Зависимость от каннабиса: Факт или вымысел?

Несмотря на распространённость термина «Наркозависимость» в глобальном диалоге о реформе в отношении наркотических веществ, к числу которых, ООН и большинство стран мира продолжают относить и коноплю, на самом деле, данное слово не имеет некого точного определения.

 

 

 

Дело в том, что каждая сторона, участвующая в дискуссии определяет данное явление по-разному. Для большинства сторонников легализации или декриминализации так называемых «лёгких наркотиков», к коим относится конопля, а также разные психоделические вещества-галлюциногены, данный термин относится к феномену физиологической зависимости, то есть, болезненной реакции рецепторов тела, на резкое прекращение поступление определённого психоактивного вещества в организм. С другой стороны, сторонники строгого и тотального запрета подобных субстанций, часто упоминают о существовании феномена «психологической зависимости» от наркотиков, замечая, что многие подобные субстанции имеют определённый психологический компонент зависимости, определяемый возникновением у некоторых потребителей именно внутренней, ментальной потребности к получению связанных с неким веществом ощущений, или даже с действиями, относящимися к их употреблению.

Хотя, безусловно, прогибиционисты преувеличивают масштаб и угрозу от «психологической зависимости от наркотиков», данный феномен реально существует. В частности, он особенно заметен как раз в случае частого, хронического употребления марихуаны в течение длительных промежутков времени.

Хотя довольно трудно найти действительно не предвзятую статистику о распространении подобного феномена среди курильщиков, как демонстрируют статистические подсчёты аналитиков американского АБН, в среднем, около 30% от числа мировых потребителей конопли, рано или поздно, сталкиваются с проявлением психологической зависимости от курения растения. Помимо этого, данный доклад также отмечает, что риск формирования психологической зависимости от употребления марихуаны, растёт пропорционально продолжительности сроков знакомства с коноплёй, а также частоты её употребления или содержащегося в них ТГК, главного психоактивного вещества в тканях растения. Соответственно, довольно низкий уровень риска возникновения недуга увеличивается, по крайней мере, в 7 раз для лиц, начавших плотно употреблять коноплю до наступления совершеннолетия. В случае же с хроническим (буквально, регулярное курение конопли каждый день, по нескольку раз в течении суток), а также использование образцов конопли, содержащих в себе крайне высокие концентрации ТГК (20% и выше) риск формирования психологической зависимости возрастает в десятки раз.

Иными словами, хотя конопля является куда менее опасной для здоровья и жизни человека психоактивной субстанцией, чем опиаты, стимуляторы или даже алкоголь, её частое употребление всё же может иметь некоторые негативные последствия для психологического здоровья курильщика.

Как каннабиноиды взаимодействуют с головным мозгом человека?

Перед тем, как приступить к обсуждению самого феномена психологической зависимости от употребления марихуаны, следует рассмотреть принципы работы биологических механизмов тела человека, отвечающих за проявление характерных растению психоактивных и терапевтических эффектов. В частности, нас интересует принцип взаимодействия молекулы ТГК, отвечающей за характерные растению психоактивные эффекты, с рецепторами, располагающихся в тканях головного мозга человека.

Говоря коротко, данная молекула своего рода «обманывает» некоторые рецепторы в тканях мозга, присоединяясь к ним, вместо схожей с веществом по химической структуре эндогенной молекулы каннабиноида, называемой анандамидом. Именно благодаря подобному естественному сходству обоих соединений, они способны не только заменять друг друга на роли «ключа» активатора этих рецепторов, но и дублировать определённые свойства и биологические функции друг друга.

Сам по себе, анандамид, является простым каннабиноидным соединением, исполняющим в организме роль молекулы нейропередатчика и модулятора сигналов, передающихся нервными клетками тела. Благодаря подобным свойствам, анандамид синтезируются и выделяется организмом в качестве реакции на определённые внешние и внутренние раздражители, усиливая или сглаживая определённые импульсы, модулируя связанные с ними процессы, к которым, ввиду широкого распространения эндоканнабиноидныйх, или CB рецепторов, в теле человека, относятся многие комплексные нейронные функции мозга, от проявления и модулирования эмоциональных реакций, заканчивая повышением концентрации внимания и регулирование процессов мышления и формирования краткосрочных и длительных воспоминаний.

