Обсудим? Мэр Москвы предлагает казнить торгующих наркотиками и поголовно тестировать студентов

Прочитайте, что творится в России, как наш славянский брат пытается примерить на себя мрачные одежды Востока. Как они будут смотреться на белокаменном теле Москвы? Давайте прочитаем, подумаем и обсудим!

Правительство Москвы одобрило концепцию новой комплексной городской целевой программы совершенствования наркологической помощи и противодействия наркомании. Ее основу составят меры, которые давно предлагала Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН).   Так, в столице намерены ввести обязательные для студентов и учащихся тесты на наркотики и вернуть принудительное лечение наркоманов. А Юрий Лужков лично предложил ужесточить недостаточно эффективные меры наказания наркоторговцев вплоть до смертной казни по примеру Сингапура и призвал депутатов Мосгордумы выступить с инициативой внесения соответствующих поправок в федеральное законодательство.   Эксперты, впрочем, выражают сомнения в эффективности насильственных медицинских процедур для избавления от зависимости. Да и практика проверки студентов на наличие в их организме наркотиков оставляет немало вопросов. Но при этом для наркоманов новая программа будет в чем-то гуманнее, чем действующая сейчас.   Столичные медики, Юрий Лужков и Управление ФСКН по Москве выказали в отношении борьбы с наркотиками и лечения наркозависимости поразительное единомыслие. На вчерашнем заседании столичной мэрии, посвященном в том числе новой городской программе по противодействию наркомании, заявления звучали довольно резкие. В частности, все его участники поддержали идею принудительного лечения зависимости.   Когда не хватает слов   Первым в пользу обязательных лечебных курсов для наркоманов и алкоголиков высказался руководитель департамента здравоохранения Москвы Андрей Сельцовский. "Нередки случаи, когда уговорами и внушениями мы не можем ничего сделать", — пояснил чиновник. Полную солидарность с первым докладчиком в вопросе принудительного лечения проявил и руководитель УФСКН по Москве Вячеслав Давыдов.   Как именно будет построена такая принудительная медицинская помощь, говорить пока рано. Но в принятом вчера документе обозначены две возможные меры. Во-первых, это обязательные лечебные курсы для любого, кто совершит административное правонарушение в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, например для пьяных водителей. Во-вторых, это возможность для наркоманов и алкоголиков, совершивших нетяжкие преступления, избежать тюрьмы, согласившись на принудительное лечение. Кстати, идея особого порядка судопроизводства для наркоманов не нова: директор ФСКН Виктор Иванов озвучил ее еще в ноябре 2008 года.   Необходимый толчок   Однако неясно, как увязать принудительное лечение с действующим федеральным законодательством. Андрей Сельцовский вполне резонно заметил, что в законодательстве отсутствует понятие "недобровольная госпитализация". "В принципе принудительное лечение возможно и сейчас, — комментирует руководитель программы "Новая наркополитика " Института прав человека Лев Левин сон. — Суд может в рамках приговора наложить на подсудимого определенные обязательства — например, лечения. Но судьи редко применяют эту возможность. Теперь же такой вариант приговора московские власти хотят ввести императивно".   Сомнение экспертов вызывает и сама по себе эффективность принудительного лечения. "Любой известный нарколог скажет вам, что вылечиться от зависимости можно только добровольно, — считает адвокат Евгений Черноусов, выигрывавший у ФСКН не одно дело. — С другой стороны, лечение как альтернатива тюрьме может спасти многих молодых людей. Иногда им нужен просто толчок, чтобы отказаться от наркотиков".   Лев Левинсон настроен менее оптимистично. "В лучшем случае лечение поможет 3—4% этого контингента, — считает эксперт. — А о принудительном лечении для наркоманов представители ФСКН говорят начиная с 2003 года, когда это ведомство было только сформировано. Все это мы уже проходили. Советская система принудительного лечения полностью провалилась. Ничего, кроме коррупции, она не дала. Недавно мы подготовили книгу, где все это доказывается в цифрах. Сейчас эффект может быть таким же".   За учебу без помех   Другим нововведением городской целевой программы могут стать обязательные проверки на употребление наркотиков для студентов и учащихся. "Такой тест должен стать неотъемлемой частью диспансеризации в школах и вузах", — заявил вчера Вячеслав Давыдов. И получил полную поддержку со стороны столичных властей: подготовка правовых основ для такого тестирования — один из обязательных пунктов будущей городской программы.   