Производство опийных наркотиков (героина) в Афганистане: инфраструктура наркобизнеса ч. 2

Подробный научный обзор проблемы производства наркотиков на территории Афганистана в политическом, экономическом и историческом аспектах. 

Транспортировка героина по территории среднеазиатских государств

     По данным правоохранительных органов Кыргызстана после начала осенью 2001 года на территории Афганистана "контртеррористической операции" США, Великобритании и их союзников началось изъятие героина высшей пробы (диацетилморфина гидрохлорида), который можно изготовить только в лабораторных условиях на основе сложных технологий. Нарколаборатории "перекочевали" из Пакистана и юго-восточной части Афганистана к границам Горного Бадахшана (Горно-Бадахшанская автономная область, ГБАО) Таджикистана, а возможно, обустраиваются в Мургабе. Перенесение производства героина к основным узлам транзита значительно усложняет задачу правоохранительных органов, так как из-за малых по сравнению с опием объемов, героин значительно легче упаковать и спрятать, обнаружить же его в тайниках крайне сложно, а обезвредить на горных тропах перевозчиков – еще труднее.

     Вот что говорит о современной ситуации в Кыргызстане заместитель директора Агентства по контролю наркотиков республики Киргизия по южному региону Сагынбек Исмаилов: "Наше подразделение работает сегодня по Ошской, Джелалабадской и Баткентской областям. В первую очередь, у нас в регионе неспокойная обстановка по афганскому героину, который по наркотрафику поступает в Ошскую область, главным образом – из Таджикистана. Героин из Таджикистана поступает к нам по нескольким основным автомобильным направлениям. Это Хорогское направление, Джергитальское и Худжандское направления. Самая насыщенная [героином и другими наркотиками опийной группы – опием (опиумом) и морфием (морфином)] в нашем понимании автомагистраль – Худжанд – Ош, трасса Хорог – Ош немного менее насыщена, на третьем месте – поток [опийных] наркотиков по Джергитальскому направлению. Но, кроме того, есть сотни пеших и конных переходов в горах".

     Общая тенденция развития наркорынка совпадает во всех республиках Средней Азии. Наркотики каннабиоидной группы (марихуана, гашиш) и несинтетические опиаты (опий-сырец или опиум) постепенно замещаются синтетическими депрессантами опийной группы – героином-основанием и героином-гидрохлоридом, а также жидким экстрактом диацетилморфина – "Слеза Аллаха". При этом после начала "контртеррористической операции" США и их союзников в Афганистане цены героин стали падать, а его качество – значительно выросло. В 2003-2005 годах высококачественный героин-гидрохлорид появился рынке по демпинговым ценами – за прошедшее пятилетие цены на героин и экстракт "Слеза Аллаха" упали практически вдвое: так, в южных регионах Кыргызстана 1 килограмм низкокачественного героина (плохо очищенное основание диацетилморфина) раньше стоил 10-12 тысяч долларов США, теперь же оптовая цена составляет 3-5 тысяч долларов за килограмм качественного диацетилморфин гидрохлорида.

     Стоимость 1 килограмма героина при обьеме партии 1-5 килограммов в Бишкеке составляет – до 10 000 долларов США, в Чуйской области – 6000-8000 долларов, в южных регионах (Баткен, Ош, Жалалабад) – 4000-5000 долларов США, на Северо-Востоке (Иссыккуль, Нарын) – до 10 000 долларов США. Опий-сырец на рынке представлен достаточно слабо, так как практически полностью вытеснен конечной формой его переработки – героин-гидрохлоридом и жидким экстрактом "Слеза Аллаха".

     Ситуация в Казахстане с производством опийных наркотиков значительно лучше, чем в других государствах региона, при этом Казахстан – один из крупнейших в мире производителей марихуаны. По оценкам экспертов, ежегодно на 130 тыс. га в южных районах страны около 5 тыс. тонн каннабиса (конопли).

     При этом, в Казахстане еще с советских времен налажено производство морфина и кодеина (наркотических лекарственных препаратов опийной группе), а в Шимкенте работает единственная в СНГ фармакологическая фабрика, выпускающая наркотические средства на опийной основе – по неофициальным, но достоверным данным, на этом предприятии в настоящее время ведется и нелегальное производство опийных наркотиков. Несмотря на неоднократные заявления о готовности бороться с наркотранзитом по своей территории, Астана не ратифицировала ни одного международного договора о контроле наркотиков, а, учитывая, что на настоящий момент российско-казахстанская граница практически прозрачна, то наркотики через Казахстан легко проникают в Россию.

