не только в аптеках, но и в обычных многопрофильных лечебных учреждениях, а также через учреждения семейной медицины.

После беседы с врачом автору материала удалось пообщаться с наркозависимыми, находящимися на заместительной терапии. Они рассказали корреспонденту о своем видении подобных перспектив:

— Да, мы привязаны к больнице. Я, например, на поезде каждое утро езжу сюда за 100 км, в основном приезжаю к 10 утра. Мне бы хотелось получать препараты у себя в городе, — начал один из пациентов.

— Я даже готов по рецепту покупать, а не получать бесплатно. Финансы на это будут, я раньше работал за границей, много зарабатывал, и сейчас тоже умею зарабатывать, — добавил самый молодой из ребят.

— К тому же мы слышали, что доноры прекратят финансирование, а государство за бюджетные деньги не хочет приобретать, — опасается третий собеседник.

— Я уверен, МВД будет против, чтобы на «черный рынок» не пошло. Хотя тогда они получат еще одно направление работы. А это новый способ заработать денег, — подхватил беседу четвертый.

— Ведь МВД не хотело внедрения и заместительной терапии еще в самом начале, может, потому, чтобы не стало меньше наркоманов, которых можно «доить». Раньше в Старый город (район в Симферополе, известный большим количеством наркопритонов) милиционеры приезжали, говорили с хозяевами притонов минут по 15-20 и уходили, а те продолжали работать. О чем это говорит? А потом еще на выходе задерживали покупателей, иногда за 20 гривен отпускали. А могли забрать наркотики и другим продать. Ну а теперь или 200 человек (которые находятся на заместительной терапии — Авт.) им что-то принесут, или ничего не принесут, — поделился своими догадками пятый собеседник.

И, действительно, представители милиции в лице А. Козакова уже выступают против перспективы отпуска препаратов ЗТ в аптеках. «Это возможно, если будет принята государственная программа. Если это будет внедрено в Симферополе только на местном уровне, нужно собирать все ответственные ведомства — медиков, милицию, власть — и определять пути взаимодействия. Но мое личное мнение состоит в том, что в результате начнется незаконный ток препаратов, который будет сложно контролировать. Как говорится, разреши одному украинцу выпившему сесть за руль — и все будут постоянно ездить пьяными. В наркодиспансере процесс выдачи и потребления лекарств контролируется. Вынести оттуда препарат тяжело. А в аптеках будет другая ситуация», — прогнозирует собеседник корреспондента.

К тому же перед выдачей препарата нужно проконтролировать человека на предмет употребления уличных наркотиков. Как это сделать в аптеке? Это еще одна проблема, уверен А. Козаков.

«Да и сами аптеки на это не пойдут, так как не захотят лишних проблем. Представьте, приходит в аптеку наркозависимый, который не очень хорошо выглядит, будет распугивать клиентов… А задача аптек продавать как можно больше лекарств и иметь прибыль», — заметил милиционер.

На вопрос о том, что наркопотребители предвидели такую позицию милиции и даже объяснили ее, приведя в пример практику работы с притонами, у А. Козакова был готов свой ответ: «Конечно, в каждом стаде есть паршивые овцы. Обидно, когда из-за этих овец складывается впечатление обо всей милиции. Если наркозависимые знают этих людей в лицо, пусть они сообщают о данных действиях в СБУ, в прокуратуру и другие ведомства. Сейчас не 90-ые годы, и никто не будет с такими оборотнями в погонах нянчиться, а сразу эта практика будет пресекаться».


Свобода от эйфории

Из всего сказанного можно сделать вывод, что пока Украина не перешла к цивилизованному пути решения проблем, связанных с контролем оборота наркотиков и лечением наркомании. В частности, заместительная терапия испытывает колоссальное сопротивление, хотя законодательство под ее внедрение приспособлено, и многие первые шаги уже сделаны.

«Внедрение идет со страшным скрипом, — признается А. Мандыбура. — Но это хороший признак. Если бы это была ерундистика, никто бы не ставил препятствий. Но это все больше вопрос политический».

При этом совершенно ясно, почему, к примеру, Россия тормозит внедрение ЗТ, почему она использует схожие с украинскими методы борьбы с оборотом наркотиков. Потому что в предлагаемых методах, например, в ЗТ, содержится огромный демократический потенциал.

Тем не менее, из-за прихода к власти пророссийского Президента Украины — Виктора Януковича ни А. Мандыбура, ни другие опрошенные эксперты не видят проблем с перспективой распространения метода, так как именно при премьерстве В. Януковича заместительная терапия была внедрена в Украине в качестве пилотного проекта.

Да и общество потихоньку становиться более сознательным, способным заставить власть обратить внимание на многие вопросы, на которые ей проще закрыть глаза. Так, в Украине создана организация пациентов, находящихся на заместительной терапии. В Крыму есть организация родителей наркозависимых. «Я видел, как эти родители ходят в горисполком, задают вопросы чиновникам, и традиционные ответы уже не проходят», — заверил А. Мандыбура.

Поэтому, возможно, в силу этих факторов Украина скоро выразит готовность отпускать препараты ЗТ в аптеках. Менее радужны перспективы с внедрением иных профилактических методов «аптечной» наркомании, так как пока власти видят только запретительный путь и не собираются от него отказываться.

 

 

Екатерина Морозова, е-Крым

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.