ВАН ВЭЙ ТИКЕТ

Ну, наконец-то – после двенадцтичасового перелёта  Боинг 767 рейса Киев-Бангкок плавно подрулил вплотную к зданию аэровокзала. Толпу пассажиров  подхватил эскалатор и устремил куда-то в прохладную бесконечность аэропорта. Всё. Cбылась мечта идиота – я в Тайланде, в Золотом треугольнике! – один, и… на кумаре! 

 Мои таблетки в багаже, багаж после визы, а визу выдают только при наличие обратного билета. Да вот с билетом лажа вышла – ещё при посадке в Борисполе  мне выдали посадочный талон, а на мое стремление получить таки билетик на руки стюард (или как его там?) авиакомпании «Аэросвит» бросил  роковую фразу, выпавшую в моей памяти мутным осадком:

– Понимаете, у вас электронная копия  и в принципе сам билет вам не нужен. По посадочному  талончику спокойно садитесь в самолет. А там уже по паспорту cядите на обратный рейс, вы же забиты в нашей комьютерной базе…  

 Ага, забит значит, забит, в базе…

 Вообще-то по законам жанра  здесь должно быть вставлено что-то типа “ а ещё вчера, сидя в глубокой ж…  я даже представить себе не мог” или что-нибудь в этом роде. Но  так как “сидя в зтой самой ж…” обычно представляешь   гораздо больше, чем принято считать, хотя и несколько иные вещи, чем “по законам жанра”,  ну, разумеется,  не вояжи по странам дальнего зарубежья, и, как правило, не знаешь, что однажды одному-одинёшеньку из родимой теплой кухоньки киевской хрущовки вдруг приспичит разом переместиться  за тридевять земель!- да ни куда-нибудь – в Тайланлд! – и прямиком окунуться в прохладу шикарнейшего аэропорта Южной Азии – то можете себе представить  обилие "захлестнувшей меня радости", когда стало абсолютно ясно, что пройти мне разрешено только до визового контроля, и ни дюйма дальше…

 В общем, я никак не ожидал, что почти 12 часов перелёта – без курева и таблеток – скажутся на  проторчанных мозгах моих таким предательским образом: стресс напрочь лишил меня памяти! -ну, хоть убейте! – нет у меня никакого билета  на обратный рейс!  Нет и никогда не было!

 – Where your ticket, mister?

 –  Тикет? А хрен его знает… Мay be , in my baggage? – нагло вру, бесшабашно улыбаюсь, зевая широко, приветливо.

 – You understand me, ser?

 – Сэр.. У-ау!.. Рэпид плиз.

 – Stud line, mister! – В ответ девушка клерк категорично указывает мне пальчиком: вернись-ка мистер на линию предыдущего сервиса.

  Чтобы ярче себе представить ситуацию, для начала нарисую аэропорт Бангкок. Представьте собачью конуру – так это наш "Борисполь"  в сравнении с тем микрорайоном под гигантским куполом, в котором оказался я. Только на воздух не выпускают, курить можно лишь в специально отведенных комнатах, расположенных в морской миле одна от другой. Но самое ужасное… колотун! Эти кондиционеры – за окнами + 36, а внутри собачий холод. И никому нет дела, что «сэр»  никак не может согреться и тем более сосредоточиться пока не примет свой драгс, который ему, можно сказать, прописан, да только лежит он где-то там в  чертовом багаже! Почему не взял с собой? Стрёмно! Перед поездкой на меня нагнали сто-олько жути про тамошние законы, что, мол, «если шо, сидеть тебе, вася, в тайландской яме веки-вечные за контрабанду наркотикофф!» И всё до чего я додумался –  сунул все 12 упаковок родного кодтерпина («чисто на дорогу») в чемодан и сдал  в багаж от греха подальше.  Ну никто же не предвидел, что с  мозгами и тикетом в районе экватора  может произойти такая вот полная нестыковочка!                                                                                                  

    И вот он я, и вот мой паспорт, и даже вот оно приглашение в страну имеется, а билет… Да шут уже с ним, с билетом – мои таблетки в багаже… 

90 мл… памяти!

