ОЛДСКУЛЬНЫЕ НАРКОМАНЫ

То была атмосфера золотых 90-х, большой вечеринки, начавшейся с распадом Совдепа, последние отголоски которой затихли в 2013-м. Тогда наркотики еще не пошли в массы и были маркером контркультуры.

Уголовники тогда предпочитали опиаты, хиппари кололись джеффом и курили план. К последним примыкала и часть творческой интеллигенции: художники, музыканты, литераторы. То есть наркотики были частью определенного образа жизни. Отсутствие тяжелых наркотиков, а тем более их заменителей (метадона, фенамина) позволяло наркоманам употреблять яды годами и оставаться при этом в сравнительно здравом уме.

Для этой среды было характерно то, что она если и не прямо противостояла социуму, то выламывалась из социума. За ее пределами мало кто вообще слышал о наркотиках или интересовался ими. Мне вспоминается история, как мне кажется, хорошо характеризующая нравы того времени. Один олдовый на тусовке хиппарь давал прикуривать от косяка милиционеру на вокзале. Ситуация, когда наркотики принимают простые работяги и офисный планктон была тогда немыслима. Наркотики входили в набор культурных (вернее, контркультурных штампов) и не мыслились отвлеченно от них.

Повторюсь еще раз: был социум и была строго маркированная наркотизированная контркультура, которая ему противостояла. То был последний выдох контркультуры 60-х, в своих истоках молодой и искренней.

Такое положение, такое противостояние и было возможно благодаря устойчивому социуму, имеющему, четкий культурный регулятивный принцип в свой основе. Т. Е. было то, чему можно было противостоять, было то, что можно было отрицать.

Можно предположить, что массовая наркотизация общества произошла вследствие общего изменения ситуации. С падением социализма, регулятивный принцип канул в Лету, общество пришло в состояние анархии. Социум сейчас состоит из марева холодных эгоистов объединенных чисто внешним, административным образом. Собственно контркультуре и отрицать в этих условиях, когда прежнего «филистерского» социума не существует, уже нечего. Эпоха Хендрикса, Дженис Джоплин и Роберта Фрипа безвозвратно ушла в прошлое. Поскольку же жизнь в «дивном новом мире» холодна и неуютна, ведь «нехорошо быть человеку одному», граждане оного мира стремятся к забвению в искусственном рае веществ. Социум созревает для наркотиков, наркотики идут в массы. Употребление при этом становится самоцелью и не связано с культурными или контркультурными установками. Появляется такая неслыханная дотоле вещь как массовая наркомания. Собственно, распад общества в анархическое состояние со смысловой (диалектической) необходимостью предусматривает последнюю. Обвинять в этом социум так же нелепо, как обвинять труп в том, что от него дурно пахнет.

Интересно, что наркотизации общества, предшествовала его алкоголизация, начавшаяся еще в шестнадцатом и пышно расцветшая в веке двадцатом.
Примечательно, что самогонный аппарат был известен еще в древнем Египте, перегонку спирта знали и использовали в Средние Века, но никому в голову не приходило пить продукты этой перегонки, они использовались в медицине или парфюмерии. И это потому, что люди избегали грубых форм опьянения, даже самое вино пили разбавленным. Людям еще не нужен был искусственный рай.

Разумеется, что изменение культурной ситуации привело и к изменению образа потребления наркотиков. Олдскульный наркоман с его «сорока годами старой рок-музыки» выглядел бы сейчас анахронизмом, белой вороной. Так, к примеру в 90-е потребление ядов еще не было коммерциализировано, даже план тогда не столько покупали, сколько дарили. Покупались разве что ингредиенты и «мутилось» для своих, а не на продажу.

Потребление предусматривало общение, люди тогда еще были интересны друг другу. Анархически-контркультурное противостояние социуму сближало людей, схожий образ жизни порождал потребность в общении. Был набор культурных кодов: книжек, музыки, интонаций в разговоре, позволяющий узнавать своих. Хиппарский жаргон, в этом контексте, явление не случайное.
Боюсь, что меня могут обвинить во «вкусовщине», но все же замечу: в настроении тех лет было что-то по настоящему свободное и веселое, что-то исчезнувшее вместе с беззаботными хиппушами и деревянной лестницей Паскотинки.

Дмитрий Гламазда

ОТ РЕДАКЦИИ: В последнее время на почту «Мотылька» поступили очень любопытные предложения. Одно из них – открыть специальную рубрику (пока без названия), в которой будут публиковаться истории из воспоминаний наших олдовых, динозавров, которых становится всё меньше. Ведь наша «нарко-культура», имеющая таки богатую историю и самобытность, всё больше проявляется в творчестве, которое реально заслуживает большего, т.к. «эта тема» измеряется целыми жизнями уходящего поколения. Ждём ваших писем (и предложений с названием рубрики) на наш электронный адрес: [email protected]

3 коммент. к теме “ОЛДСКУЛЬНЫЕ НАРКОМАНЫ

  1. Хорошая мысль, насчёт воспоминаний олдовых. Нынешняя поросль только тоску и уныние вызывает.

  2. Сейчас 90-е многим кажутся золотым веком, отчасти из-за романтической дымки – “на заре прекрасной юности” всё было лучше, и трава зеленее, и девчонки субтильней, а плохое забывается, или вообще лично не касалось. Всякое было, главное – не было ощущения безнадёги, а что людей убивали – так сейчас от синтетики сами мрут, наркополитика ориентируется на Китай, гайки не просто закручивают – резьбу скоро сорвет, изменились отношения между барыгой и клиентом, причём кардинально – теперь наркодиллеры заказывают музыку, что и почем будет продаваться, сами они теперь в сумраке, могут соли бодяжить мелком “Машенька” (действительно, столько откровенно говённых солей, будто тараканов травят) и некому предъявить. Раньше не было солей, раньше было веселей…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.