Кривосудие в Абхазии

Республика Абхазия — частично признанное государство чуть южнее Сочи, бывшее частью грузинской ССР. Там проживает всего ~250 000 человек, государственная валюта рубль и почти все говорят на русском. В год там бывает в 4 раза больше туристов, чем населения. При этом система власти там независимая, хотя и похожа на российскую.


 
 

Предпосылки

В ноябре 2017 года высокие лица этой страны: зам. председателя Службы государственной безопасности, министр внутренних дел, зам. Генерального прокурора, судья сухумского городского суда, руководитель управления по контролю за оборотом наркотиков (УКОН), зам. начальника ГАИ и ряд лиц помельче рангом, собрались в парламенте и обсуждали, как же им быть с проблемой оборота запрещённых психоактивных веществ.

Сошлись на том, что нужно ужесточать, вплоть до пожизненного лишения свободы.

Преступники находят пробелы в законах, считает министр ВД. Заместителю Генпрокурора не нравятся слишком мягкие приговоры и то, что люди выходят условно-досрочно по болезни; он считает, что нужно разобраться с теми, кто выносит такие решения. Судье сухумского городского суда не нравится, что по закону признавший вину и сотрудничавший со следствием не может получить более 2/3 от максимального срока заключения, а ещё то, что в Абхазии якобы есть практика засчитывать день заключения в следственном изоляторе за 2-3 дня лагерного режима.

“Условия в СИЗО европейцами признаются, как «пыточные» (из-за скученности и отсутствия возможности ежедневно принимать душ). Поэтому неоднократно поднимался вопрос, что раз страна не может создать цивилизованные условия для арестантов, то пусть хоть считается день СИЗО за 2-3 дня колонии.” [pravoved.ru] В РФ этот законопроект так и не был принят, и СИЗО считается 1:1.

На 2015 в сухумском СИЗО подследственных из 308 человек только 58. 30 получили на суде колонию-поселение, 76 человек общий режим и строгий — 140. Т.е. люди, которые должны жить в общей казарме с возможностью бывать на открытом воздухе и работать, годами и десятилетиями сидят и лежат по 5-10 человек в одной комнатке с туалетом в углу.

Один депутат предложил хотя бы не давать тогда пожизненных сроков. На что другой депутат ответил, что они тут не жизнь преступникам собрались улучшать. [Репортаж об условиях в СИЗО МВД Абхазии]

Третий депутат вообще заметил, что “для распространителей наркотиков наказание, которое применяется на территории Абхазии, является манной небесной”. Он предложил, чтобы граждане России отбывали срок у себя на родине.

 

Последствия

А через полгода, 8 мая 2018 года, судья сухумского городского суда Рустам Чагава (тот самый, что упоминался выше) вынес первый в стране пожизненный приговор за запрещённые вещества.

Троих граждан РФ милиция Абхазии задержала на улице, после чего у одного из них, Эльдара Мамедова, нашли 37 свёртков с метадоном весом ~20 граммов.

Эльдар Мамедов

Эльдар полностью признал вину в сбыте, рассказал, что сам делал закладки, показал уже сделанные и много раз заявлял, что задержанные вместе с ним его знакомые совершенно не при чём.

“Я должен понести за это наказание, но никак не люди, которые оказались рядом со мной”.

При этом, речь идёт о сбыте, но ему ещё вменяют контрабанду, т.е. ввоз метадона в Абхазию, что защита считает совершенно не вытекающим из материалов дела, т.е. недоказанным.

Решение судьи — пожизненное лишение свободы. В России он бы получил от 10 до 20 за сбыт или контрабанду.

Задержанные вместе с Мамедовым Кемал Османов и Дмитрий Нестереня ничего запрещённого при себе не имели.

Кемал Османов

Кемал Османов, сварщик из Адлера, отец троих детей, приехал в Абхазию покупать машину, для чего имел на карточке Сбербанка 369.000 рублей. Когда милиционеры об этом узнали, они начали выпытывать пин-код его карты: “дай код карточки, мы будем проверять тебя на мошенничество”. Ещё они его били. Он дал им неправильный пин-код, и карточку заблокировал банкомат — в день, когда Кемал сидел под стражей. Тогда они просто взяли его телефон и сняли деньги через Сбербанк-онлайн.

здесь [в зале суда] выступающий замначальника УКОНа нам чётко и ясно говорил, <…> что мой телефон находился у него в сейфе, опечатанный, в конверте. Есть официальные распечатки со Сбербанка, которые подтверждают, что посредством мобильной связи “Сбербанк Онлайн” с моего счёта были переведены денежные средства в размере 369.000, известно кому, на чей счёт, ФИО, № карточки и т.д. и т.п.

Эльдар Мамедов в работе с закладками использовал сотовый, который потом отдал Кемалу Османову, что посчиталось достаточным доказательством вины последнего.

Решение судьи — 15 лет лишения свободы.

Дмитрий Нестереня

 

Дмитрий Нестереня, 35 лет, женат, двое детей, приехал в Абхазию по приглашению односельчанина Мамедова. Жаль, что телекамеры не показали лицо судьи и всех присутствующих, когда Дмитрий говорил.

“Я с 16 лет живу один и имею младшего брата, моего отца убил прокурор, который не сидел даже ни одного дня, через 23 дня застрелилась моя мать, после того, как погиб отец. С тех пор я живу один и на попечении у меня был брат младший, воспитал его нормальным человеком, сейчас он живёт, работает стоматологом. Я также жил порядочной жизнью, никогда никого не грабил, не убивал, ничего ни у кого не забирал, т.е. жил, как положено нормальному человеку. И приехал сюда просто … просто приехал, чтобы сменить обстановку, я жил всё время в селе, я нигде никогда не бывал.”

Какие против него доказательства — не ясно.

Решение судьи — 18 лет лишения свободы.

Здесь можно посмотреть в лицо всем основным участникам процесса:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.