“КОРНИ”

…Баловались хлопцы также отваром маковой соломки – современный вариант «кукнар» («кук» – зелёный, «нар» шар, головка). Не отсюда ли известная сказка с элементами мрачных, опиумных галлюцинаций про Аленький цветочек?

На право пойдёшь коня потеряешь.  На лево пойдёшь…ваще ужас!

    Намедни случился у меня спор с одной особой. Спор очень эмоциональный на животрепещущую тему, волнительную, и даже, можно сказать, модную в кругах свободно ремиссионирующих дам. Кстати, как ни забавно, а в этой среде глобально поглощающих тем всего лишь две: первая и любимая это – «Какой же ОН всё-таки гад», и вторая, не столь консолидирующая, но от этого не менее популярная – «О корнях наркомании». И откуда ноги растут у этих самых «корней», оказывается, интересует многих. Поэтому я была неосмотрительно втянута подругой психологом в непролазные дебри психоанализа, добротно приправленного медицинской терминологией.

Такая сугубо узкая специализация в раскрытии темы жизненной и наболевшей – есть скучища жуткая! А главное: ответов на мои вопросы так и не нашлось. Зато ответы стали появляться позже, когда мне в руки попалась очень интересная книга (рекомендую!) «Киевские тайны Левобережья» авт. Д. Вовк и А.Стеклов такой себе микс мистических заплётов с историческим экскурсом во времена Киевской Руси, погружаясь в который и приподымая один исторический пласт за другим, постепенно откапываешь собаку: киевская наркомания и проституция уходят своими корнями в глубь веков. И невольно начинаешь верить авторам, что корни эти начинают свой бурный рост, аккурат на … левом берегу Днепра! Вот судите сами:

“Правый берег, как сын родной всегда привлекал внимание официальной науки, писателей, художников. Левый берег тайная фигура умолчания, объект невидимый для истории. До недавнего времени описываемый, как часть Черниговского княжества, враждебного Киевскому. На самом деле образ мышления киевлян сформировался в пограничной зоне, узкой полоске шириной в 20 км между горами Правобережья (Багрина, Лысая, Щекавица, Замковая) и Бориспольскими (Альтовы холмы). Различия в менталитете киевлян имеют тысячелетнюю традицию и проявлялись в обрядах, традициях и ритуалах.

По сей день вышиванки Правобережья – это насыщенные тона, Левобережья – бледные, пастельные.

Представьте пейзаж, нарисованный в стиле «кантри»: из Варяг в Греки на расписных лодках«дракарах» плывут себе купцы из Стокгольма в Афины транзитом через Севастополь с целью познакомить юг с северными мехами и славянским янтарём. На север же провезти безакцизный греческий алкоголь, а при случае скифскую коноплю для несознательных варягов. А на пути Днепр перегорожен вбитыми в землю у берегов сваями – киями (подревнеславянски), между киями натянута цепь. Не заплатишь дань дальше не поплывёшь. Естественно купцы платить не хотят. Дань таможне можно и «продинамить», а пособником выступит Левый берег. Ведь даже последний половец из пра­Запорожья знает, что севернее таможни Днепр промыл себе дополнительное русло. Не иначе сам чёрт прорыл. Не отсюда ли место между северной Троещиной и островом названо Черторой? На этот вопрос в духе того времени ответил варяг Олег, тогда ещё далеко не вещий и не князь. Он поднялся на лодках по Десне до современной Хотяновки (хотяныбратья, живущие со своими жёнами на две семьи). Затем Олег протащил боевые корабли в пролив Черторой, проплыв за островами Тугорхана (Труханов) перегородил своей боевой эскадрой Днепр пониже таможни: платите, мол, дань по второму разу. И вызвал на “разборку” князей Аскольда и Дира. То ли Олег был сильно “крут”, то ли князья слегка лопуховаты, что не вписались в поворот и попали в компанию “невинно убиенных” об этом молчит Аскльдова могила на склоне Днепра.

Чтобы подобный беспредел не повторился уже православный князь Владимир­креститель учреждает таможенный гарнизон в самом узком месте Чертороя. Личный состав этого элитного подразделения возглавили «крутые киевляне»: Илья Муромец, Добрыня Никитич и Алёша Попович. Первыми инакомыслящими того времени были язычники, коими кишели дремучие Черниговские леса. До наших времён дошёл сказ о СоловьеРазбойнике, вполне реальной личности, настраивающей (насвистывающей) народ против новой веры. Убить Разбойника князь поручил Илье Муромцу. Убить то он убил, но после этого прошибло богатыря отчегото снова на старую веру. Пошёл он к церкви на улице ныне Почайнинской и стал её баллистами бить и камнями крушить. Здание церкви героически выстояло, в перестроенном виде стоит и по ныне это Ильинская церковь.

