Общественная палата РФ хочет спасти наркоманов от репрессий

При создании новой концепции наркологической помощи в России необходимо отказаться от политики тотального контроля за наркобольными и изменить всю структуру оказания медицинской и социальной помощи людям с зависимостями. Подготовку соответствующих предложений начала рабочая группа Общественной палаты.

«Нынешнее состояние наркологической помощи в России— это тупик. Сегодня есть запрос общества на профессиональную наркологию, которую нужно избавить от идеологизации и репрессивного характера»,— заявил в среду, 9 июня, на первом совещании рабочей группы Общественной палаты РФ по созданию новой концепции наркологической помощи в России ее руководитель, главный врач московского наркологического диспансера №12 Олег Зыков.

Зыков отметил, что существование «исключительно для наживы» коммерческих центров псевдопомощи под маркой наркологии— «позор и подлость», это— вакханалия, которой, по его мнению, медики сами позволили существовать.

Использование методов «гипертермии»— нагревания— в Новосибирске, технологий типа «стереотаксиса» («переливание» клеток в мозг) в Санкт-Петербурге, «поркотерапия (розготерапия) с десятками ударов розгами по ягодицам» в качестве лечения от наркомании— наркологи называли «подлостью» и «убийством пациентов».

Эффективность минимальна

Сегодня эффективность работы наркологов в России минимальна. По отчетам она составляет 11–12%, что вызывает сомнение у профессионалов, а уж отчеты коммерческих центров в эффективности в 75–92% вызывают только смех.

Для многих наркоманов и алкоголиков помощь остается недоступной, поскольку сведения при бесплатном приеме тотчас попадают в силовые структуры, что нежелательно для любого гражданина, а на платные приемы у большинства и средств нет.

Несмотря на принятую ранее федеральную целевую программу «Комплексные меры противодействия злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту на 2005–2009 годы» добиться намеченного результата – «увеличения доли больных наркоманией с ремиссией не менее трех лет на 30–40%» – не удалось.

Между тем, востребованность наркологической помощи с каждым годом растет. Только в 2009 году за ней обратилось 3 млн.250 тысяч человек (из них 2,2 млн. обращений по поводу алкоголизма, и 357,7 тысяч по поводу наркомании), сообщил директор института реабилитации Национального научного центра наркологии Минздравсоцразвития РФ Тарас Дудко.

Уйти от репрессий

По мнению участников рабочей группы, необходимо отказаться от постановки на учет лиц, злоупотребляющих психо-активными веществами (ПАВ), при их обращении в государственные медучреждения с последующей передачей информации о потребителях ПАВ в правоохранительные органы по факту установки диагноза.

«Лечение по желанию больного должно быть только анонимным, бесплатным и доступным,— пояснил директор московского центра психолого-медико-социального сопровождения „Озон“ Евгений Цымбал.— А на учет могут попадать пациенты либо по медицинским показаниям, со сниженным интеллектом, либо социально-опасные, склонные к агрессивному или криминальному поведению».

Сегодня для этого нет полноценной правовой нормативной базы, недостаточно учреждений для реабилитации больных алкоголизмом и наркоманией. Наркологам придется принять и критиковавшиеся ими ранее группы самопомощи – сообщества «анонимных алкоголиков» и «анонимных наркоманов», необходимые для успешной социализации больных, – и работать с этой «лечебной субкультурой».

«У алкоголика, наркомана должна быть возможность прийти в такую группу и обрести душевное равновесие. Пребывание в группах самопомощи позволяет сохранить не только трезвость, но также дает выздоравливающим больным психологический комфорт»,— сказал Евгений Цымбал.

На совещании впервые прозвучали слова о приемлемости программ уменьшения вреда, которые должны предусматривать также телефоны доверия, первичное консультирование, неотложную наркологическую помощь, интенсивную групповую психотерапию.

Завершаться реабилитация может участием в проекте «Дом на полпути» – это общины в загородной зоне, работающие по принципам самопомощи и самообеспечения. Параллельно должны существовать амбулаторная наркологическая помощь и неотложная наркологическая помощь (выведение из запоя или ломки).

