“МАМ, НАТЯНИ БАНКУ!”

Наши родители, это те люди перед которыми нам нечего стыдиться, но в то же время существуют некоторые вещи, которыми мы можем их удивить, которые не стоит делать в их присутствии. Сразу на ум приходят такие вещи как: секс, просмотр порно, употребление наркотиков… Но все же есть люди, которые налегке могут закинуться парой-тройкой колес со своей мамой, или же черкануть пару дорог со своим отцом. Так на что это похоже? Заинтересовавшись этой темой, у меня состоялся разговор с несколькими людьми, регулярно употребляющими наркотические вещества со своими родителями.

 

Робин, 21 год, Иногда употребляет кокаин со своим отцом.

— Что твои родители рассказывали тебе о наркотиках, когда ты был мал?

— Мой отец был драг-диллером, как и моя мама. Они часто ходили в RoXY (легендарный клуб в Амстердаме), они никогда не скрывали от меня свое прошлое. Мой отец хотел чтобы я был полностью честен с ним, в особенности в вопросах, которые касаются наркотиков. Но мне было стремно рассказывать отцу, когда я первый раз употребил. Мне было 16 тогда, я впервые закинул круглое, конечно же, он сразу все понял, когда я пришел домой, так как шарил.

— Как он отреагировал?

— Он растроился что я сразу не сказал ему. Он хотел быть уверенным в том что я знаю все риски, что не сделаю никаких глупостей, не закинусь чем-то левым, например.

— Когда ты впервые употребил наркотики со своим отцом, было ли это запланировано, или спонтанно?— Нет, мы точно заранее ничего не планировали. Это просто произошло.Как-то типа само собой, что ли… Хотя… Когда мне было 18, мой отец дал мне немного кокаина, так как я шел на вечеринку со своим другом. Этот поступок как бы задал тон всем остальным нашим с ним отношениям. Когда этот же самый друг пришел к нам на обед на Рождество, это снова произошло. Мои родители, мой друг и я провели «белое» Рождество.

— Звучит мило. На что это было похоже?

— Это было реально прикольно! Нам было очень интересно общаться вместе, мы свободно говорили про такие вещи, о которых при обычных обстоятельствах никто бы не заговорил. Мы были очень открыты друг к другу в тот момент.

— Что ты сейчас думаешь про это?

— Ну, я думаю мой отец видел в этом способ наладить со мной более открытые и близкие отношения отец — сын. Так что я не знаю, насколько спонтанно это было для него. Думаю, он видит в этом замену некой эмоциональной связи, которой у нас не хватало. Я рад что мы смогли проводить время подобным образом на протяжении года-двух, но сейчас я смотрю на это немного иначе, не думаю что в этом должна заключаться основа наших с ним отношений.

— Что твои друзья думают об этом?

— Мои друзья употребляли кокс с моим отцом пару раз, они думают что это очень круто, что я могу делать это с родителями. Некоторые считают что это немного странно, и я понимаю почему.

— Происходили ли какие то неловкие ситуации?

— Однажды, когда я гулял со своими друзьями, я встретил своих родителей после парада «Gay Pride» в Амстердаме и мы прошлись немного вместе. Тогда отец действительно смутил меня — он постоянно говорил какие классные у меня друзья и кричал что-то типа: «Робин, у тебя такие крутые друзья!»

Тимо, 28. Употреблял MDMA со своей мамой на фестивале.

— Что твои родители говорили тебе о наркотиках, когда ты рос?

— Это было большое табу. Наркотики вредны и вызывают зависимость — вот что они мне говорили.Человек, лежащий в водосточной канаве с торчащей иголкой в руке, вот какое было мое примерное представление о наркопотребителей, не очень-то позитивное на самом деле.

— Но ты все равно решил употреблять наркотики?

— Да, мне было примерно 23, у меня был не очень-то легкий период тогда. Мои друзья отвезли меня на фестиваль в Бельгию, где я впервые попробовал экстази. Это было таким открытием для меня, я был полностью ошеломлен. Раньше я никогда такого не чувствовал, и даже не подозревал, что такое возможно. Это стало началом чего-то нового для меня — все, что мне говорили о наркотиках, оказалось неправдой. Это не превратило меня в наркомана или какого то плохого человека — это сделало меня действительно открытым, сопереживающим и любящим. Поэтому я начал задаваться вопросом, что же еще есть, чего я не пробовал, и в итоге я прошел через все меню.

— Как об этом узнали твои родители?

— Спустя три месяца я сам рассказал маме. Я так нервничал, потому что не знал, как она отреагирует. Я рассказал ей, когда мы были вместе в спортзале, она отнеслась к этому довольно не предвзято, ей было любопытно. Я рассказал, что это лучший опыт, который у меня когда-либо был. Наверное, я нарисовал довольно радужную картинку, так как ей
не потребовалось много времени, чтобы сказать, что она, возможно, хотела бы попробовать когда-нибудь тоже.

— И что ты делал потом?