 Уже на визовом контроле я, было обрадовался, повстречав своих,  но  «своим» объяснить всю глубину моего попадалова в местной таможне оказалась ещё более проблематично. Дело в том, что «свои» владели исключительно языком  мимики, что привнесло в мою судьбу  какое-то двоякое чувство – одновременно жизнерадостность и нахлынувшую  тоску по Родине, но не принесло абсолютно ни каких результатов по ходу визита, и было решено: «сидеть на одном месте, ждать помощи и никуда не дёргаться». 

 Через два часа ожиданий мой  английский  вдруг стремительно похорошел. Через пять – у меня даже появился собеседник из Индонезии. Через 10 – полицейские меня пригласили  в качестве переводчика для общения с каким-то пассажиром из Риги,  у которого соотечественники сперли бумажник на борту лайнера Рига – Бангкок: Питерс был так рад,  что летит  в страну слонов, что не мог отказаться от предлагаемой во время полета  дармовой выпивки, ну и дорвался… Естественно, никаких слонов ему уже не светило, никакой визы ему тоже не открывали, и всё что ему оставалось это громогласно выть в полнейшем одиночестве. Причем выть буквально! – в полный голос,  в пьяном экстазе, проклиная отборным русским матом  себя, шару и место в котором он очутился. Я смотрел на него и  уже видел себя в этом отчаявшемся латыше, и мне казалось, что ещё часок-другой  и меня также, пожалуй, начнет штормить,  крышу мою  снесёт, т.к. с последнего приёма таблеток прошло более 20 часов! А в голову стала стучаться и навязываться мысль, что неплохо было бы заранее как-то побеспокоиться о чем-нибудь более комфортном, нежели сидение здесь на пластиковой скамье в этом омерзительно  холодном портале меж двух миров…

 …Смеркалось. И вот, когда я уже искал потенциальных жертв своего внепланового «припадка »,  шаря взглядом по необозримым просторам изрядно поднадоевшего мне сооружения, в надежде заметить  эмблемку хоть какого-нибудь медпунктишки, вовсю дрожал мелкой дрожью и  уже всерьёз готовился изобразить падучую,  как вдруг предо мною предстали две прекрасные феи европейской наружности, в сопровождении полисмена. Первое , что  сделали феи, после того как в два голоса поздоровались,так это приказали полицейскому, что бы тот немедленно отдал мне кулёк с метадоновым сиропом! (Боже, я всегда знал что ты есть, и ты здесь – в Тайланде! Я принял элексир из рук полиции!!!).

– Это вам. Вы молодец, замечательно держитесь, – Это были Кэрин Каплан в соровождении Веры Сепешвари. Хипповатая  американка 15 лет живущая в Тайланде, Кэрин – лидер тайской сети ЛЖВ (ТААG), организатор конференции, все 15 лет она борется за права местных потребителей наркотиков! Полиция дала  девушкам 10 минут на общение со мной и разрешила  передать мне  лекарство. (спасибо, Кэрин!)

  Если сначала я чувствовал себя страшно неловко, то, получив в руки сразу недельный запас метадона, стал гораздо увереннее  и уже был готов  смириться даже с тем, что должен пребывать  в этом месте… да сколько угодно! Девушки пообещали: "Все будет о-кей!", и ушли продолжать названивать в какое-то  представительство Аэросвита, а я опорожнил один флакон (60мг), и минут через сорок мне стало легчать. Но как-то, знаете ли, неубедительно. Догоняюсь  ещё (мг 30) и  ловлю себя на мысли, что надо бы и поесть. И вот, перекусив чипсами с шоколадом, чувствую, что мне становится настолько уютно в этой чужой стране, что пора бы  снять свитер, которым я был опоясан всё это время. Видел бы кто меня, когда я обнаружил, что у моих джинсов – ну, кто бы мог подумать! – есть задние карманы, а из одного из них приспокойненько себе торчит  … вожделенный тикет! – тот самый!- грёбанный тикет!,-из-за которого меня не впускают в Тайланд уже целых 15 часов!..

 Проявив небывалую прыть, я  пролетел полкилометра в сторону визового контроля и на удивление легко протиснулся сквозь толпу пассажиров из Австралии, выстроившихся к окошку клерков. А клерков за  за время моего пребывания  здесь сменилось две или три смены. Празднично размахивая авиа-тикетом, я торжественно бросал налево и направо толпе:

 – Экскюзми, пиплс, ай нид, ай нид, гив ми ван минит энд…энд…  Короче, миссис, не надо так шуметь, вот он, нашел я  этот чертов тикет! Кян ай хяв виза нау?