Ведьмины кучогуры. Любовные обряды левобережья

Озёра, источники особо почитались в языческой Украине. Нестор­летописец неодобрительно описывает жителей Левобережья северян, которые в его время вели более развратный образ жизни, чем поляне обитатели правобережья Киева, которые «великую стыдливость имеют». Северяне же «живяху в лесу аки звери, и срамословие у них перед отцы и перед снохами. И браки не бываху у них, а игрища межу селы. И схожахуся на игрища, на плясания и на вся бесовские песни. Имеяху по две, по три жены»

Групповые обряды свободной любви совершались во время русальских праздников перед днём Ивана Купала (летнее солнцестояние). Из сохранившихся озёр Левобережья за Осокорками Святище, с севераРадуница. После введения христианства день Родоницы стал отмечаться во вторник второй недели после Пасхи, а первое воскресенье называлось Красная горка. Именно на Красную горку возле озера Радуница совершались обряды встречи весны и восхода солнца. Радуница­репетиция перед ночью накануне Ивана Купала, когда на озёрах проводились массовые игрища поклонения огню и воде, гадания и заключались групповые браки. Красная горка считалась прежде всего девичьим праздником, рудиментарным остатком матриархата. Причём эти пережитки оказались более живучими на левом берегу. Места встреч современной молодёжи правого берега находятся преимущественно на Крещатике. На левом же берегу они децентрализованы: Ленинградская площадь, отель «Турист» на Левобережной, памятник Гоголю на Русановке. Не отсюда ли синоним супружеской неверности «сходить на лево»?

Через неделю после Радунки наступал период Ведьминых свадеб. Согласно легендам, в болотистой местности пользовавшейся дурной репутацией и называемой Ведьмины кучугуры (ул.Курнатовского и Стальского) ведьмы собирали своё растительное сырьё, полученная «убойная» мазь втиралась за ушами, под мышками и в другие тайные местечки, богатые кровеносными сосудами, что обеспечивало быстрый наркотическое действие с эффектом полёта. Современные «ночные бабочки» и сегодня летают возле Ведьминых кучугур у отеля «Турист» и ночных клубов у метро Левобережная.

Волхвы – официальные наркодельцы Киевской Руси

В самом центре 20ти километровой плоской долины Днепра имеются особые холмы.

Аналогичные формирования в долине Нила египетская мифология удачно называет «первородной землёй». Эти холмы «первородной земли» сумели противостоять движению ледников в эпоху Полеолита, позднее холмы устояли после всепобеждающих исторических решений съездов Компартии Украины по их затоплению Киевским морем. Теперь эти холмы – Лебяжьи острова севернее Троещины. Ранее эти холмы облюбовали себе волхвы, для обитания, предсказаний и ритуалов. Реликт языческого прошлого речка, чудом уцелевшая Волховка (ныне Канал на Троещине). Волхвы были известны, как целители и знатоки трав, в том числе магических растений. Они готовили, например, «русальские напитки» на Ивана Купала. Вдоль русла Волховки и сейчас растёт древнерусский стимулятор любви, волхвы прозвали его ятрышник (Orhis maculata). Сексуально озабоченные мужчины и жаждущие внимания женщины до сих пор применяют её для увеличения накала страстей. Другое магическое растение упорно растущее на Канале­ Одоленьтрава (Nymphaea alba) мы зовём её – кувшинка. Её волшебные свойства современная биохимия объясняет всего лишь наличием алкалоидов (ох уж этот материализм!).

Родня славянских племён переселившихся в Индию, арии, по старинке поклоняются другому Nymphaea, брату Кувшинки – Лотосу.

В болотистых местах вдоль Волховки водились также полчища жаб, кожа которых содержит химический аналог буфотенина (опять этот вульгарный материализм и глубокое непонимание мистической сути Жабы!).

Помимо волшебных напитков готовились и чудесные мази. Втирались они в богатые кровеносными сосудами и лимфатическими узлами места: в подмышки, в шею, в пах.

Баловались хлопцы также отваром маковой соломки – современный вариант «кукнар» («кук» – зелёный, «нар» шар, головка). Не отсюда ли известная сказка с элементами мрачных, опиумных галлюцинаций про Аленький цветочек? Возможно, из Византии заботливые греки везли на север народное, ныне запретное, средство от простуды – Epfedra (эфедрин). Недавно в одном кафе этого района Троещины автор заглянул в меню и аж содрогнулся: блинчики с маком поколумбийски, макаронный гарнир – «Колёса», напиток – «Jeff – тоник»! Посетителей развлекали виртуозной игрой на баяне.»

     * * *

Вот под таким необычным углом авторы обозревают наше отдалённое историческое прошлое, связывая именно с ним все теперешние “соціальні негаразди”. Я же хочу напомнить читателю совсем недавний период бурных 90-х, который стал лакмусовой бумагой различных исторических и социальных процессов для современной Украины. Именно тогда Левобережье и проявило себя, как «клоака зла и колыбель разврата». Многие помнят знаменитый рынок «Юность», где всегда можно было купить дозу? А левобережный ангидрид в любых количествах на авто рынке? А толпы проституток по вечерам на главных площадях Левого берега? Вспоминаю отчаянные «вопли и стоны» некоторых родителей, опрометчиво поменявших квартиры правобережья на берег левый. Их дорогих чад необъяснимо «срывало с катушек» вроде сам чёрт в них вселялся, и пускались детишки во все тяжкие. Если на минуточку предположить, что судьба Левобережья на ментальном уровне просто таки предрасположена к пороку и вроде как предопределена?! Бррр!! От таких теорий жителям Левобережья может стать жутковато. Не волнуйтесь! Мы с вами!

Раскопки Яны К.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.