НАРКО-БАБУШКИ

Не забуду, какое на меня произвела впечатление довольно не обычная заметка, опубликованная почти 17 лет назад в одной из киевских газет. В ней речь шла о бабульке-наркоманке. Тогда,в конце 90-х о наркомании стали писать много, а т.к. правдивой информации по-прежнему было мало, то большинство публикаций были рассчитаны на «пипл схавает», и порой пиплу скармливали такие вещи, что ни на какой забор не натянешь. Хотя, встречалась и уникальная (по тем полусовковым меркам) информация. И упомянутая заметка – одна из таких.

1.
…Увидев в палате, где лежат наркоманы, благообразную старушку я по началу решила, что она пришла проведать непутёвого внука. «Как бы не так, – развеяли мои сомнения медсестры.– Эта бабуля полтора года сидит на игле!» Евгения Семеновна стала самой пожилой пациенткой наркологической клиники Киевского объединения «Социотерапия». А началось всё неожиданно и вроде бы с благих намерений. Единственный внук Евгении Семеновны, 20-ти летний Никита, пристрастился к наркотикам ещё в школьные годы. Сначала курил травку, а поступив в институт, попробовал колоть опиум. Ко второму курсу парень уже плотно сидел на игле.Это стало страшным ударом для мамы Натальи Сергеевне и бабушки, которая во внуке души не чаяла. Следовало бы обратиться в наркодиспансер, но семья боялась огласки: не дай Бог, узнают в институте – тогда Никиту могут отчислить! Решили обойтись своими силами: поочередно сторожили парня, не подпускали к нему дружков, отключали телефон, уговаривали, увещевали…

– Однажды Никитка вроде бы в шутку предложил мне уколоться, – вспоминает бабушка. – И я решила разобраться: что же это за зелье такое сводит внука с ума? Думала, в мои-то годы, когда столько пережито и испытано. Я же сама из Питера, вместе со старшей сестрой блокаду пережили. Потом столько всего было, что никакая наркомания мне уже не угрожает. Да и Никита мне всё время жаловался. Мол, Ба, если б ты только знала, что это такое, то поняла бы меня и как это сложно – бросить. И решила: попробую разок-другой, а потом откажусь и пусть ему стыдно станет, что старая бабка смогла отказаться от наркотика, а он – нет. Но все получилось иначе: организм пожилой женщины привык к опиуму
почти мгновенно и стал требовать очередной дозы. – Я попыталась отказаться и даже ломку терпела, но не тут-то было! – признается Евгения Семеновна. – Такого мучительного состояния я за всю свою жизнь не испытывала. Дошло до того, что пришлось у внука выпрашивать спасительный укол…
Теперь уже бабушка, прячась от домашних, покупала у «барыг» или через приятелей своего внука «ширку» для себя и Никиты.

– Тратила всю пенсию, старые сбережения, накопления, какие ещё были, даже дочкины драгоценности – колечко золотое и серебряную посуду, – пряча взгляд, шепчет женщина.
Конечно, в минуты просветления она, бывшая учительница, ветеран труда ужасалась тому, что она делает. Плакала, казнила себя, но остановиться уже не могла.
– И это самое ужасное, что сама всё понимаю, а ничего не могу сделать! – вздыхает бабушка.
Так продолжалось больше года. Однажды, вернувшись раньше с работы, Наталья Сергеевна застала «идиллическую картину» – Никита делал укол бабушке…  В наркологическую клинику они поступили лечиться вдвоем.
– Если парнишке мы назначили комплексное медикаментозное и психотерапевтическое лечение, то с бабушкой ситуация гораздо сложнее, – рассказал главный врач (это был 1999 г. – авт..) киевского объединения «Социотерапия» Анатолий Виевский. – Дело в том, что программа психологической реабилитации рассчитана на людей максимум 55 лет.В более зрелом возрасте психика человека считается уже настолько стабильной, что всякое постороннее вторжение может ей лишь навредить. Поэтому мы пролечили Евгению Семеновну медикаментозно, сняли физическую зависимость от наркотиков, а вот дальнейшие психологические проблемы, надеемся, ей поможет решить собственный жизненный опыт.
Почти 70-ти летняя наркозависимая – конечно же, явление не обычное, но далеко не исключительное. Как сообщают медики, сегодня также, как и в «лихие девяностые», всё чаще на наркотики садятся те, кого уже никак не отнесёшь к группам риска – зрелые, опытные люди далеко за 30, а некоторые и в 60 лет. Что же стоит за этим феноменом?

