СТЫД и ВИНА “ХЗ”

Наркомания и алкоголизм – очень постыдные заболевания. Поэтому и сам больной, и его окружение пытаются скрыть сам факт болезни и предпочитают не обращаться за помощью, а обходится собственными силами, либо вообще не лечиться. Почему-то кроме стыда имеет место ещё и вина: типа, сам виноват. Пользовался бы презервативом – не заразился бы гонореей, пил бы умеренно – не стал бы алкоголиком. Вина, которую испытывает сам больной – ничто по сравнению с той виной, которую ему навязывают окружающие.

 
 

«…Кто из вас без греха, первый брось на неё камень…»

Иисус же пошел на гору Елеонскую. А утром опять пришел в храм, и весь народ шел к Нему. Он сел и учил их. Тут книжники и фарисеи привели к Нему женщину, взятую в прелюбодеянии, и, поставив её посреди, сказали Ему: Учитель! эта женщина взята в прелюбодеянии; а Моисей в законе заповедал нам побивать таких камнями: Ты что скажешь? Говорили же это, искушая Его, чтобы найти что-нибудь к обвинению Его. Но Иисус, наклонившись низко, писал перстом на земле, не обращая на них внимания. Когда же продолжали спрашивать Его, Он, восклонившись, сказал им: кто из вас без греха, первый брось на неё камень. И опять, наклонившись низко, писал на земле. Они же, услышав то и будучи обличаемы совестью, стали уходить один за другим, начиная от старших до последних; и остался один Иисус и женщина, стоящая посреди. Иисус, восклонившись и не видя никого, кроме женщины, сказал ей: женщина! где твои обвинители? никто не осудил тебя? Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши. Опять говорил Иисус [к народу] и сказал им: Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни. (Иоан.8:1-12)
Никто не станет отрицать, что некоторые болезни стыдные, а некоторые – нет. Сифилис, как, впрочем, и любое другое венерическое заболевание, стыдная болезнь. Болеть энурезом, грибковыми заболеваниями, туберкулёзом, ВИЧ-инфекцией – стыдно. Наркомания и алкоголизм – очень постыдные заболевания. Поэтому и сам больной, и его окружение пытаются скрыть сам факт болезни и предпочитают не обращаться за помощью, а обходится собственными силами, либо вообще не лечиться. Почему-то кроме стыда имеет место ещё и вина: типа, сам виноват. Пользовался бы презервативом – не заразился бы гонореей, пил бы умеренно – не стал бы алкоголиком. Вина, которую испытывает сам больной – ничто по сравнению с той виной, которую ему навязывают окружающие. Эти два явления – стыд и вина – заслуживают особого внимания в контексте оказания помощи людям, страдающим от химической зависимости, в первую очередь потому, что зачастую именно эти два чувства, становясь непереносимыми, вынуждают зависимого человека возвращаться к употреблению психоактивных веществ. Давайте разберёмся в природе этих явлений.