Руководитель групп «Анонимных алкоголиков» Борис Гусаров заметил, что предложения рабочей группы по изменению наркологической помощи, которым он чрезвычайно рад, кажутся ему «революционными». Такое взаимодействие должно быть продуманным и интегрированным. Аспектов для совместной работы с наркологами он видит множество. «И дай Бог, чтобы Минздравсоцразвития также квалифицировал болезнь», — сказал Гусаров.

Требуются алкоголики и наркоманы

Серьезным шагом должно стать развитие системы социальной помощи людям с зависимостями, по образцу помощи престарелым и инвалидам. Работать в ней в качестве консультантов и помощников наркологов смогут излечившиеся и находящиеся в длительной ремиссии наркоманы и бывшие алкоголики.

Такой консультант— человек, «проживший изнутри» процесс выздоровления и, в силу этого, узнавший все его тонкости. Его опыт придает особую доверительность отношениям, которые складывается между ним и пациентом, а также в учреждении в целом. Выздоравливающие больные могут привлекаться к реабилитации на профессиональной основе как социальные работники или как волонтеры.

Соцобслуживание для наркобольных

Закон «О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов» четко определяет, кто может заниматься подобной деятельностью.

Ст. 34. Право на профессиональную деятельность в сфере социального обслуживания
Право на профессиональную деятельность в сфере социального обслуживания граждан пожилого возраста и инвалидов имеют граждане Российской Федерации, иностранные граждане и лица без гражданства, получившие высшее профессиональное или среднее профессиональное образование или профессиональную подготовку в образовательных учреждениях Российской Федерации.

Эту статью предлагается дополнить следующими положениями:

Для оказания основных социально-бытовых услуг могут привлекаться граждане, не имеющие профессиональной подготовки, на условиях трудового договора, заключаемого с органами управления социальным обслуживанием населения или учреждениями социального обслуживания.

Комплексная социальная помощь оказывается лицам, входящим в группы повышенного риска развития наркологических заболеваний, и лицам, страдающим зависимостью от ПАВ, членам их семей и ближайшего окружения, включающая медицинские, медико-психологические, социально-психологические, педагогические и юридические (правовые) ее аспекты.

Эксперты предполагают, что такие излечившиеся консультанты будут «адвокатировать больного», утратившего социальные связи, выявлять лиц, входящих в группы риска, и работать с ними; содействовать в привлечении к лечению больных; устанавливать контакт с семьями больных, оказывать им помощь и иную поддержку.

Кроме того, они смогут оказывать помощь медицинскому персоналу; оказывают психологическую поддержку пациентам и их семьям. Это сможет заменить административное принуждение для привлечения наркоманов для лечения, где вся работа будет строится на добровольной и контрактной основе.

Такой консультант будет промежуточным звеном между врачом и персоналом и пациентом. Их еще предстоит обучить. «Чтобы сблизить позиции наркологов и социальных работников нужно четко прописать взаимодействие и границы профессиональной компетенции»,— пояснили эксперты.

Или лечись, или сиди

Лечение от зависимостей может быть принудительным по решению суда. Эксперты предлагают альтернативу— лечение в местах заключения в случаях, если заключенный претендует на условно—досрочное освобождение. Такое лечение заключенный проходит в период отбывания лишения свободы и после освобождения. При этом, как элемент принудительного лечения, обязателен инструментальный токсикологический контроль.

Комментируя эти предложения, первый заместитель начальника медицинского управления ФСИН Алла Кузнецова отметила, что, «кроме законодательной проработки такой вариант наказания, как принудительное лечение, требует очень четкой структуры, продуманности всех действий».

«У нас в системе 9 тысяч мест в больницах и 54 тысячи наркоманов. Как мы можем лечить 3 года? Какая нужна инфраструктура и каковы должны быть вливания? Если государство пойдет на это, нужно просчитать какую сумму оно может вложить на такую меру и каков будет экономический эффект», – пояснила Кузнецова.

«Если речь идет о том, что лечить будут на воле, тоже возникают вопросы. Заключенный наобещает много, чтобы просто выйти на свободу», – добавила она.


Ирина Власова,  GZT.RU

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.