Соответственно, замещая на положенном месте молекулы анандамида, ТГК также затрагивает все перечисленные мозговые процессы, а также связанные с ними телесные реакции, однако в несколько иной, в разы более стимулирующей форме, тем самым оказывая схожее, но несколько более интенсивное воздействие на биологические и нейронные функции тела.

Проще всего, различие в эффекте воздействия разных нейромодуляторов, можно объяснить простым примером влияния даже незначительных дозировок ТГК на формирование краткосрочной памяти. В то время, как анандамид, выделяемый в небольших порциях в тканях мозга в процессе запоминания некой информации, активирует нейронные механизмы, записывающие подобные данные в воспоминания организма, ТГК, ввиду сильного модуляционного эффекта на пропускаемость нейронных импульсов, искажает или вовсе нарушает эти процессы, что проявляется в характерной употреблению рекреационной конопли забывчивости в отношении краткосрочных воспоминаний.

Собственно, именно в подобном структурном сходстве и функциональном различии ТГК и анандамида и кроется потенциал каннабиноида формировать психологическую зависимость от действий и ощущений, связанных с его использованием. Говоря точнее, в формировании самого феномена психологической зависимости от курения травки, важную роль играет связь анандамида, а соответственно и ТГК, с регионами мозга, отвечающими за модулирование и функционирование механизмов мотивации и психологической награды организма. Взаимодействуя с рецепторами в этих регионах мозга, анандамид, вызывает всплеск выработки дофамина, известно как «гормона-мотиватора» или «гормона-удовольствия» в тканях мозга, тем самым создавая в теле ощущение успокоения и безмятежности. В свою очередь, ТГК, воздействуя на эти же рецепторы, ввиду своей способности стимулировать нейроны, в разы повышает концентрацию выделяемого гормона, что и производит ощущение «кайфа» и удовольствия, связанного с использованием конопли. При этом, пропорционально, сила подобных приятных ощущений, а соответственно, формирования феномена психологической зависимости от них и употребления марихуаны, возрастает с повышением частоты употребления или средней дозировки ТГК в используемом продукте, ввиду с пропорциональным увеличением выделения дофамина при совершении действий, связанных с курением или употребление каннабиноида иными методами.

 

Характерные признаки психологической зависимости от употребления конопли

Как уже отмечалось в начале текста, психологическая зависимость от употребления конопли является вполне реальным и довольно распространенным феноменом. В первую очередь, наличие подобного недуга у человека, выдаёт тот факт, что он регулярно употребляет коноплю в больших количествах, при этом, не обладая силой воли снизить используемую дозировку, или отказаться от использования каннабиноидов хотя бы на пару дней, для отдыха и восстановления рецепторов. Иными словами, в подобных случаях, фактор получения удовольствия, связанного с актом употребления конопли, начинает иррационально превышать прочие нужды, потребности и интересы личности, замещая собой все мысли в голове субъекта, в случае даже краткосрочного отказа от необходимого вещества. При этом, сам субъект, даже начиная испытывать заметный психологический дискомфорт и агрессию ввиду абстиненции, обычно начинает рьяно отрицать наличие у него проблем с психологической зависимостью от конопли, стараясь списать заметное изменение в поведении на иные факторы и влияния внешней среды.

В любом случае, после длительного срока изучения феномена и наблюдения за страдающего от его проявления людьми, представители Американской Ассоциации врачей психологов, согласились внести в последнюю, пятую редакцию «Диагностического справочника Ассоциации», так называемый «Синдром психологической зависимости от конопли» или «Синдромом злоупотребления рекреационной коноплёй».

