12 ШАГОВ

Наша задача – дать объективную оценку предлагаемому товару на Украинском рынке услуг – лечению алкогольной и наркотической зависимости.

Рынок – он и в Африке рынок. Торгуют ли картошкой или чем другим. Преимущество рынка в разнообразии предлагаемых продуктов и услуг. Недостаток – количество в ущерб качеству.
Наша задача – дать объективную оценку предлагаемому товару на Украинском рынке услуг – лечению алкогольной и наркотической зависимости.


 

 

ОПЫТ
“К 1995 году мне стало окончательно ясно: надо что-то менять. Sex, drugs and rock&roll – это, конечно, круто, но… проблемы и неприятности из-за drugs уже давно и многократно перевесили получаемое удовольствие. Оставалось решить: что именно нужно изменить и каким образом. Тогда мне казалось, что выбор всецело зависит от меня, я была молода, самоуверенна, а главное – тяжело больна, хотя и не знала об этом.
Телефонный звонок, который круто изменил мою жизнь, раздался в тот самый момент, когда я никак не могла на него ответить, потому как лежала в больнице, а о мобильных телефонах в далеком 95-м в нашей стране никто не слыхивал. Но Бог нашел-таки способ добраться до меня и вот я уже лечу на встречу с таинственным незнакомцем из далекой Америки, который из трех миллионов жителей нашей столицы выбрал именно меня! Из этих трех миллионов нужно было исключить всех тех, кто а) не женщина, б) кто старше 19-ти лет, в) кто никогда не употреблял наркотики, г) кто никогда не лечился в городской наркологии и, наконец, д) тех, кто “спрыгнул”. Даже если исключить все вышеперечисленные категории, вероятность попадания в цель, то есть в меня, оставалась очень невелика. Я была женщиной. Мне было 19 лет. Я долго и много употребляля всевозможные наркотики. Я пролечилась в городской наркологии (а значит меня “взяли на карандаш”). И, наконец, летом 95-го я таки спрыгнула. Я так это называла. Это значит, что я бухала, курила марихуану и время от времени “подвигивалась”, чем придется.
Результатом встречи и последующего общения с заокеанским гостем оказалось не замужество и даже не банальный секс, а поездка в 12-ти шаговый реабилитационный центр в южную столицу нашей родины – Одессу.
До этого момента я “имела счастье” лечить свою наркоманию только в одном учреждении – государственном, где предпочтение отдавалось галоперидолу и антидепрессантам и, ясен пень, эффект не заставил себя ждать: бухать и торчать я начала еще там, играя с врачами в “полицейские и воры”. Все дети в детстве играют в эту игру. Суть ее проста: одни убегают, другие пытаются их поймать. Так мы и флиртовали друг с другом – я тонко намекала, а они ломались. И наоборот.

Прибыв в “жемчужину у моря”, я поселилась на квартире у чудесной старушки и оказалась в “очень странном месте”, (Льюис Керрол отдыхает со своей кроличьей норой), а точнее в 12-ти шаговом центре реабилитации. Сорок дней я продолжала свой односторонний флирт с теми, кто искренне хотел мне помочь. Мне никто не отвечал взаимностью. Я играла. Мне никто не подигрывал. Я втихаря побухивала и потарчивала. Никому до этого не было дела. В конце концов, такой режим меня утомил, и я вернулась в родные пенаты. Не умерла от передоза в день приезда я только по Божьей милости – такой длительный перерыв довел меня до крайней степени нервного напряжения и я “снялась”. И “снималась” следующие восемь месяцев. До полного опупения. До абсолютной духовной, интеллектуальной, моральной и просто человеческой деградации. Моя печень наотрез отказалась перерабатывать весь тот яд, который я в себя вливала, я еле передвигала ноги и мечтала умереть быстро и безболезненно. Всему когда-то приходит конец, и терпению моих близких в том числе.
Весной уже не помню какого года мои очумевшие родственники насильно затолкали меня в поезд, идущий на юг, и облегченно помахали вслед белым платком, втайне мечтая о крушении поезда, чтобы никогда меня больше не видеть.
В Одессе меня приняли очень радушно. Настолько, что это было подозрительно. Меня накормили, снабдили сигаретами и приготовились выслушать трагическую историю моей жизни. До этого момента мною вообще мало кто интересовался, а тут такой ажиотаж!
Пребывание в центре меньше всего было похоже на лечение. Воспоминания о моей первой неудачной попытке восемь месяцев назад были такими туманными, что мне казалось, будто я первый раз все вижу и слышу. Все было новым. Но главное – я оказалась в семье. Любящей. Жалеющей. Такой, какой у меня никогда не было и о которой я мечтала. А я все продолжала играть в игры. Но меня понимали и принимали. Меня ТЕРПЕЛИ. Может быть дело было в том, что мне впервые в жизни предложили самой взять ответственность за свою жизнь? Хочешь торчать? Торчи. Нет? Мы готовы тебе помочь.

