В Ялте стартует программа по адвокации ЗПТ метадоном

Ялтинская городская благотворительная организация «Коалиция ВИЧ-сервисных организаций» реализует проект по адвокации заместительной поддерживающей терапии метадоном в Ялте. Цель проекта — изменения политики местной власти, сознания участников, их окружения и населения города. Этот проект осуществляется при поддержке Всеукраинского благотворительного фонда «Коалиция ВИЧ-сервисных организаций»

Мы попросили лидера инициативной группы ПИНов Бориса поделиться своим мнением относительно внедрения ЗПТ в Ялте.

Как вы понимаете, что такое заместительная поддерживающая терапия препаратом метадон для людей, потребляющих инъекционные наркотики (ПИН)?

— Заместительная поддерживающая терапия (ЗПТ) — это возможность для человека вернуться к нормальному образу жизни.

Насколько эта программа нужна в Ялте?

— В принципе, ЗПТ полезна в любом городе нашей многострадальной страны. Но, вместе с тем, я считаю, что эта программа должна проводиться комплексно — нельзя просто давать человеку эти препараты, веря, что с этого момента его жизнь и жизнь окружающих его людей изменится. Если человек заболел, то его помещают в стационар, где он принимает комплексное лечение — лекарства, процедуры, режим дня и другое под присмотром врачей. Точно так же, ЗПТ может быть эффективна только при комплексном лечении ПИНов. Я сам бывший наркоман, и я хорошо понимаю психологию этих людей, и я знаю, что далеко не все наркозависимые люди будут использовать этот метод, чтобы действительно изменить свой образ жизни. Поэтому ЗПТ должа проводиться врачами, медсестрами, совместно с работой других специалистов — юристов, психологов и так далее, то есть это должна быть целая программа.

Очень часто можно слышать, что внедрение ЗПТ в среду ПИНов всё равно ни к чему не приведет — человек, как употреблял наркотики, так и будет употреблять именно их, а препараты ЗПТ будут где-то перепродаваться. Что вы думаете по этому поводу?

— Во-первых, никто не будет выдавать эти препараты ПИНам просто в руки, прием ЗПТ будет проводится под контролем врачей, вынести препараты на улицу просто невозможно. Кроме того, у ПИНов есть такое состояние, которое называется «кумар» — это состояние, когда весь организм человека требует наркотика, но это еще не «ломка». Я считаю, что именно в этом состоянии можно давать человеку ЗПТ. Есть ряд признаков, по которым можно определить, пришел человек в наркодиспансер в нормальном состоянии или в «кумаре» — это потливость, огромные зрачки, сильный насморк — человеку очень плохо. И в таком состоянии он точно не будет делать попыток вынести куда-то препараты. Но нет гарантии, что, получив препараты, человек не пойдет через полчаса на «точку» и не купит себе вновь наркотик. Поэтому ЗПТ эффективна только тогда, когда человек действительно хочет изменить свою жизнь к лучшему, а это желание и должны сформировать в нём врачи и другие специалисты.

А каково влияние ЗПТ на такую проблему, как распространение ВИЧ в среде ПИНов?

— Если человек изберет этот метод, то ввиду того, что препараты вводятся перорально, то есть через рот, под присмотром врача, а не инъекционным путём, это гарантия того, что ПИН не может заразиться ВИЧ-инфекцией через иглу и заразить других ПИНов.

В Голландии, благодаря в т. ч., и ЗПТ – практически победили ВИЧ. За последние несколько лет там не было зарегистрировано ни одного нового случая заражения ВИЧ. Как вы считаете, в Украине будет также?

— Я думаю, что Голландия представила официальные данные. А ведь неофициальная статистика всегда отличается от официальной. Мы не знаем, что происходит там на самом деле. Нас нельзя сравнивать с Голландией, хотя бы в силу различий уровня жизни, да и наших менталитетов. Мы можем брать себе на вооружение определённые методы, которые работают там, но не факт, что они будут также продуктивны и у нас. Нужно сначала измениться самим. Но до этого ещё очень далеко.

То есть вы считаете, что ЗПТ не сможет помочь нам преодолеть ВИЧ в ближайшем будущем?

— Наоборот, я считаю, что мы можем его победить, и мы его уже побеждаем. Мы боремся в этом направлении, но мы должны все вместе работать над этой проблемой и вместе находить какие-то правильные решения. Есть определённые шаги, проекты, но если это не делается комплексно и массово, то всё это малоэффективно, то есть я хочу сказать, что в этой борьбе должны быть задействованы все структуры — и частные лица, и местная, и центральная власть и общественные организации.

Наше правительство недостаточно финансирует борьбу с ВИЧ, часто деньги выделяют международные фонды, то есть комплексная борьба не ведется. Та работа, которая проводится — это очень мало, но есть же во всем этом смысл?

— Смысл, конечно, есть. В любом случае, люди получают информацию, какую-то помощь. Первые шаги всегда очень слабые и нерешительные. Точно также ребёнок сначала не ходит, потом начинает садиться, потом встаёт, падает, встаёт, идёт не туда, но потом обязательно учится ходить. Я считаю, что Украина делает первые шаги на том пути, который проделали уже или проделывают развитые страны. Поэтому любое начинание приносит плоды, и вскоре мы сможем посмотреть, правильными ли были эти шаги или нет, внести какие-то коррективы и выбрать единственный правильный путь.