Данное руководство определяет наличие синдрома у конкретного человека, при наличии за ним определённых симптомов, в основном касающихся изменений в восприятии и когнитивных процессах субъекта. В частности, к числу проявлений недуга относятся следующие симптомы:

  • Частое и регулярное употребление конопли, порой вопреки другим повседневным занятиям и делам, обычно в довольно крупных (по стандартным меркам потребления и дозировки для данного индивида) количествах
  • Наличие предыдущих попыток отказаться от курения конопли хотя бы на короткие сроки (до пары дней или недель), не увенчавшихся успехом
  • Повышение пропорции времени дня, затраченного на поиск и покупку, или употребление конопли
  • Регулярное, не покидающее субъект желание употребить коноплю
  • Субъект начинает пренебрегать личными обязанностями, персональным комфортом и гигиеной и даже личной безопасностью, в желании получить и употребить больше конопли
  • В наиболее запущенных случаях, потребность в получении и употреблении конопли начинает оказывать серьёзное давление на персональные отношения субъекта с другими людьми, в частности, родственниками и близкими друзьями, где в случае подобных конфликтов, больной всегда выбирает коноплю вместо социальных обязанностей
  • Аналогично предыдущему пункту, в наиболее глубоких случаях проявления синдрома, факт употребления конопли почти полностью замещает все хобби и интересы, ранее имевшиеся у больного
  • Субъект отмечает невозможность отказа от регулярного употребления конопли, несмотря на необходимость постоянного повышения дозировки активного вещества, для сохранения силы его психоактивного эффекта в лице формирующейся физиологической толерантности рецепторов тела к каннабиноидам
  • Повышенная нервозность, чувство паранойи, высокая тревожность и агрессивность, развивающиеся по мере прогрессии времени, проведённого без конопли
  • Наконец, в самых редких случаях, абстиненция может вылиться в проявление активной агрессии по отношению к себе и окружающим со стороны субъекта

Как вы видите, хотя в отличие от «тяжёлых наркотиков», вроде героина, конопля не способна вызвать фатальной передозировки, или сильного недомогания ввиду эффектов физиологической абстиненции от активного вещества, в случаях возникновения психологической зависимости, отказ от её употребления также может вылиться в продолжительную и опасную для субъекта и окружающих его людей стадию психологического дискомфорта.

В отличие от синдрома физиологической абстиненции от нейростимуляторов или опиатов, проявление данного феномена при отказе конопли, начинается лишь спустя несколько дней после прекращения регулярного применения продуктов, содержащих каннабиноиды. Негативные проявления синдрома продолжают нарастать в интенсивности в течение пары дней, обычно, в форме постепенного повышения нервозности, агрессивности или депрессивности у субъекта, сопровождаемых лёгкими физиологическими эффектами, вроде повышенного потоотделения, падении аппетита, повышенного выделения мочи, а также приступов бессонницы. К счастью, даже в более запущенных и агрессивных случаях проявления синдрома, подобные эффекты не несут риска физиологической дисфункции органов субъекта, как это бывает в случае абстиненции от хронического употребления алкоголя или нейростимуляторов. Помимо этого, у большинства субъектов, негативные ощущения, связанные с абстиненцией, полностью пропадают примерно спустя 2–3 недели после прекращения употребления каннабиноидов.

Главные факты о феномене психологической зависимости от конопли

В целом, синдром конопляной абстиненции не представляет столь сильной опасности здоровью больного, как отказ от более тяжёлых психоактивных субстанций. Помимо этого, грамотный, нормированный подход к употреблению конопли, а также контроль за используемой дозировкой и концентрацией каннабиноидов в применяемом продукте, позволяет потребителям избежать формирования нежелательной психологической привязанности даже при частом употреблении растения.

Помимо этих простых истин, некоторые другие факторы также могут оказать заметное влияние на формирование и развитие недуга:

