С 1 декабря в Голландии полностью запрещена продажа и хранение псилоцибиновых грибов

Я глубоко возмущена этим фактом. Не потому, что употребляю грибы (для меня это как-то пройденный этап уже), а потому, что считаю запрет посягательством на наши прогрессивные свободы. Софья Корниенко (Амстердам)

Вместо того, чтобы избрать более сложный, но в долгосрочной перспективе более плодотворный путь — ввести ограничения по первой продаже грибов новому клиенту (выжидательный период два дня), наладить более добросовестный инструктаж молодых иностранных туристов (а именно из-за несчастных случаев с иностранцами, которые сдуру мешают грибы с алкоголем, и вводится запрет), наше ура-христианское правительственное большинство пошло по самому легкому пути: запретить всё. Этот легкий путь приведет к массе проблем для все тех же дурных юных британцев и французов, которые приезжают в Амстердам с известной целью. Вместо чистых и красивых смартшопов, где работают вполне себе интеллигентные молодые люди, говорящие на языках, они потащатся покупать с рук. С рук им будут продавать, наверняка, сухие грибы — не носить же барыге за собой холодильную установку. А сухие грибы — намного (раз в 10) более концентрированный продукт, его легко передозировать. К тому же о качестве и грамотном объяснении «как и с чем» (сейчас все написано на упаковке) можно будет забыть.
 
Согласно данным авторитетного института Тримбос, уровень зависимости от тяжелых наркотиков в Голландии намного ниже, чем в большинстве европейских стран (1). Образ «запретного плода», отсутствие просвещения на эту тему, ее табуирование в других странах усугубляет проблему. Грибы не приводят к зависимости и являются легким наркотиком. Запрет вводится благодаря усердному нагнетанию паники христианскими и консервативными партиями из-за нескольких несчастных случаев с иностранцами. При этом аргумент о том, что от алкоголя несчастных случаев намного больше, они пропускают мимо ушей.
 
— Поглядите! — сказала я как-то своим берлинским гостям, указывая на стайку зеленых попугайчиков на старом буке. — Они даже зимой не покидают амстердамского Вонделпарка, зеленые бразильцы на заснеженных ветвях.
 
— Ну вот! — разочарованно вздохнули гости. — А мы-то уже было обрадовались, что грибы подействовали!
 
Позднее грибы подействовали. Мы немного заблудились в парке, среди французских розовых кустов, на поляне, по размеру не больше моей скромной гостиной. Заблудились скорее потому, что не решались отправиться дальше этого пятачка, навстречу более серьезным препятствиям. Нас радовала каждая веточка, для счастья довольно было самого малого. Почувствовав себя более уверенно, мы гуськом зашагали хорошо знакомой дорогой к дому. Правда теперь, когда мозг работал с космической скоростью, дорога к дому казалась сделанной из резины и тяну-у-у-у-у-у-лась це-е-е-е-лую ве-е-е-е-е-чность… пока мы наконец не подошли к своему подъезду. Я вновь чувствовала себя ребенком, с тем единственным различием, что вела себя предельно осторожно, чтобы не выходить из безопасной зоны. Я была не одна – это главное правило. И не выпила ни грамма алкоголя – это тоже главное. И без глупостей.
 
Остаток вечера лежали дома под елкой. Влюбленными. Через несколько часов всё прошло.
 
Так я встретила первое января 2006 года в Амстердаме, прикупив в местном идеально чистом специализированном магазине коробочку аккуратно, как в аптеке, расфасованных и невероятно невкусных грибов. Маленькая коробочка стоила 40 евро. Это был последний раз, что я пробовала грибы. Больше и не хотелось. Интересно попробовать пару раз, пока молод, с друзьями, потом интерес пропадает. Однако для меня было важнее осознавать, что в Голландии каждый имеет право на свободный, в разумных пределах, выбор. Даже если я лично им не воспользуюсь.
 
Да, у меня был один «плохой трип». Это было очень давно, когда я была еще совсем юной. И этот отрицательный опыт не был связан ни с грибами, ни с Голландией. Это было в Индии, где все наркотики «запрещены».
 
А зеленые попугайчики так и живут в Вонделпарке уже лет 25 и вовсе не являются галлюцинацией.
 
Немного фактов
 
Продажа концентрированных сухих грибов в Нидерландах запрещена уже несколько лет. Запрет на продажу свежих грибов, который должен вступить в силу с 1 декабря 2008 года, поддержало большинство партий в парламенте и две христианские партии в правящей коалиции (правительстве) более года назад. Третья партия, входящая в правящую коалицию, Партия труда (PVDA) – категорически против запрета. «Запрет на псилоцибиновые грибы делает невозможным донести до населения информацию о мерах безопасности, а также проконтролировать качество вещества», — заявил мэр города Амстердама Йоб Кохен (Job Cohen), член Партии труда.
 
Десятки тысяч людей оставили свои подписи на протестном сайте Reddepaddo.nl. В конце октября прошлого года в центре голландской столицы прошла демонстрация протеста.
 
Эксперты из известной голландской клиники Jellinek-Mentrum, в которой занимаются лечением разного рода зависимостей, классифицируют риск, связанный с употреблением грибов как низкий, ссылаясь на отчет по оценке и мониторингу CAM (RIVM) assessment and monitoring report (2), а запрет на продажу и хранение грибов расценивается ими как непропорциональная реакция.
 
Число несчастных случаев, возможно, связанных с употреблением грибов, по сравнению с 2006 годом практически не возросло (было 53, стало 58).
 
На вкус грибы отвратительны, хранить их очень сложно, поэтому теперь, когда их приплюсуют к LSD и MDMA в качестве запрещенных наркотиков, молодые люди скорее отправятся на поиски этих последних – синтетических – заменителей, крохотных по размеру (легко спрятать), более концентрированных, и от которых не болит голова, в отличие от натуральных токсинов, содержащихся в грибах. Это означает, что невинные искатели приключений, которые остановились бы на цивилизованном смартшопе до запрета, теперь будут вступать в контакт с опытными подпольными дельцами, где качество никто не гарантирует, а юным незнайкам часто предлагают и тяжелые наркотики, до кучи.
 
Как справедливо сказала Леа Баумеестер (Lea Bouwmeester), член парламента от Партии труда), «запрет не остановит молодежь, которой хочется попробовать наркотик. Они будут продолжать пробовать, как и предыдущие поколения. Однако запрет вытолкнет молодежь в зону нелегальной торговли, где уже никто не проверит, достигли ли покупатели совершеннолетия, и никто не даст профессионального совета о побочных эффектах».
 
Другой член парламента Борис ван дер Хам (Boris van der Ham), партия D66, соглашается и предупреждает, что контроль государства теперь будет значительно ослаблен. Мало кто из молодежи решится обратиться за помощью – то есть отважится признаться, что пробовал нелегальную субстанцию.
 
То, что сделало правительство сегодня, это отказ от ответственности за здоровье молодых жителей и гостей страны. Правительство не захотело принять требующий бóльших усилий план, предложенный мэром Амстердама, ввести более серьезную систему лицензирования смартшопов, тестирование продавцов, курсы, раздачу материала в турбюро. Все, на что пошло правительство, сводится к одной фразе: «Это не наша проблема. Вы как-нибудь разберитесь сами, девочки и мальчики. И не вздумайте обращаться к нам за помощью, если не хотите, чтобы вас арестовали».

 

Софья Корниенко (Амстердам)
kontury.info

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.