2.
Говорят, что наркомания молодеет. Но это не совсем точно: она постепенно захватывает людей всех возрастов. По мнению специалистов есть несколько новых групп риска, к которым прежде всего следует отнести родных и близких «наркозависимых», особенно родителей и супругов. Пытаясь спасти близких, они зачастую сами втягиваются. Вторая группа – люди, переживающие т.н. кризис возраста. Им 45 – 50, ещё есть сила и энергия, а на работе их уже начинают списывать со счетов, предпочитая молодёжь, к тому же накапливаются болезни и домашние неприятности, кредиты и т.п.. Многие из них не могут пережить разочарований или несостоятельности. Третья группа – пенсионеры. По словам 50 – 60 летних
пациентов, они очень болезненно переживают равнодушие родных и страдают от сознания ненужности. А в наркотиках, как в алкоголе, многие находят утешение.К сожалению, кроме перечисленных проблем, захлестнувших наше общество сегодня (как и в те непростые годы, когда была написана заметка «Бабушка на игле»), добавились и другие, которые увеличивают число «нарко-бабушек» и «нарко-дедушек». Достаточно вспомнить о боли, с которой вынуждены жить десятки тысяч украинцев, так и не имеющих нормального доступа к эффективным опиатным анальгетикам. И далеко не редкость, когда такие больные или их близкие вынуждены искать наркотики «на стороне», подвергая себя криминальным рискам. Потом, по признанию пожилых пациентов – старики в ряде случаев расплачиваются по бартеру, отписывая наркодельцам жильё, дачные участки, личное
имущество в обмен на пожизненное обеспечение… наркотическими препаратами. Как ни печально, но увеличивается численность и ещё одной, на мой взгляд, наиболее уязвимой группы – старики-инвалиды…

– К счастью, я ничего не успел отдать – дети вспомнили обо мне, приехали, помогли с лечением, – признался мне Геннадий, 58-ми летний военный пенсионер, инвалид 2-й группы. – А вот некоторые мои знакомые уже отписали барыгам практически всё имущество. Рассуждают просто: жить-то всё равно недолго осталось. Потом, с такой жизнью… Смерть от передозировки – далеко не худший вариант для одинокого, всеми забытого старика.
– Но для передоза совсем не обязательно кому-то отдавать машину или хату, – пытаюсь разговорить Геннадия, ожидая услышать от него другую «мотивацию-аргументацию».
– Так ведь не сразу к этому приходишь. Сначала думаешь, как бы мучения облегчить. Боль притупить, тоску с души снять… А уже потом начинают прорастать мысли, которые кажутся вполне логичными и даже оправданными. Вот и вся философия. – завершает разговор Геннадий и уточняет,
– Понимаешь?
– Как никто, – заверяю я своего собеседника.
Судя по всему, старички на игле – это типично наше, отечественное явление. В более благополучных странах такие случаи почти не фиксируют. Примерно так я полагал всегда, особенно после той, впечатлившей меня заметки. Однако, проблема увеличения численности наркозависимых стариков, причем употребляющих наркотики путём инъекций, куда шире, чемможно себе представить.


3.
В последние годы интернет всё чаще пестрит подобными сообщениями.То один, то другой пенсионер попадается на «увлечении» дурманом.Неужели стариков накрыла новая волна наркотизации? Можно ли помочь людям справиться с наркозависимостью в столь почтенном возрасте? Кстати, специалисты в США отмечают рост числа пожилых американцев, которые обращаются в клиники для лечения зависимости от опиоидов – героина,кодеина, морфина, некоторых сильнодействующих препаратов. Даже приводятся цифры: с 1996 по 2014 год доля наркоманов в возрасте от 60 до 69 лет увеличилась с 1,5 до 12 процентов. Эти данные поразили заокеанских исследователей, так как общее количество больных, обратившихся к наркологам, уменьшилось за этот период на 7,6 процента. Эксперты считают, что в пожилом возрасте сесть на иглу заставляет одиночество, резкое ухудшение здоровья, социальные проблемы. Но самое страшное: старики,«садясь на кайф», вовлекают в свой круг еще 10-15 человек! По крайней мере, якобы, такова статистика.

А вот какие отзывы специалистов я обнаружил, читая тематические разделы русскоязычных источников:
– В связи с неуверенностью в завтрашнем дне многие будут стремиться изменить свое положение путем трансформации психического состояния, стараясь помочь себе искусственно, применяя лекарственные препараты,
– считает специалист в области наркозависимости и девиантного поведения Маргарита Позднякова, – Так как количество наркотизируемых определенно будет расти, то становится особенно важной та работа, целью которой должно стать оказание социально-психологической помощи всем возрастным группам. Большинство пенсионеров, к сожалению, не осознает своей зависимости от наркотических лекарств. Только каждый десятый возрастной наркоман понимает, что не в силах самостоятельно снизить дозу сильнодействующих препаратов, содержащих наркотик. Таких, как, например, оксикодон и гидрокодон (кодеиносодержащие – авт.) препараты, популярность которых выросла на 50% за пять последних лет. По данным ВОЗ (Всемирной организации здравоохранения), на учет становится в среднем каждый 50-й наркоман. А если доля наркоманов в структуре населения составляет более 7 %, то в этом обществе происходят необратимые процессы дегенерации населения, разложения всех социальных структур. По мнению некоторых экспертов, за последние пять лет показатель заболеваемости наркоманией увеличился в городах почти в 7 раз, а на селе – в 3,5 раза! Как считают спецы по борьбе с наркоманией, одна из главных проблем сильной лекарственной зависимости пожилых, – ошибки и даже равнодушие врачей. Последние часто решают любую просьбу о помощи росчерком пера и рецептом… Но несмотря на многолетнюю борьбу с передозировками рецептурными лекарствами, пожилые люди получают сильнодействующие таблетки в любом количестве. Многие доктора уделяют дозировке очень мало внимания, и уже через несколько недель употребления многие наши старики становятся наркозависимыми.

 

Мазай

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.