Итак, в свете всего вышесказанного, ЗПТ в Ялте — это эксперимент или необходимость?

— Это необходимость, ведь как я уже говорил, это шаг, а мы нуждаемся в шагах, чтобы пройти весь путь…

 

Для того, чтобы отделить личное мнение Бориса от фактов, мы попросили главного нарколога управления здравоохранением Ялты Леонарда Баньковского прокомментировать данное интервью. Леонард Михайлович подчеркнул, что:

— ЗПТ применяется во всем мире около сорока лет, и эта программа показала себя как удачный фрагмент в оказании помощи опиоидным потребителям наркотиков, с ее внедрением в медицину была спасена не одна сотня тысяч жизней. Но и до сегодняшнего дня по отношению к ЗПТ продолжаются дискуссии. В Украине уже насчитывают более ста тысяч ВИЧ-позитивных людей, треть из них — ПИНы, которые инфицировались путем использования бывших в употреблении шприцев.

ЗПТ будет проводиться в амбулаторном порядке, а подбор дозы препарата ЗПТ — метадона, будет осуществляться в стационаре, и, одновременно с получением таблетированного метадона, ПИН будет получать психотерапевтическую, психологическую, социальную и юридическую помощь, что, возможно, поможет ему вернуться в семью, в общество. Кроме того, ему помогут восстановить утраченные документы и трудоустроиться. Но, тем не менее, какая-то часть ПИНов обречена получать метадон пожизненно. Попытки приёма инъекционных наркотиков совместно с метадоном будут, но это не будет массовым явлением, ведь доза препарата будет подбираться так, чтобы у человека не было потребности искать дополнительного количества наркотика. Прием инъекционных наркотиков не приведет к ожидаемой ПИНами эйфории, и двух-трехразовое употребление опиоидов в сочетании с метадоном покажет всю бесплодность этих опытов. Кроме того, лица, уличённые в употреблении посторонних наркотиков будут исключаться из метадоновой программы. Вынос препарата за пределы кабинета маловероятен, ведь осуществление метадоновой программы будет проходить под чётким контролем ОБНОНа (отдела борьбы с незаконным оборотом наркотиков), и попытка вынести препарат за пределы кабинета влечет за собой уголовную ответственность по статье Уголовного Кодекса Украины 309, часть I, до трех лет лишения свободы, а сбыт его — еще более тяжкое наказание.

Я в составе делегации Крыма находился в Голландии в течение десяти дней, и своими глазами увидел, что совместная деятельность государства, здравоохранения, общественных и религиозных организаций, внедрение ЗПТ, легализация проституции привели к чуду — страна практически освободилась от ВИЧ. Конечно, наши финансовые возможности слабее голландских, но, активизировав государственные возможности, общественность, с финансовой и методической поддержкой международных организаций мы ПРОСТО ОБЯЗАНЫ ПОБЕДИТЬ ВИЧ, ПОКА ВИЧ НЕ ПОБЕДИЛ НАС. Ведь еще несколько лет назад слова ВИЧ/СПИД звучали проклятием для тех, кому их произносили как диагноз, но здравоохранение сумело мобилизовать всю свою могучую базу, включив человеческий фактор, и, с помощью центра здоровья, общественных организаций, таких, напимер, как ЯГБО «Коалиция ВИЧ-сервисных организаций», возглавляемой Матешко Н., совершило то, что ранее казалось невозможным: провело огромную разъяснительную работу, ликвидировав невежество по отношению к проблеме ВИЧ/СПИДа, донеся до людей то, что носителями ВИЧ могут стать близкие и родные, знакомые и сослуживцы, в конце концов, каждый из нас. И нужно не клеймить инфицированных людей, а помочь им жить полноценной жизнью и стараться предотвращать новые случи заражения ВИЧ. И в этом большое значение имеет ЗПТ.

Украина делает в направлении преодоления ВИЧ/СПИДа далеко не первые шаги, и единственно правильного пути в решении этих проблем нет и не будет. Единственное, что не вызывает сомнений, это то, что полезны любые благие действия в этом направлении как общественных организаций, управлений горисполкома и центра Здоровья, так и каждого человека в отдельности. ЗПТ — это уже не эксперимент. Это лечебная помощь ПИНам, предусмотренная Приказом министра здравоохранения Украины.

Наркологическая амбулатория Горбольницы прошла большой путь к заместительной поддерживающей терапии метадоном. С коллективом были проведены занятия, изучены и внедрены в работу нормативные документы. При организационной и финансовой помощи Украинского института исследований политики в отношении общественного здоровья, в рамках проекта «Организационно-методического сопровождения программ ЗПТ», финансируемого МБФ «Международный Альянс по ВИЧ/СПИДу в Украине» почти весь коллектив наркологической амбулатории прошёл обучение в Киеве. Преодолена масса проблем с получением лицензии на наркотические вещества, которая будет получена через несколько дней, и мы сразу же приступим к осуществлению метадоновой программы (ЗПТ).

Матешко Е., волонтер ЯГБО «Коалиция ВИЧ-сервисных организаций»

По материалам: © ALLCrimea.NET

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.