     Серьезную озабоченность антинаркотических ведомств стран СНГ вызывает ситуация, складывающая в Туркменистане. Последние несколько лет Ашхабад не информирует мировое сообщество о ситуации с наркобизнесом и, вследствие закрытости этой страны, составить объективную картину очень сложно. Эксперты сходятся на том, что в настоящее время в Туркменистане отсутствует производство опийных наркотиков, но по территории этой страны проводят крупные партии героина.

     Вследствие ослабления контроля на туркмено-афганской границе (в 1995 году Туркменистан объявил себя нейтральной страной, а в 1998 г. российские погранвойска перестали ее охранять ввиду расторжения Ашхабадом в одностороннем порядке соответствующего договора) ситуация значительно ухудшилась. Участок бывшей государственной границы СССР, где смыкаются рубежи Ирана, Афганистана и Туркменской ССР, всегда был уязвимым в силу географических и этносоциальных факторов, и наркокурьеры этим воспользовались.

     На основе косвенного сопоставления данных, поступающих от антинаркотических ведомств соседних с Туркменистаном государств, можно сделать вывод, что в настоящий момент идет активное освоение международным наркобизнесом нового маршрута через Серахс и Кушку. Кушка, бывшая ранее самой южной базой Советских Вооруженных Сил на территории СССР, стала перевалочным пунктом на маршруте через Мары и Теджен в Ашхабад и в порт Туркменбаши на восточном побережье Каспийского моря, откуда героин поступает в порты Азербайджана и далее по наземным транспортом в Россию. Существует и еще один, более освоенный, маршрут из районов, граничащих с афганскими провинциями Бадгиз, Фарьяб и Джауз-Джан, на Туркменабад (бывший Чарджоу) и далее вдоль Амударьи через Узбекистан и Казахстан в Россию.

     Исторически основным видом наркотиков, производимых и потребляемых в Узбекистане, являлся каннабис и его производные (листья марихуаны, гашиш и гашишное масло). Сбор дикорастущей и выращивание культурной конопли длительное время не носили товарного значения и производились для личного употребления, а также для мелкой меновой торговли. В последнее время, несмотря на жесткую борьбу официальных властей, в Узбекистане налаживается товарное выращивание каннабиса (конопли), а также транспортная инфраструктура опийного наркобизнеса. По данным организации Программа контроля за наркотиками ООН (United Nations Drug Control Programme), в Узбекистане насчитывается 50 тысяч наркоманов, но реально цифру надо умножать в 6-10 раз.

     Постепенное превращение Узбекистана в один из путей транспортировки опийных наркотиков (прежде всего, героина) связано с том, что хотя протяженность узбеко-афганской границы и невелика, всего 137 километров, но сложные географические условия привели к образованию "окна" в районе города Термез. Пограничный участок около города Термез практически невозможно контролировать в силу сильно пересеченного рельефа местности и наличия сотен горных троп, известных лишь местным проводникам. Термезское "окно" является достаточно безопасным и, в то же время, коротким путем доставки афганского героина в бывшие советские республики Средней Азии. Из Термеза маршрут перевозки героина ведет через Карши, Бухару, Ургенч в столицу Каракалпакии – город Нукус и далее в Казахстан и Россию.

     Складывающая в Средней Азии ситуация такова, что одну из ключевых ролей в ней продолжает играть наркофактор, в первую очередь, наркомафия, связанная с доставкой наркотиков опийной группы (опия, морфия и героина) из Афганистана. Временно затухшая гражданская война в Таджикистане; "тюльпановая" революция Кыргызстане, в которой ведущую сыграли роль как раз выходцы из Оша; трагические события в Андижане (Узбекистан) показывают, что руководству среднеазиатских стран нельзя не учитывать фактор влиятельной и очень богатой, особенно в сравнении с нищетой основной массы населения, наркомафии. При этом можно с высокой долей уверенности прогнозировать, что задействованные в наркоторговле силы будут заинтересованы в том, чтобы, во всяком случае, два государства региона – Таджикистан и Кыргызстан, находились в перманентном состоянии нестабильности.

     Действия властей государств Средней Азии показывают, что они хорошо осведомлены о масштабах контрабанды героина и осознают, что наркомафия представляет реальную угрозу их странам, однако трудности в экономике и сложная внутриполитическая ситуация не позволяют концентрировать необходимые ресурсы на борьбу с наркотрафиком. 

Источник: И.И. Хохлов – научный сотрудник Института мировой экономики и
международных отношений Российской академии наук

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.