93 % опиатов производится в Афганистане

Объемы поставок афганского героина уже давно в несколько раз превышают мировые потребности. И похоже, эта ситуация вряд ли скоро изменится. Те, кто хотел бы здесь бороться с производством наркотиков, просто не имеют такой возможности, а те, кто может, не имеют такого желания.

С момента ввода в эту страну международных сил по содействию безопасности, производство наркотиков выросло в 2,5 раза. На днях для борьбы с этим злом страны НАТО, воюющие там во имя демократии даже решили создать специальную военную антинаркотическую группировку, ведь с момента начала операции в Афганистане производство наркотиков только растет, а демократия так и не установилась.   Воду в реке Кабул можно увидеть только три месяца в году. В оставшееся время, даже в центре города, это пастбище для овец и баранов. Но есть в Афганистане поток, который не ослабевает никогда, а наоборот, год от года становится только сильнее.   Объемы поставок афганского героина уже давно в несколько раз превышают мировые потребности. И похоже, эта ситуация вряд ли скоро изменится. Те, кто хотел бы здесь бороться с производством наркотиков, просто не имеют такой возможности, а те, кто может, не имеют такого желания.   Бывший центр советской культуры и науки в Кабуле снаружи уже много лет выглядит жутковато. Но еще страшнее – то, что внутри. Развалины стали домом для нескольких сотен наркоманов. И культура, и наука употребления здесь тоже свои. Героин не колют – шприцы местным не по карману. Порошок нагревают и вдыхают дым.   Большая часть Афганского героина отправляется на экспорт – в Европу, Россию и Америку. В стране остается лишь крошечная доля. Но и этого хватает, чтобы сотни людей оказались на самом дне.   О том, что в этих развалинах продают героин, знает весь город. Начальник местного отделения полиции, когда-то учившийся в Москве, тоже знает. Но что-либо сделать – не в его власти.   Наджибулла Самсор, начальник 3 отделения полиции Кабула: "Наркоманы могут сюда и ночью прийти, и днем. Трудно, – очень большая территория, и на каждом камне поставить пост – это невозможно".   Вместо полиции здесь часто дежурят медики. О лечении от наркозависимости, конечно, и говорить не приходится. Врачи оказывают первую помощь. Если этим людям вообще можно чем-то помочь.   В деревне Сахи Соэп под Джелалабадом совсем недавно закончился сбор урожая. Здесь с удовольствием покажут плантации и наглядно продемонстрируют технологию уборки.   Производством опиума эти люди занимаются всю жизнь. Другой работы у афганских крестьян нет. И совесть, говорят, тоже чиста – вырастил, собрал, продал – куда отправят опиум – они не знают.   Паинда Моххамад, крестьянин: "Вся эта земля принадлежит одному богатому человеку. А мы простые крестьяне, просто работаем здесь на него. А он вместе с семьей живет в Америке".   Афганское телевидение исправно показывает год от года не меняющиеся кадры борьбы с наркобизнесом. Трактористы уничтожают посевы, в огне сгорают мешки с героином. А правительство запускает специальные программы под громким названием "Пшеница вместо опиума". Крестьян обещают поддержать деньгами, но у них предложение только вызывает улыбку.   Паинда Моххамад, крестьянин: "Ну, если бы правительство покупало у меня пшеницу по цене опиума, я бы ее выращивал. Но опиум, конечно, тоже".   В деревне сейчас разгар посевных работ. Через несколько месяцев это поле будет выглядеть иначе. И в том, что для вывоза урожая грузоподъемности осликов будет явно недостаточно, в Афганистане никто не сомневается. Отсюда его повезут в Европу и Россию – основные рынки сбыта.   Здесь все чаще говорят о том, что без иностранной поддержки переправить тонны наркотика за границу вряд ли возможно. При талибах на долю этой страны приходилось чуть больше 40 процентов мирового производства героина. Теперь – 95.   Один из самых влиятельных в свое время талибов, бывший афганский посол в Пакистане при американцах четыре года просидел в лагере Гуантанамо. И на вопрос об участии сил западной коалиции в наркотрафике отвечает, хоть и дипломатично, но вполне определенно.   