— Я определенно хотел, чтобы она испытала это. Я начал думать как можно было бы это провернуть, позже я решил, что это должно быть где-то под открытым небом, в приятный летний день, в месте, где она не будет чувствовать себя «мамой». Я выбрал фестиваль Dance Valley, в Нидерландах, где никто не возражал бы, что я поеду с мамой. Я уже дважды был там ранее — они играют доступную музыку, добротный house, который привлекает не только 20-ти летних.

— И как все произошло?

— Я дал моей маме, которой в то время было 51, четвертую часть капсулы МДМА. Я проверил все заранее, и выяснил, какая доза будет оптимальной для ее веса. Я не хотел, чтобы она почувствовала себя плохо. Но сначала все пошло не очень гладко, она почувствовала сильное головокружение и все время об этом говорила. Потом я дал ей еще четверть, дальше все было отлично – она позволила всему этому случиться и начала танцевать. Она просто очень любит все контролировать, и я хотел чтобы она действительно расслабилась.

— Как на все это отреагировали люди вокруг вас?

— Мои друзья на фестивале считали это чем-то особенным и сказали моей маме, что им понравилось, проводить с ней время. Но было и много людей, которые не могли себе представить нечто подобное со своими родителями.

— Это изменило ваши отношения с мамой?

— Хотя это и было немного рискованно, так как наши роли внезапно поменялись тогда, и уже я был ответственным за происходящее. Остались достаточно приятные воспоминания об этом, она доверилась мне тогда, и это было очень приятное чувство. Это улучшило наши отношения, сделало их более крепкими.

— Повторялось ли это еще когда-нибудь?

— Конечно, после того фестиваля она стала еще более любопытной, потому что в первый раз все произошло не совсем гладко. Мы снова отправились в Dance Valley через год после этого, я сразу же дал ей более высокую дозу — все прошло отлично. Она была счастлива, мы очень приятно беседовали тогда. Она рассказывала мне, какой я хороший сын,
это было действительно здорово. Раньше у меня были подобные разговоры в измененном состоянии с моими друзьями, но не с мамой.

— Случилось ли что-нибудь неловкое?

— Нет, ей приходилось присаживаться время от времени, но не более. Все было прекрасно. Конечно, мы не собирались обниматься и прочее, мы просто сидели в траве и общались.

— Вы бы рекомендовали подобную практику кому-то?

Ну, если у вас тоже может быть интересный опыт общения с родителями, чтобы остались приятные воспоминания на всю жизнь, тогда я только за. Это подарок себе и своим родителям. Я реально заметил, как моя мать поменялась потом — теперь она совсем другая, у нас стали гораздо более теплые отношения.

— Из-за наркотиков?

— Да. Моя мать слышала о вечеринках, где люди напиваются и ведут себя агрессивно.

— Но у нас атмосфера была очень дружественной – она этого не ожидала. Она действительно начала ценить музыку. В прошлом году мы даже вместе поехали на танцевальное мероприятие в Амстердаме. Мы вместе потребили 4fmp и 2cb, это было здорово.

Флер, 21, употребляет 2cb со своим отцом.

— Что ваши родители рассказывали вам о наркотиках, когда вы росли?

— Мои родители всегда были очень открыты ко всему, но они не поощряли употребление наркотиков. Они дали мне некоторые информационные брошюры, потому как полагали, что шансов, что я никогда не попробую какой-нибудь наркотик довольно немного. Иногда они говорили мне: «слушай, мы тоже были молоды», поэтому я знал, что они знают о
чем говорят.

— Ты планировал первый раз, когда употребишь что-либо вместе с родителями?

— Нет, это было очень спонтанно. Мы никогда не обсуждали этого заранее и всё произошло случайно.

— И как все было?

— Около трех лет назад, когда мне было 18, мы с папой отправились выпить пива в Амстердам. Мы так напились, что пропустили последний поезд домой и поехали к папиному другу. В то время 2cb было еще совсем новым веществом, друг моего отца рассказывал нам о нем. Сначала мы пошутили, что нам интересно типа попробовать. А тот спросил, действительно ли мы этого хотим, потому что у него немного вроде как завалялось дома. Ну и чуть позже мы просто согласились.

— То есть вы употребили 2cb вместе. Что было дальше?

— Ну, это… Было просто весело. У нас были очень прикольные беседы, мы философствовали о разных вещах. В какой-то момент мы заметили, что размер плиток на стене вроде бы поменялся. У нас начались галлюцинации, поэтому мы вместе пытались выяснить, что реально, а что нет. Нам было очень весело.

— А что твоя мама сказала об этом?

— Мне кажется, что ей тоже это показалась забавным. Я раньше курил траву с моими родителями, так что это не было проблемой.

— Как ты смотришь на это сейчас — было ли это неловко или вам понравилось?

— Оглядываясь назад, я думаю об этом как о чем-то хорошем — мы поделилась с ним прекрасным опытом, который я не забуду в ближайшее время.

ист. VICE Netherlands Illustrations by Fernando Leon

переводил ILUXA

“МАМ, НАТЯНИ БАНКУ!”

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.