Стыд при химической зависимости

В первую очередь, важно разделять стыд за поступки, которые совершает зависимый (безумный, по сути) человек, и стыд за себя такого, мягко говоря, неправильного. Алкоголизм и наркомания относятся к числу социально опасных заболеваний, поскольку их природа такова, что болезнь поражает не только самого больного, но и людей, которые его окружают. ДТП, кражи, насилие, распространение инфекций, передающихся с кровью и половым путём, антисоциальное поведение – это далеко не полный перечень последствий неумеренного употребления ПАВ. Чаще всего разрушительное поведение этих людей связано с употреблением наркотиков и/или алкоголя и тот, у кого есть хоть какая-то критика в отношении себя (важно понимать, что ХЗ – психическое расстройство, и отсутствие критики в отношении себя и своих поступков – симптом, на основании которого можно ставить диагноз) в общем-то понимает, что воровать, совершать насильственные действия в адрес других людей, врать и т. п. – плохо, неприемлемо, недопустимо. И, как следствие такого поведения, – вина за содеянное и стыд. Стыд в данном случае скорее здоровая реакция, гораздо хуже, если его нет (так бывает у деградировавших, утративших человеческий облик людей, более того, они склонны бравировать своей антисоциальностью и бесчеловечностью). То есть способность испытывать стыд за свое поведение – хороший признак. А вот стыдиться своего заболевания – плохой. Точнее, не самого заболевания, а себя – больного человека. Почему быть алкоголиком или наркоманом стыдно? Во-первых, пристрастие к выпивке или вообще к такого рода удовольствиям – сексу и пище в первую очередь – признак слабости. Быть рабом своих страстей – признак малодушия. А быть малодушным – стыдно. Но кроме сугубо морально-этической и социальной составляющей стыда за собственное малодушие есть метафизический стыд перед Создателем, который есть даже у самых заядлых атеистов и дарвинистов. «Не сотвори себе кумира» – эта заповедь, говорящая, по сути, об измене, живет в каждом человеке, не важно, в какой среде и в какое время этот человек рос и какое воспитание получил. Когда человек блудит умом или телом, у него всегда есть смутное чувство стыда, вина за содеянное и страх наказания. Не важно, тайный это блуд или явный, стыд все равно есть. Правда есть много способов с ним справиться, с совестью чаще всего можно договориться.

Можно снизить свои морально-этические стандарты (что чаще всего и происходит с зависимым человеком, если он долго и много употребляет психоактивные вещества) и таким образом то, что совсем недавно казалось диким и невозможным, становится привычным и даже нормальным. Нормальным для этого конкретного человека и, как это ни странно, для людей, которые его окружают. Развивается то, что называется толерантность, в данном контексте – переносимость к собственной аморальности. Да, мне стыдно, но я могу с этим справиться. И чем чаще мне приходится испытывать стыд (а химически зависимые люди постоянно его испытывают, потому что постоянно совершают безумные поступки), тем легче я с ним справляюсь. Вещества прекрасно помогают справляться со стыдом. А что делать тем, кто решил протрезветь? Психоактивные вещества искажают картинку мира, ради этого их и употребляют, но беда в том, что их действие временно и рано или поздно наступает момент трезвости (вынужденной или сознательной) и это момент истины. У человека появляется возможность посмотреть на себя и свои поступки другими (трезвыми) глазами. И он просто не может их не стыдиться (помните, что мы говорим о зависимом, одержимом человеке). Стыд в данном случае враг или друг? И то, и другое. Люди, прекращающие приём ПАВ, через какое-то время обретают ясность мысли, их нравственные ориентиры как бы выравниваются и приходит осознание собственного безумия. А вместе с осознанием «накрывает» стыд. Пожалуй, это можно было бы рассматривать как первый шаг к изменениям, потому что ни один душевно здоровый человек не стал бы совершать снова и снова поступки, за которые стыдно. То есть стыд можно рассматривать, как некий сдерживающий фактор. Но в то же время это чувство может быть настолько непереносимым, что жить с ним совершенно невозможно. Каков же выход? Программа 12 Шагов – программа выздоровления, придуманная алкоголиками для алкоголиков – предусматривает решение этой проблемы. Оно таково, что алкоголизм (химическую зависимость) следует рассматривать как заболевание, возникшее по причине множества факторов, а главное – не по вине самого больного. То есть на химическую зависимость предлагается смотреть, как на особую реакцию тела (как, например, аллергию) на алкоголь (другие ПАВ). Человек, начинающий употреблять ПАВ, не хочет становиться зависимым от них и не хочет совершать безумные поступки. Он не виноват, что его тело именно таким образом реагирует на некоторые вещества-аллергены. Соответственно, стыдиться этого не следует. Но, если уже так произошло, есть Шаги (четвертый-пятый – моральная инвентаризация, шестой-седьмой – исправление дефектов характера, восьмой-девятый – возмещение ущерба), которые позволяют справиться со стыдом за поступки, совершенные в состоянии химического безумия. А также есть группы самопомощи, куда приходят люди с одинаковой проблемой и где никто не сможет, да и не станет, осуждать или стыдить другого за его поведение в состоянии опьянения и за «стыдную» болезнь.