  • Социальная интеграция (то есть, расширенный круг социального взаимодействия с разными людьми), а также персональное чувство самоконтроля, зачастую, являются главным барьером на пути развития недуга. Иными словами, чем больше потребитель активен в социальной среде и чем сильнее он отдаёт себе отчёт о своих действиях и обязанностях в обществе, тем ниже риск того, то конопля начнёт замещать собой прочие аспекты его жизни. Соответственно, лица с широким кругом общения, в случае проявления синдрома, всегда могут положиться на окружающих в поддержке в борьбе с недугом теми или иными образами, в то время, как изолированные одиночки, могут не заметить, как плавно они увеличивают частоту употребления конопли или повышают её среднюю дозировку за один сеанс употребления
  • Некоторые эксперты-медики, полагают, что наличие у человека заболеваний психики, или истории подобных недугов и отклонений в роду, могут находиться в повышенной группе риска формирования более тяжёлых форм проявления синдрома зависимости. В частности, уже упоминавшаяся в начале текста статистика американского Минздрава сообщает, что, по крайней мере, 50% из числа лиц, страдающих от психологической зависимости к употреблению конопли, также диагностированы другими тяжкими заболеваниями психики, вроде шизофрении, ПТСР, повышенной нервозности или тяжкой формой депрессии. С другой стороны, многие эксперты также отмечают, что многие диагностированные перечисленными недугами люди могут употреблять коноплю в качестве методики самолечения, однако, без более глубоких и продолжительных исследований, трудно точно сказать, какая корреляция является правильной
  • На данный момент, многие эксперты-медики и специалисты по терапии разных форм зависимости, также полагают, что риск развития психологической зависимости от курения конопли возрос за последние 30 лет, ввиду заметного увеличения средней концентрации ТГК в рекреационных продуктах. В частности, данная сторона предполагает, что рост числа диагностированных случаев зависимости от конопли может быть связан с троекратным увеличением концентрации ТГК в рекреационной конопле, в период с 1980-х годов. Конечно же, как в случае с догадками о связи психических заболеваний и потреблением конопли, трудно точно подтвердить наличие корреляции данных факторов без длительных наблюдений с широкими выборками добровольцев
  • Другим существенным фактором риска проявления психологической зависимости от конопли, а также объяснением роста числа зафиксированных случаев недуга, может быть связан с ростом потребления конопли молодыми людьми в период последних 30 лет. Поскольку ткани мозга человека, как показывают последние наблюдения, продолжают развиваться и формироваться вплоть до возраста в 25–26 лет, некоторые эксперты полагают, что в принципе, человеку не следует употреблять коноплю в рекреационных целях, по крайней мере, до достижения данной черты, предупреждая молодых курильщиках о возможной связи между ранним знакомством с коноплёй и развитием проблем с памятью и способностями к обучению в старшем возрасте
  • Как показывают данные опроса, проведённого в ряде легализовавших терапевтическую коноплю регионах США, по крайней мере 60% из опрошенных потребителей медицинской марихуаны, заявляют, что они используют её в качестве более безопасной для здоровья альтернативы опиатным препаратам. Также 40% респондентов, утверждают, что конопля помогла им полностью отказаться от распития спиртного, в то время, как ещё 30% сообщили об успешном использовании конопли и связанных продуктов в замещении других нелегальных психоактивных препаратов
  • Наконец, стоит заметить, что даже эффект ТГК на систему награждения организма имеет свой предел. Как демонстрирует ряд наблюдений, а также персональный опыт десятков тысяч потребителей конопли, после определённого предела дозировки, рецепторы мозга перестают активно реагировать на воздействие дофамина. По факту, вещество продолжает выделяться в увеличенных концентрациях под действием ТГК, однако ранее чувствительные к соединению рецепторы, попросту перестают реагировать на контакт с дофамином. Точный принцип работы подобного механизма пока что не известен науке

Хотя в целом, противники легализации конопли значительно преувеличивают опасность формирования психологической зависимости от марихуаны, данный феномен вполне реален, не говоря уже о том, что связанный с ним синдром абстиненции, может привести к серьёзному чувству дискомфорта у пациента, а также на длительный период времени, в разы снизить его социальную функциональность.

Проще говоря, хотя подобный синдром не опасен для жизни, он всё же является крайне неприятным недугом, терапия которого, является довольно продолжительным и неприятным занятием, собственно, как и лечение любых других типов зависимости.

По этой причине, чтобы защитить себя от формирования подобного синдрома и связанных с ним дискомфорта, при употреблении конопли всегда следует помнить о чувстве меры. Помните: В том случае, если конопля перестала производить ранее ощущаемый «кайф», возможно, более разумным ходом действий будет временно отдохнуть от привычки, вместо повышения частоты употребления или используемой порции продукта, что чревато формированием столь незаметной, но крайне неприятной болезни.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.