Такие тесты бывают двух видов. Одни из них показывают, какие наркотики человек в принципе употреблял на протяжении всей своей жизни. Другие выявляют следы недавнего употребления.   Как объяснили корреспонденту "Газеты" в пресс-службе УФСКН по Москве, речь идет о последней разновидности, поскольку цель тестирования — не допустить в вузы активных наркоманов.   Предполагается проверять не только студентов, но и работников опасных производств. Например, по данным УФСКН, наркозависимостью в Москве страдает немало водителей автобусов и маршруток: в прошлом году было выявлено 10 таких случаев. "Конечно, некоторые правозащитники будут апеллировать к нормам закона, но наркомания — это болезнь, и необходимо ее раннее выявление", — дополнил свое выступление Вячеслав Давыдов.   Тень подозрения   Правозащитникам и правда идея поголовного тестирования не нравится. "Вводить обязательные проверки нельзя, — уверен Евгений Черноусов. — Во-первых, это не прописано в федеральном законе о наркотических средствах и психотропных веществах. Во-вторых, я согласен с тем, чтобы проверять на употребление наркотиков милиционеров, сотрудников ФСБ и диспетчеров, но если начать тестировать студентов, то потом можно не остановиться. Сначала — студентов, потом — тех, кто живет по соседству с наркоманами, затем — другие группы риска, а потом и любого, кто чем-то не понравится властям".   " Употребление наркотиков является не преступлением, а административным правонарушением. Хотя и им по идее оно считаться не должно, ведь у гражданина нет конституционной обязанности заботиться о своем здоровье, — объясняет Лев Левинсон. — Так вот, сама специфика Кодекса об административных правонарушениях состоит в том, что недопустимо подозревать кого-то в совершении подобных деяний. А тотальная проверка предполагает, что все студенты — под подозрением".   В принципе ФСКН давно уже добивается введения тестов для студентов. В разных регионах такие попытки уже были — иногда в качестве местных нормативно правовых актов, иногда в форме негласных распоряжений в вузах.   "В прошлом году мы помогали одному казанскому студенту, — продолжает Лев Левин сон. — Молодой человек из принципа отказался проходить тест на употребление наркотиков. Из-за этого его не допускали к сдаче зачетов. Тогда студент подал в суд. Представители института тут же дали ему сдать зачет и предложили замять дело. А два года назад в Пермском крае местный губернатор ввел проверки своим указом, но указ этот опротестовала прокуратура".   Крайние меры   От региональных властей вообще довольно часто исходят необычные законодательные инициативы, направленные на борьбу с наркотиками. Вот и на вчерашнем заседании в мэрии Юрий Лужков предложил подправить федеральные законы. "Законы, наказывающие за наркотрафик, производство и торговлю, — это плохо отработанный блок, — заявил мэр. — Можно использовать опыт Сингапура: если распространяешь наркотики, тебе угрожает смертная казнь. Тот, кто продает наркотики, осуществляет массовое убийство".   В Сингапуре действительно казнят любого, кто пойман при попытке ввезти в страну запрещенные наркотические вещества. Мосгордума, по мнению Юрия Лужкова, должна требовать соответствующего радикального изменения и российского антинаркотического законодательства.   "Похожая инициатива недавно вносилась большой группой довольно авторитетных депутатов Госдумы. Предлагалось ввести для наркоторговцев пожизненное заключение, — комментирует Лев Левинсон. — Весной под давлением правительства ее перевнесли уже без пожизненного. Думаю, что подобная поправка от Мосгордумы тоже не пройдет".   Доля гуманизма   Несмотря на все грозные слова, а также предложение ввести смертную казнь для наркоторговцев, по отношению к наркоманам новая программа будет в чем-то гуманнее. Например, предполагается на городском уровне разработать меры по переобучению и трудоустройству наркоманов.   Кроме того, постановка диагноза "наркозависимость", возможно, в перспективе будет иметь для москвичей не такие катастрофические последствия, как теперь, когда больной сразу же автоматически попадает в поле зрения правоохранительных органов.   Сейчас наркоман, в свое время взятый на учет в наркологическом диспансере, не может, например, занимать определенные должности, получать водительские права, усыновлять детей. Причем эти и многие другие ограничения продолжают действовать и тогда, когда человек уже перестал употреблять наркотики. В результате больные боятся обращаться в диспансер и не получают из-за этого бесплатную медицинскую помощь от государства. В соответствии с новой концепцией в программе должен быть решен вопрос о разграничении полномочий между правоохранительными органами и органами диспансерного учета — так, чтобы зря не ограничивать права больных наркоманией.   