Вина при химической зависимости

Чувство вины непосредственно связано с преступлением, т.е. буквально: переступлением через что-то. О том, что мы нарушили закон (любой, административный, уголовный, нравственный и т. д.) нам сообщает не- кое чувство, которое не возникает, если мы этого не делаем. А откуда мы узнаём о существующих законах? Откуда мы знаем, что хорошо, а что плохо, что можно, а что – нельзя? В первую очередь от своих родителей, из опыта жизни в конкретной семье. Если в семье принято употреблять алкоголь, то его употребление разрешено. Если принято лгать или воровать – в системе ценностей человека, выросшего в такой семье, не будет запрета на эти вещи. Если в семье свободные сексуальные нравы, то ребенок, выросший в такой семье, повзрослев, будет практиковать именно такие отношения. А «что не запрещено, то разрешено», и, если я не нарушаю никаких правил – я не испытываю чувство вины. Среда, социум, безусловно вносят свои коррективы, но фундамент, база – останется неизменной. До тех пор, пока человек сам не захочет её изменить.

Кроме поведенческих, есть еще множество личностных стандартов, которые, если сформулировать коротко и ясно, звучат так: «ты должен быть: умным, красивым, успешным, востребованным, удобным, воспитанным… и т. д. и т. п.». Именно должен. Сама постановка вопроса не предполагает никакой свободы, человек не имеет права быть самим
собой, он должен соответствовать чьим-то представлениям о себе: родителей, друзей, супругов, детей, культуры, времени, в которое живет… И если человек вдруг не соответствует представлениям или не оправдывает ожидания других значимых людей, он чувствует себя виноватым. Потому что должен, а не даёт то, что от него требуют. Не даёт просто потому, что не может. Потому что он таков, какой есть. Не хуже и не лучше других. Просто другой. Неудобоваримый. И на этой почве возникает так называемая экзистенциальная вина, то есть вина за собственное существование. Вещества прекрасно помогают справляться с этим чувством, но вещества в какой-то момент становятся проблемой и дополнительным поводом для обвинения самого себя. Потому что алкоголик или наркоман (и в общественном сознании, и в сознании самого человека) – анти- и асоциальная личность, безумец, нелюдь. Такой человек виноват, как говорится, по умолчанию. Просто потому, что он алкоголик или наркоман. Зачем живёт такой человек, если он всем неудобен и неугоден? На этот вопрос хочется по-грибоедовски воскликнуть: «А судьи кто?» И вспомнить притчу о блуднице. И задать себе вопрос: а кто дал мне право осуждать кого бы то ни было? Такое право, возможно, есть у святых или праведников, но вряд ли им придёт в голову им воспользоваться, потому что есть еще милосердие и сострадание, от которого проку куда больше, чем от осуждения.

Стыд и вина при созависимости

Кто такой созависимый? Человек, находящийся во взаимоотношениях (дружеских, деловых, любовных, родительских) с химически зависимым человеком. Самые проблемные из таких взаимоотношений – это, конечно, отношения родителей-детей и супружеские. О них мы и будем говорить.
Любой родитель испытывает стыд за своё чадо, если оно «не удалось», то есть не соответствует обычным стандартам «качества», а ни один наркоман или алкоголик таким стандартам не соответствует. Стыд за поведение временами безумного человека (а мы знаем, что чрезмерное потребление алкоголя или наркотиков приводит к безумным поступкам) – это верхушка айсберга. Ниже уровня воды, то есть невидимая его часть – это ощущение собственной несостоятельности как родителя. Если у меня такой «плод», то каков же я сам? То есть родителю придется признать и собственное несовершенство, беспомощность, некомпетентность. Честно сказать себе, что я – плохой родитель – задача не из лёгких и не у каждого хватит мужества в этом признаться. В первую очередь, самому себе. То есть речь идёт не столько о стыде за кого-то, сколько о стыде за самого себя. Чаще всего, созависимый человек, пытаясь справиться со стыдом, мыслит так: он (зависимый) сам виноват, кто-то другой (друзья, улица, наркополитика, милиция, здравоохранение, плохие гены) виноваты в том, что так получилось, ну и, конечно, я сам виноват. Почему-то человеку необходимо найти пусть даже самое безумное объяснение происходящему. Найти объяснение, найти виновного и наказать. Если виноват он – наказать его. Виноват я – наказать себя. Виноваты обстоятельства – обидеться на жизнь. Но прежде, чем мы перейдем к детальному анализу вины у созависимых, необходимо сказать пару слов о стыде в супружеских отношениях. Как себя чувствует партнёр или супруг алкоголика или наркомана?

