Стихи

 
"В горле булькает слово.
В душу вбита печать.
Оторвите мне голову,
Чтоб я мог замолчать!"

Николаю Дубичу – под 60.  Почти вся жизнь по тюрьмам и лагерям.
Но не зря говорят:посадить можно человека, душу – не посадишь!
Пока это всё что мы знаем об этом удивительном человеке, "вечном ЗэКа"   Тюрьма   Тюрьма – фантазии шкатулка – Хранилище бездонных бдений. Но в подземельных переулках Не существует привидений.   Кирпичные перегородки Скрывают полные сусеки. Сидят отдельно первоходки. Отдельно – опытные зеки.   Кагалом волки и бараны Испытывают злую долю. Но с окон срезали баяны И сквозь решётку дали волю.   В любом природном аромате Присутствуют частицы вони. В любой простой тюремной хате Бытуют филины и сони.   Тюрьма не место для интима. Отдельно корпус женской стати. От Бога всем постриг и схима. От чёрта – жёсткие палати.   А где он сам, небесный Супер, Создавший всё в подлунном мире? Авось, ответ хранится в купе, Как неизбежное в сортире?   А мысли бьют копытом гулко: – Зек не единым сытый хлебом… Идут злодеи на прогулку Рассматривать пустое небо.   *** Признание   Я на мякину не клюю – Лапша без аппетита. В мусарке птицы не поют Для вора и бандита.   Но опера (это не ложь) Сорвали душу с петель. При чём здесь я? Какой грабёж? Лягавый – не свидетель!   Эй, не гоните лошадей! УАЗ – не колесница. Как доказать, что не злодей? Осталось материться.   Не равнодушны псы к ворью. И сразу, от порога, Удар под дых – и я в раю, За пазухой у Бога.   Терплю, скриплю разбитым ртом, СукрОвицей харкАю. Но как вести базар с ментом По-совести, не знаю.   Ломают руки за спиной. Киваю для «годится»: – Дайте свидание с женой! С детьми хочу проститься!   Всё расскажу без фонаря. Без пыли и без крика. А в глаз, начальник, это зря – Заметная улика.   Эй, не ловите, псы, ворон! Признаюся, вняв морали: – Да… было дело – телефон… Я снял, чтоб… не украли!   *** Последнее слово   Дайте слово преступнику, Уважаемый Суд! На распутье у путника Истину уведут.   Мыслей дикие лошади Мчат галопом в Беду. Пощади меня, Господи! Дай для сердца узду.   Дни летят под копытами – До кончины бега. Черти с мордами бритыми Наставляют рога.   Одним махом препятствие Одолею на спор. Сзади – крови причастие. Впереди – приговор.   В горле булькает слово. В душу вбита печать. Оторвите мне голову, Чтоб я мог замолчать!   ***     Добавлено с 19го номера:

Я живу в пустыне,

выжженной людьми,

В крапиве, в полыни

коротаю дни.

Позабыта свежесть

утренней росы,

Тайно чувства нежу,

а слова, как псы.

Разномастной стаей

(Мой родной народ)

То скулят, то лают

песней в горизонт

А на сердце слякоть,

дикая тоска.

Я и сам – собака,

с биркою «ЗеКа»

***

ОБРАЗА

 

Образа – это образы

В тёплом свете лампад

Были кольцами волосы

Был без горечи взгляд.

И слова были светлыми,

Словно очи Христа.

Время вместе с поэтами

Закрывает уста.

 

Дар, пространства

связующий,-

Это сердца звено.

Что поэт живёт в будущем

Всем известно давно.

Всё прошло, всё умчалось

В непроглядную даль

Образа – признак старости,

Образ- тризны печаль.

Хрипом трещины в голосе,

Простудились глаза

И курчавые волосы

Чёрт под корень слизал

 

ПАМЯТИ СЫНА

Жалобно стонут трубы –

Смерть расплескалась

в бликах.

Мать прикусила губы

Чёрные в пене крика:

-Ирочка!.. Ира!.. Ирка!..

Мёртвому ждать не страшно

В ад или в рай тропинка –

Это сейчас не важно…

Эхо бузит: – Племяшка!

Я не тебя обидел.

Всех увезёт упряжка

Туберкулёза да СПИДа

В трауре хмурый шурин

прячет глазниц засовы

Господи! Сколько дУри

В этих крестах Христовых

Нет красоты у гроба

Смерть – это та же тяпка

Вот и рыдает «в оба»

с внуком прощаясь, бабка.

Вот и забили крышку –

Ветер попутный в спину…

До свиданья, мальчишка!

Падаю… вниз, за сыном.

***

«ЧАРОДЕЙ» (отрывок)

Зарыдает душа,

как подрезанный мак

Только вспомню

тюремные нары

Ослабевшие пальцы

сжимаю в кулак

И пытаюсь найти

капилляры.

Какой день?

Что за месяц?

Потерянный год…

Стонет ветер

в сознании голом.

Пережгла сети вен

И канаты аорт

Ширка, смешанная,

С димедролом.

 

***

Братан, прощай не говори,

Слова имеют вес и силу.

Тех, кого буря подкосила

Сном ослепляют фонари.

 

Не зная брода, Асмадей,

На киче не ищи людей,

Там муть и тараканья гнусь.

Я то же скоро не проснесь

 

На волю в паутины щель

Трубят наркомы – гарпагоны

И смех. и грех,

И страсти стоны

 

Возня у зборного торта

К приходу демона из ямы.

Неволю не постичь умами,-

Дерьмо в сознании глиста.

 

А мне чихать на марафет

На эти геморроя грозди,

Они пришли в тюрьму, как гости

Чтобы уйти, как силуэт.

 

Шедевра не создать из крох.

Творец. за цельными мазками

Не кистью пишет, а мозгами

Без щерсти не бывает блох.

 

И без притензии на пай.

не упаду к сквалыгам в долю.

И пусть я отцвету, как май

Своей душе открою волю.

 

Я буду жрать с водой коржи.

Или с ботвой без соли брюкву Чтоб трезво видеть, как за звуком

Могилы насыпает жизнь.

 

Прощай – не говори, братан!

Сгодится вежливо – до встречи

А словом можно покалечить,

Ударив ниже живота.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.