Мой парк

Всякое место хранит свою историю. Оно впитывает слова, жесты, поступки и энергетику людей, бывавших в нём хоть однажды. В этой истории я хочу вести речь о небольшом парке, о лесозаградительной посадке на индустриальной окраине города-милионника.

 

Эти насаждения создавались ещё давно, в тридцатых годах двадцать первого века как фильтровой барьер между огромной промзоной и жилым сектором микрорайона.

 

Акации, каштаны, клёны, липы, серебряные тополя, дикие груши и яблоки, рябины стали горой на страже здоровья тех же заводчан, коими к 7 утра наполнялись цеха и ангары заводов.

Текли годы, отшумела война, сменились поколения, а деревья тем временем стали только выше, старше и благосклоннее к тем людям, которыми чертились вдоль и поперёк парка тропы, дорожки и уединённые места со столиками в сени дубов и берёз.
И что же вы думаете? Как отблагодарили полу-сапиенсы это величавое место? В 2012 году за одну ночь вокруг всей территории парка возник зелёный забор из листов профнастила, а спустя неделю слёг рядом с братьями последний тополь. Этой участи до него удостоились все красавцы деревья, это была резня, это была неделя «длинных ножей».

 

Планировалась уплотнительная застройка

Застройка не состоялась, не состоялась в связи с финансовым крахом мутной, пирамидоподобной компании-застройщика. Забор снесли, деревья распилили на кругляк и вывезли, видимо на дачи местных чиновников, заправляющих кадастровыми делами.
Минул год, минул другой. Поросль непроходимых акаций подняла голову практически повсюду, но тропки, ходы и лазы не зарастали, люд шнырял туда-сюда как и во времена минувших дней.
Парк имеет форму правильного треугольника, 400 метров длины и 150 метров ширины. С одной стороны крупный проспект с оживлённым автодвижением, с другой – тихая улица микрорайона, тротуар и дома, дома, дома…

Сейчас парк болен

Симптомы болезни проявляются в гниющих ранах, в которых то и дело копошатся паразиты, распространяя инфекцию всё шире и шире, отчего раны становятся глубже, источая на всю округу смердящую вонь и матершинный ор.
Болен алкашами, наркоманами, онанистами, проститутками, бездомными, прохожими-обывателями и так далее. Бывает идёшь сквозь него по делам своим, насвистываешь Марш Белинского и вдруг! В кустах, в двух метрах слева от тропы сидит голум! Ёпт! Ёкнуло на секунду сердце. Два испуганных провала глаз на бледном лице, глупая неподвижная поза в полу-присяде, в руках баян, который он заменжевавшись не успел спрятать. В свитере. В свитере и жилетке, Карл! И это в +30 в тени! Всё ясно, это солевик-затейник а не соловей-разбойник, ускорив шаг топаешь дальше.

Проходишь метров двадцать, по правому борту, чуть глубже в кустах шорох с шушуканьем. Кто это? Зайцы? Кенгуру? Плезиозавры? Нет, это всё те же наркоманы штрыкают в пах и по центрам, ведут себя громко-манерно-развязно и выдают свою глупо-быдлячую наглость за Святую Простоту, мол, поглядите: я прост как доска, верь мне! Коктейль в баянах и кровеносных системах мудрённый, пять минут назад они говорили провизорше в аптеке: димедрол, налбуфин десятый, лидокаин, два сульфика, десятку, две пятёрки, две двойки. Спасибо милая. После себя они оставят тут же весь опустошенный скарб, на земле ковёр из ампул, упаковок с демика, бумажек с машинок, а «шпаги» в лучшем случае воткнут в кору деревьев, это же так оригинально – сделать «ёжик» из клёна. Такой контингент тут ежедневно, по двадцать раз на дню, во всех частях парка и из-за этого, вместе с прелой листвой всё застлано, застелено аптекой.

Обыватели-мимокрокодилы всё забросали пустыми сигаретными пачками, пакетиками, бутылками, прокладками, обёртками. Всё! Некоторые, идя на работу утром, ленятся пройти 100 м до мусорных баков и оставляют полные пакеты домашних отходов прямо возле тропинок. Бродячие собаки всё это разгрызают и растаскивают по округе.
Здесь же пользуют проституток, стоящих по одной вдоль парка и проспекта. Здесь вешаются суицидники, здесь дёргают цепочки. Часто попадаются на глаза выпотрошенные сумки и кошельки с уже никому ненужными визитками, дисконтными картами и фотографиями детей. Встречаются сапоги, колготки, куртки. Здесь сажают коноплю, здесь тренируют питбуллей на подвешенных автомобильных шинах: ну-ка! Пройди мимо?! И да – здесь ходят патрули по 7-8 человек, раздевая чуть не догола попавшихся им невезунчиков. Оборотни, блять.
Жаль что всё так! Теория разбитых окон в чистом виде. (Теория разбитых окон (ТРО) — криминологическая теория, название которой происходит от приводимого авторами ТРО типичного примера её действия: «Если в здании разбито одно стекло и никто его не заменяет, то через некоторое время в этом здании не останется ни одного целого окна».

Читающий! Увидь себя, убеди другого, может вместе исправим такой ход вещей?
Есть такое красивое изречение на украинском, им и закончу статью:
Збережи де стоїш, примнож де живеш! На вiдстанi погляду або голосу, хоча б на вiдстанi витягнутої руки.

Электрик

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.