КУМАРИТ? НЕ ПЕЙ!!!

Заканчивались четвёртые сутки жестокого кумара. К тому моменту моя квартира уже напоминала лазарет: въедливый запах каких­-то микстур, повсюду разбросаны облатки от всевозможных лекарств, пузырьки … Лазарет тяжело больных, где даже койки за собой никто стелить не может. Сил нет.

 Если честно, то эти четыре высохших существа, несколько дней назад были вполне похожи на людей, дружили с детства и именовали себя не иначе как «товарищи по теме». Так вот, эти друзья-товарищи, вдруг, да, видать, с дуру, задумали самостоятельно разрешить свою проблему одним махом – т.е. осуществить беспрецедентную на то время (1980) акцию – самостоятельную спрыжку!

Эдуард висит на герыче, а Петро на ширке с демичем. Эдик чухает себя неплохо, да и Петрухе зашибись! Вопрос: так хули платить больше?!

И это после месяца «сезонки» – лазаний по полям и весям области, имея дозы в среднем «по пол огорода сухого веСЧества на брата». Решили ни в коем разе не сдаваться на дурку, где всех бы нас положили рядочком, и привязав к кроватям, неделю закалывали бы серой с галоперидолом. Это называлось тогда антинаркотической терапией. Плюс, по окончанию «лечения» наркологический учёт, а это нам, студентам различных вузов, было уж са-авсем, знаете ли, ни к чему. Поэтому на «общем собрании» было приня-то решение: кумариться инкогнито, но всем вместе у одного из нас дома.

Сказано-сделано. Да, вот только к моменту описываемых событий того памятного пятого дня, мы могли уже лишь одно – задыхаясь от неимоверной слабости просто сидеть и молча ждать, тупо наблюдая за вязким, вымученным движением минутной стрелки, которая, казалось, тоже была в сговоре, впрочем, как и весь тот сволочной, лживый внешний мир, поделенный полубезумными вождями на бесконечные пятилетки и пиз…­аватое выполнение ударных планов. Мир, который ,по нашему разумению был однозначно в заговоре! Все против нас двадцатилетних! Так нам казалось.

…Ну, ну ещё! Ещё немного… ВСЁ!! Ровно 11. 00!

 Можно бросать жребий – кому же ползти в наливайку за «кониной»! Господи, мы таки выдержали! Мы не сорвались! Страшные четверо суток позади! ТЕПЕРЬ МОЖНО НАЧИНАТЬ ПИТЬ! И спрыгивать дальше. Теперь должно быть полегче! – так нас напутствовали «старшие товарищи», мол, спиртное в вас полезет ребята только на пятый день, и только коньяк, он де расширит ваши суженные харевом сосуды и даст долгожданный отдых нервной системе, согреет, обезболит.

И мы начали пить. Пить безудержно, самозабвенно, как  заправские алкаши! Каждый божий день напиваясь кониной до полного состояния «не стояния», беспамятства, что действительно давало некоторый кратковременный отдых и даже сон. Кроме того от спиртного сразу появлялся аппетит, что для нас было не маловажно.

 Прошла неделя… затем две. Три… Алкогольный марафон продолжался и продолжался.

 Первой с дистанции сошла ваша покорная слуга, т.к. почувствовала ещё немного, ещё чутьчуть и меня хватит белка! Но не это главное, главное я обратила внимание: идут уже 20е сутки отрыва от наркотика, а легче не становится, ну ни капельки! кКнешна, пока не хлобысну стакан коньяка! И только в моменты редких просветлений, до меня таки стало постепенно доходить очевидное, то, что быстренько подытожил мой внутренний голос. И как­-то раз он мне отчётливо всё сформулировал:

«Ты просто поменяла «шило на мыло»! Вся твоя ломка остаётся при тебе, и никуда не девается! И остаёшься ты в своей абстиненции там же где и была, аккурат с четвёртых на пятые сутки, ни на йоту не продвигаясь дальше! Потому как заспиртовываешься!! А если ты продолжишь это своё усиленное питиё, то не только не избавишься от ломки, а непременно добавишь к оной ещё какую-нить стадию сурового алкоголизма!»

Именно та счастливая мысль, определённо посетила мой затуманенный мозг очень вовремя! Потому как, судьба друзей моих сложилась вовсе плачевно. Та памятная спрыжка кончилась для них пожизненной алкогольной зависимостью. Причем, и опиумная тоже никуда не делась. Так-то.

Яна К

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.