С точки зрения гуманного отношения к наркозависимым это — большой шаг вперед. Для сравнения: в действующей сейчас программе " Столичное здравоохранение " , принятой всего год назад, — совсем другая риторика. Например, в соответствии с ней предлагалось создать регистр больных наркоманией — для того, чтобы "организовать систему социального прессинга на наркотическую популяцию".   А вы бы что с наркодилерами делали?   Александр Гуров, член комитета Госдумы по безопасности (фракция "Единая Россия"), генерал-лейтенант милиции, профессор, доктор юридических наук   Мэр Москвы Юрий Лужков недалек от истины, когда говорит, что, "может быть, нам необходимо посмотреть на опыт Сингапура? Там есть такой закон, который предполагает смертную казнь за торговлю наркотиками, причем независимо от того, являешься ли ты гражданином Сингапура или приезжим". В ряде государств наркодилеры не имеют альтернативного наказания за совершенные преступления: только смертная казнь. И в этих государствах не существует проблемы наркотиков. Там нельзя поплакать в жилетку, дать взятку, "раскаяться", получить семь лет и выйти через два года. Учитывая, что у нас смертная казнь все-таки не применяется, я бы наркодилерам давал пожизненное заключение.   Ирина Винер, главный тренер сборной России по художественной гимнастике   Я сторонница крайних мер. Скажем, раньше в Гонконге за употребление и хранение наркотиков была сразу даже не тюрьма, а смертная казнь. Ведь это город порт, который был напичкан заразой, и одно только слово "Гонконг" ассоциировалось с желтыми прокуренными наркотическими лицами. А сейчас это цивилизованный город, куда стекаются все дороги мира. Сладко только все недоступное, а недоступное и хотят попробовать.   Игорь Трунов, адвокат, доктор юридических наук, профессор   Несмотря на то что картина печальна, я бы шел по пути либерализации этого рынка. Анализ показывает, что это наиболее эффективный метод борьбы с наркотическим злом. Все видят, какова ситуация в странах, где разрешена продажа легких наркотиков. Исторические примеры борьбы с алкоголем и другой кампанейщины показывают печальную тенденцию, имеющую обратный эффект: сразу идет увеличение количества потребляющих того продукта, который пытаются запретить.   Сергей Митрохин, депутат Мосгордумы, председатель партии "Яблоко"   Сначала надо выявлять наркотрафики и искоренять коррупцию в правоохранительных органах, которые не только не принимают надлежащих мер, но и нередко напрямую являются "крышей" наркодилеров. Кто-то предлагает легализацию наркотиков, но это в первую очередь ударит по молодому поколению. В стране огромная проблема алкоголизма, а вопрос с наркоманией несовершеннолетних стоит особенно остро.   У нас начнется просто эпидемия.   Юрий Кобаладзе, управляющий директор по корпоративным вопросам Х5 Retail Group   С наркоманией надо бороться жесточайшим образом. Пожалуй, я и за принудительное лечение наркоманов, потому что таких людей просто надо спасать! Ведь те, кто находится в алкогольной или наркотической зависимости, часто вообще не отдают себе отчет и социально опасны. Я понимаю истоки пристрастия к наркотикам, но это уже болезнь.   Я знаю, к какой деградации и даже к смерти ведет наркомания, потому что в жизни со многим приходилось сталкиваться.   Аркадий Арканов, писатель   Я бы всех этих наркодилеров и наркобаронов, а также их ближайшее окружение карал по полной, наказывал по самым высшим существующим ставкам и давал бы им максимальные сроки. Но, к сожалению, все дело в том, что чаще попадаются лишь мелкие сошки, а крупные дельцы жируют и подкармливают правоохранительные органы. Если бы можно было исключить это сладкое слово "коррупция" и отделить преступников от представителей власти, то борьба с наркоманией стала бы гораздо продуктивнее.   Егор Лигачев, бывший член Политбюро ЦК КПСС   Я уверен, что люди, которые поставляют наркотики, связаны с властью. Вопрос борьбы с наркоманией — это вопрос борьбы с коррупцией, взяточничеством и, наконец, вопрос перемены власти. В 80-е годы на весь СССР было несколько тысяч наркоманов, а сейчас — миллионы. Наркомании не было, поэтому на высшем уровне по этому поводу не было каких-либо обсуждений или решений. Несколько тысяч не беспокоили громадное население СССР. Мы в этом смысле никакого горя не знали, да и само слово "наркомания" было мало распространено.   gzt.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.