Я знаю, что именно такое ОТНОШЕНИЕ заставило меня отказаться от игры. Программа 12 шагов, реабилитация, самоанализ и все прочее – все это было хорошо и уместно. Но самым важным для меня было отношение ко мне, как к НОРМАЛЬНОМУ человеку. Не как к преступнице, моральному уроду или деграданту. Жертве собственных страстей. Ко мне относились как к ЧЕЛОВЕКУ. И такое отношение сломало во мне что-то, стены, которые я строила годами, стены, которые не смогли разрушить страх потерять семью, страх смерти, уговоры, угрозы, одиночество, галоперидол и прочее и прочее. А они разрушили. Как? Своим отношением. Своей ЛЮБОВЬЮ, которую не спутаешь ни с чем.
Потом много чего было, но это неважно. Это было ПОСЛЕ.
А сейчас – я трезвая уже почти 10 лет. Одна из многих безнадежных доходяг, которым помогла Программа 12 шагов. Слава Богу, что она есть в нашей стране вот уже 15 лет и продолжает спасать чьи-то жизни.
Не верите? А вы попробуйте.”
Анонимная Девушка

Только ты можешь это сделать.
Но ты не можешь это сделать один

Программа 12 шагов была открыта в 1935 году в далекой Америке несчастным, погибающим от алкоголя пьянчужкой Биллом У., что только подтвердило известный лозунг: “спасение утопающих – дело рук самих утопающих”.
За семьдесят лет своего существования Программа 12 Шагов претерпела немало изменений: ее сокращали, удлиняли, добавляли к ней и отнимали от нее, но главное – ее стали использовать профессионально! Ограниченные 12-ю Традициями Анонимные Сообщества никого не лечили, они просто делились личным опытом выздоровления от алкоголя и наркотиков. Но врачи и психологи не имели таких ограничений и поэтому стали успешно применять Программу 12 Шагов для лечения ВСЕХ видов зависимостей, а именно ЛЕЧИТЬ. Не в смысле инсулинового или электрического шока. Не вводя в состояния транса. Не изнуряя по двадцать часов в сутки йогой. Нет, ЛЕЧИТЬ в Программе 12 Шагов – значит помогать, поддерживать, сопровождать. Даже самые отъявленные скептики из касты избранных (имеются в виду врачи) не могли отрицать очевидный факт: что бы это ни было – оно помогает.
В чем секрет Программы? Почему эта программа сегодня считается наиболее эффективной для лечения ВСЕХ видов зависимости, коих насчитывается 76. Может быть дело в том, что в 12-ти шаговом реабилитационном центре пациент – самый важный человек, который принимает самое активное участие в собственной реабилитации. В обществе, в семье, зависимый традиционно выступает в роли жертвы, его преследуют, лечат, учат, лишают права голоса, права выбора, а иногда и свободы. В Программе есть лозунг: “Только ты можешь это сделать, но ты не можешь это сделать один” и он в полной мере отражает философию 12 Шагов. У тебя проблемы? Мы можем тебе помочь, всего-то и нужно – протянуть руку.
Наша страна оказалась, как это водится, одной из последних в очереди за плодами мирового прогресса: “Сникерс”, “Тампакс”, героин и Программа 12 Шагов попали к нам из-за железного занавеса почти одновременно – в начале 90-х годов прошлого века сначала в Одессу, потом и во все остальные города бывшего Советского Союза. Как это водится, попала сначала как программа Анонимные Алкоголики и Анонимные Наркоманы, а уже после была завезена профессиональная ее версия – Минессотская модель. Но Одесса – не Минессота. Программа была была адаптирована к нашему менталитету, культуре, социальным условиям, отечественными “умельцами”, решившими спасать себя своими силами, и заодно помочь другим. Шло время и энтузиасты стали профессионалами. Их слушают. У них учатся. Их уважают.

В основе Программы 12 Шагов лежит следующая идея: зависимость – хроническая болезнь, не позволяющая человеку контролировать происходящее, а не просто нравственная деформация, при которой он может свободно выбирать для себя определённую модель поведения. Химическая зависимость возникает в силу различных (генетических, семейных, социальных, духовных) причин и поражает зависимого физически, ментально и духовно. Химическая зависимость – прогрессирующее заболевание, поскольку, как правило, ведет к деградации и гибели.
Два наиважнейших элемента философии этой Программы 12 Шагов: 1) признание модели болезни, 2) понимание, что существует духовное измерение выздоровления. Именно эти элементы отличают данный подход от других типов лечения, которые используются сегодня. Из-за совокупной природы болезни, лечение фокусируется на физических, эмоциональных, духовных и межличностных потребностях пациента. Компонент духовности является общим понятием и не имеет отношения к какой-либо определённой религии. Три главных принципа духовности согласно философии Анонимных Наркоманов – честность, открытость и готовность к изменениям. Присутствие духовного компонента означает, что если должно произойти выздоровление, то абстиненция (воздержание) будет только первым шагом в этом выздоровлении, а не его конечной целью. Программа поощряет всестороннее развитие личности, которое означает, что выздоровление это путь к высокой самооценке через честность с самим собой и другими.

Надо признать, что, несмотря на высокую эффективность Программы 12 Шагов, она не столь популярна, как кодирование или детоксикация. Причин этой непопулярности несколько. Программа 12 Шагов требует ПОЛНОГО отказа от психоактивных веществ (пресловутый “один раз” может привести больного к длительному срыву и закончиться трагически), а сколько вы знаете людей, готовых отказаться от бокала шампанского на новый год или от одной папиросы плана в хорошей компании? Выздоровление – трудоемкий процесс, требующий постоянных усилий, дисциплины, изменений во всех сферах жизни – социальной, нравственной, духовной… Куда проще, легче и быстрее вшить “торпеду” или пройти трехдневный детокс, а потом на силе воли протянуть день-другой, а если повезет – месяц или больше. Из опыта: большинство людей, которые обращаются за помощью для своих химически зависимых близких чаще всего просят дать им лекарство, которое бы вылечило их больного родственика совсем и навсегда. И желательно, чтобы сам больной о лечении ничего не знал!
Как уже говорилось, преимущество рынка – будь это товары или услуги – в возможности выбора.
Выбор, в данном случае, остается за вами.

Ирина Ромашкан

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.