Паршиво. Этот человек, конечно, испытывает стыд, но связанный не с собственной некомпетентностью, а с самоуважением. Годами и десятилетиями супружеские пары, в которых один из супругов зависимый, живут во лжи, терпят унижения и насилие, разочарование и обиду. В таких случаях возникает законный вопрос: что я за человек такой, если позволяю с собой так поступать? Неужели я не заслуживаю кого-то лучшего? А в особо тяжелых случаях этот вопрос уже не задаётся, поскольку созависимому начинает казаться, что только так и можно жить, и он достоин только такого супруга или партнёра. Самооценка, самоуважение достигают критического минимума, после которого никакой надежды на лучшую жизнь не остаётся. Из всего вышеописанного может сложится представление о химически зависимом человеке, как о каком-то монстре, который крепко держит в зубах свою жертву. Это неправда. Никто никого не заставляет страдать, чаще всего страдание – осознанный или неосознанный выбор. Способность видеть правду (истину, реальность – называйте, как хотите) – единственная возможность избежать хронической боли. Созависимые люди склонны обманывать себя и говорить: всё будет хорошо, он/она исправится, мы это пре- одолеем и т. д. Но проходит время и становится понятно, что ничего не меняется, а отказаться, бросить свою «ношу» на середине пути, когда уже столько пройдено вместе, всё труднее. Возникает чувство вины.

Вина может быть как вполне реальной, так и вымышленной. Родитель может быть реально виноват перед своим ребенком за то, что плохо выполнял свою родительскую работу, а может страдать от вины за поступки других людей (например, женщина может чувствовать себя виноватой перед ребенком за то, что его отец её бросил и теперь ребенок растёт без отца. Часто таким женщинам даже в голову не приходит идея, что отец тоже несёт ответственность за своего ребенка, что не все в её силах, что она не может повлиять на другого человека). Человеком, испытывающим чувство вины, легко управлять. От него легко добиться того, что нужно. Химически зависимый человек непременно этим воспользуется и, по возможности, усугубит ситуацию, убедив своих родных в том, что именно они виноваты в его заболевании. Неправильно воспитали, недодали, недосмотрели и т. д. и т. п. А под этим соусом можно получить всё, что хочешь. Что происходит дальше? Чувство вины становится нестерпимым, чтобы его искупить (буквально: выкупить) – необходимо принести жертву, что-то отдать. Созависимый человек зависит от вещества, но через человека – своего близкого. Чтобы избавиться от вины перед близким, необходимо принести жертву. Себя. Свою жизнь. А можно положить на алтарь жизни других людей: супруга, детей, родных, друзей, если этот бог слишком кровожадный. Это, вроде как метафора, а на самом деле – реальность. Мне много раз приходилось наблюдать родителей и супругов, чьи жизни были буквально разрушены химически зависимым человеком: болезни, разводы, душевные расстройства, брошенные дети, утрата трудоспособности и т. п. И всё это для того, чтобы искупить собственную вину. Возможно, выход в том, чтобы каждый человек осознал, что он лично ответственен за свою жизнь.
В связи с этим вспоминается прекрасное высказывание одного из основателей Анонимных Алкоголиков Билла У.: «Самая большая наша проблема состоит в том, чтобы принять свои нынешние обстоятельства такими как они есть, самих себя такими, как мы есть, и других людей примерно такими, как они есть. Речь идёт о реальном смирении, без которого невозможно по-настоящему двигаться дальше. Снова и снова мы будем возвращаться к этой нелицеприятной отправной точке. Это упражнение в принятии, которое мы можем с пользой выполнять каждый день своей жизни».

Ирина РОМАШКАН  

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.