МНЕНИЕ ПРАКТИКА

 

Конечно, риск простых потребителей мы снижаем, обменивая им баяны, но ты уверена, что все наши предосторожности в какой­-то момент не окажутся пшиком? Какой смысл, скажи, чистить ложку перед тем как хлебать ею уже отравленный суп?

Александр Макаров – сотрудник БФ «Дроп ин Центр» в проекте по Снижению вреда в Святошинском районе г. Киева.

– Учитывая, что ты стоял, так сказать, у истоков обмена шприцев в Киеве, изменилось ли отношение к этой деятельности со стороны властей? Горяча ли любовь обывателей? И каково отношение самих потребителей наркотиков к Снижению вреда?

– Достаточно милиции обыскать одного клиента ПОШ, как доверие ко всему Снижению вреда снова резко падает. Среди моих клиентов большая часть – мои знакомые, а часть – новые люди. Поначалу все относились с осторожностью, «пробивали». Я им брошюры давал, медикаменты, пару стерильных шприцев. Они долго не могли в толк взять, как это им кто­-то что-­то дает бесплатно! Я разговаривал, приучал, можно сказать. И народ поверил, люди стали постоянно приходить и друзей приводить.

Здесь многое зависит от самого аутрич, как он сам относится к своей работе. И, естественно, клиенты это чувствуют и начинают относится соответственно. Сейчас наркоманы уже не такие, какие были, когда я начинал работать. Люди начинают себя уважать. Уже не такое наплевательское отношение к жизни, как было раньше, не такое, мол: «Да все равно подыхать!» Но остается иллюзия, что, мол, пока не знаешь свой статус, и живется как­-то легче. И поэтому я многим говорю о том, что необходимо знать статус по любому, что если плюёшь на себя, то подумай о здоровье близких. Большинство именно из-за близких соглашаются тестироваться, народ как-­то проникается…

– Были случаи, когда ты применял на практике полученные на тренингах и в процессе работы знания?

– Не поверите, но за все время работы я спас 12 жизней. Причина остановки дыхания – передозировка. Я делал непрямой массаж сердца и искусственное дыхание и люди оживали. Это очень страшно, но потом, когда человек начинает дышать, понимаешь, что неет, ты не зря тут!

– Ты видишь ситуацию, что называется, изнутри. Что ты ответишь на такую реплику: «Я ни разу не использовал чужой шприц, хотя уже почти год употребляю наркотики. Сексуальных связей я не имел. Но недавно сдал анализы и обалдел от результатов: ВИЧ и гепатит С. Откуда?!» …

– А что уже тут говорить? Сама ширка уже была где­то законтачена. Давай представим себе реальную ситуацию. Наркоманы делятся на тех, кто уже в системе и тех, кто употребляет раз от разу. Пока ещё. Вторых в счет не берем – согласись, такие вряд ли будут что-­то где­-то менять и открыто светиться что их вдруг приспичило уколоться. Обменом пользуются в основном те, кто уже в плотной системе. И вот тут ситуация усложняется. Сегодня век телефонных звонков, все решается по телефону. Например, ты в системе, а это значит у тебя в голове только одно – как намутить денег и где взять. Правильно? Рассмотрим самые обычные варианты.

Вариант 1. Перед тем, как ехать на точку, по дороге ты заезжаешь в аптеку, в которую тебе надо зайти за «барбулями» – а 99% моих клиентов употребляют наркотики с «колёсами» – как ты поступишь: там же купишь новый шприц или понадеешься, что возле точки непременно окажется ПОШ? Значит, сам обмен должен быть постоянным.

Вариант 2. Всё удачно срослось, твое время чудом пересеклось со временем работы ПОШ, вы встретились с друзьями под точкой и с нетерпением звоните к «барыге». Кто-то один идёт к нему брать. Будет этот кто-­то выносить «ширку», расфасованную по вашим баянам? Если он не дурак, то никогда не будет этого делать, потому что если его, не дай Бог, примут с несколькими заряженными шприцами – ему светит статья за распространение. Значит «ширка» от продавца выносится только в одной посуде.

Вариант 3. Ты на системе. Чтобы не таскаться с грязными шприцами, но постоянно пользоваться услугами ПОШ, начинаешь копить использованные «баяны» и приходить на ПОШ по мере их накопления. Ты много встречала присаженных людей, которые что­-то делают исправно и своевременно? То­-то. Они даже двигаются, как придётся. Поэтому, мне самому часто приходится прокладывать новые маршруты и постоянно быть на связи, приучать нашего брата к тому, что вот, например, там­-то и там­-то, со стольки­-то и до стольки­-то ты можешь поменять шприцы. Но и тут, когда клиент приносит тебе полный контейнер баянов, существует риск, что полученный взамен блок шприцев он не пойдёт и не променяет на дозу. Поэтому, обмен делается с расчетом, чтобы человеку хватило на дня три-­четыре.

– Да, работенка ещё та! Недавно приезжали шведы, рассказывали, что у них аутрич не стоят на месте, а ездят на таких трёхколесных велосипедах с контейнерами. То там немного постоят, то там, словно коробейники по районам …

– Не знаю как в Швеции, а нам тут и стоять приходится недалеко от точек, чтобы клиенты всегда могли обратиться за помощью, и самим конкретно бегать по точкам. Ведь если даже допустить, что у клиента все отлажено, и отныне он пользуется только нулёвыми шприцами. Спасет это его от инфицирования? Нет. Потому что сама «ширка» будь то винт или опиуха – начинает свой путь от человека, которому глубоко фиолетово, что там дальше где­-то кто­-то что­-то предпринимает в плане осторожности. Пойми, ведь банкуют далеко не новички в наркомании, а как правило, люди с опытом, большинство из которых сами и давно уже могут быть инфицироваными. Кроме того, «лекарство» выносится в большинстве случаев через посредников, т.е. через тех, кто вхож к продавцу, и «входящие» тоже, поверь, не новички в теме, а, следовательно, риск заражения увеличивается… Конечно, риск простых потребителей мы снижаем, обменивая им баяны, но ты уверена, что все наши предосторожности в какой­то момент не окажутся пшиком? Какой смысл, скажи, чистить ложку перед тем как хлебать ею уже отравленный суп?

– И что же делать?

– Так как, похоже, Законодательство скоро не поменяется, то наравне с мобильными и стационарными ПОШ необходимо развивать адресный, так называемый вторичный обмен. Вовлекать в Снижение вреда людей, которые вхожи в среду, где происходит изготовление и разлив по шприцам. Потому что у нас в Украине традиционно так сложилось – сивушная самогонка, сивушные наркотики. Произвёл себе продукт, довёл его до стадии вполне пригодной для собственного вживання, употребил ага, пойдёт, отвечает спросу нашего неприхотливого юзера, который привык усиливать радость и отбивать грязь с помощью таблеток, и понеслась раскручивать!

(Беседовала Ромашкан Ирина)

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.