Мулла Абдулсалам Заиф, бывший посол Афганистана в Пакистане: "Я могу сказать точно, что если бы они не были замешаны в этом, то сами афганцы просто не смогли бы переправить такое количество героина за пределы страны. Ведь и аэропорты и границы – все под контролем сил западной коалиции. Почему же тогда производство наркотиков в Афганистане только растет?".   В кабинете министра по борьбе с наркотиками на специальной карте каждая провинция страны имеет свой цвет. Красные пятна – регионы с самым большим производством опиума и героина.   Все больше неподконтрольные западной коалиции – юг и юго-восток страны. Генерал Худейдад считает, что его министерство свою работу выполняет успешно, но самим все-таки не справиться.   Генерал Худейдад, министр по борьбе с наркотиками Афганистана: "Опиум и героин – это главные источники доходов террористов. От продажи наркотиков они получают миллионы долларов, на которые потом покупают оружие. И поэтому для эффективной борьбы с этим злом необходимо участие международных сил, находящихся в Афганистане. Иначе эту проблему решить невозможно". Те, кого генерал Худейдад призывает бороться с наркотиками, отправляется на очередное задание. Патруль международных сил ISAF выходит в город. Безопасность в центре Кабула обеспечивают македонские военные.   Пеший патруль – серьезное испытание. Их американские коллеги предпочитают не выходить из бронированных "Хаммеров". По дороге местные жители узнают еще советское оружие.   Но за всем этим дружелюбием все равно скрывается опасность. Тут уж не до борьбы с наркотиками.   Василь Митевски, капитан армии Македонии: "Мы не ведем открытых боевых действий. Сейчас война, в основном, с террористами-смертниками. И машины они часто взрывают. И все эти атаки направлены против иностранных военных. Они не смотрят – из Македонии ты, из Англии или из Америки. Главное – иностранцы".   Командование силами ISAF уверено, талибы вооружаются на деньги от продажи героина. "Правда, при этом, борьба с производством наркотиков,- говорит генерал Бланшет,- личное дело афганцев".   Ричард Бланшет, генерал, официальный представитель командования "Международными силами содействия безопасности в Афганистане" (ISAF): "Мы должны помнить, что все антинаркотические операции проводят сами афганцы. Мы, конечно, можем оказывать им определенную поддержку, но мы никогда напрямую не участвуем, скажем, в уничтожении наркотиков или плантаций. Единственное, что мы можем – это оказать помощь полиции или армии в экстремальной ситуации".   Ежегодный рост производства героина, похоже, экстремальной ситуацией не считается. Борьба с наркотиками в Афганистане пока сводится к выборочному уничтожению маковых плантаций. И местные полицейские обещают эту борьбу усилить. Посол России в Афганистане, за многие годы поневоле ставший экспертом в этой области, говорит, такой путь довольно опасен.   Замир Кабулов, чрезвычайный и полномочный посол РФ в Афганистане: "Половина населения страны прямо или косвенно зависят от доходов, которые приносит культивирование опия. Если безжалостно начать уничтожать их посевы, инвентарь, им ничего не останется другого, кроме как взять оружие в руки и воевать против правительства и против иностранных войск".   Каждый сожженный урожай – это сотни, а то и тысячи новых сторонников движения талибан. Мохаммеддин Файзи воевал еще в восьмидесятых на стороне моджахедов, но теперь бывших врагов – шурави – вспоминает с ностальгией. Все иностранные военные для него – американцы. И это присутствие раздражает.   Мохаммеддин Файзи: "Первым, кто пойдет воевать против американцев, буду я!".   Центром антиамериканских настроений в последние годы стали горы вокруг Кабула. Их облепили разномастные домики – так называемые кабульские небоскребы. Здесь поселились те, у кого нет денег даже на самое дешевое жилье. Нет работы, зато есть абсолютная уверенность в том, кто в этом виноват. А те, в свою очередь, уверены, что добились в Афганистане больших успехов.   При этом, правда, производство наркотиков увеличилось почти втрое, а нищета населения даже в столице пугающая. В этой ситуации здесь ждут только новой крови, а заодно и новых партий героина, уходящих в сторону границы.   Репортаж Кирилла Брайнина, 1tv.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.