 Вероятно, в Австралии такое случается постоянно, толпа послушно расступилась, а голосистая миссис, сначала с минуту врубалась, глядя на билет, потом на меня, потом снова на билет, просила пояснений, снова что-то просила… Где-то на третьем заходе, когда я, устало подперев подбородок и облокотившись о поручень, страдальческим голосом в очередной раз произнёс«Май нейм из Паша…» дошло, видимо, уже не только до миссис, но  и до всех австралийцев. Всем вокруг стало весело. Одному мне было не до смеха – в этот момент пришел совершено другой полицейский и принес новую копию билета, которую факсом прислали из Киева, и, увидев меня с билетом, объявил,(о, ужас!) что с двумя тикетами ,видете -ли, виза тоже невозможна! (Ну, дядя, это ты уже слишком! )Секунда – и в живых остался только один тикет.

 – Си? Ю си? Ван тикет, видишь, только ван! – с остервенением выпалил я, вырвав дубликат  из рук полисмена, и демонстративно порвал копию у него под носом на мелкие кусочки, – Ты шо, командир, да вы тут ваще уже…

 Но «командир» ни черта не понимал по-русски, да и, честно говоря, по-английски , кажется тоже! По- английски в Таиланде говорят с таким страшным китайским акцентом, что приходится ловить  каждое слово. Правда,  сама страна настолько доброжелательна к интуристам, что чего бы вы здесь ни чудили, пока не получите визу, максимум что позволяют себе местные блюстители порядка– могут окружить вас плотным кольцом и молча блокировать ваше присутствие по ту сторону таблички «Добро пожаловать в королевство Тайланд!»

 И вот он долгожданный шлепок печати – виза получена! 

  Однако, теперь мне предстояло пройти через паспортный контроль  с  батареей метадона!!  И ещё убедить пограничников что всё  это хозяйство  в кулёчке «не  совсем мой драгс из Украины, а ваш Тайландский», и   вручили  мне его  здесь,  и сделал это ваш коллега-полисмен, который, видимо, уже сдал смену,  но передал собственноручно , когда я имел маленький митинг с двумя гёрлз, которые ждут меня… Где? Очевидно, где-то там,  в этом вери-вери биг аирвокзале…

 Кароче, обошлось как -то!

 Жарко, очень жарко, невыносимо жарко!

Четыре минуты душного воздуха, три минуты эмоций, две выкуренные подряд сигареты и мы с Кэрин и Верой мчимся в прохладном салоне такси в самый центр девятимиллионного мегаполиса Южной Азии –  Бангкок – на конференцию «Полиция  и Снижение вреда».

 Не скрою,  я ожидал увидеть что-то вроде двухэтажных хижин, контрастирующих с небоскребами, и всё в том же духе,  отпечатавшимися в моей памяти со времён телепередач Ю.Сенкевича «Клуб кинопутешествий» и  Голливудских фильмов (с участием  Джеки Чана ??)… Собственно это я и увидел, только в живую. Воздух здесь был такой душный и спёртый, словно он имел какую-то неестественную плотность. Здесь всегда только три времени года – жарко, очень жарко и невыносимо жарко. Мы были в конце октября, когда было "очень"!

 Ох, уж этот запах Бангкока, вернее, эта вонь, я её никогда не забуду!Ооой, кто бы знал, какая тут стоит,  ранящая обоняние европейца,  бздища – ещё бы! – кругом что-то жарят-варят-парят, и что поражает – нет людей с бутылками, да что там, с дымящими сигаретами -нет! Такое впечатление, что все тайцы дружно бросили пить и курить! Я купил пару пачек их курева – обратите внимание на фото, с такой пачкой точно не покрасуешься на променаде! (на полпачки Марльборо  изображение полусгнивших кривых зубов,а ментоловый Данхил со всеми подробностями и метастазами отображает рак горла у курильщика –  действительно смотрится отвратно!)

Нет очередей, никто никуда не спешит, а на дорогах поток машин, между которыми снуют рикши, велосипедисты и мотоциклисты. Кстати, мотоциклетное такси является своего рода лицом Бангкока, города, где за 50 батов (что-то чуть больше доллара) можно проехать расстояние, за которое в Киеве сдерут баксов десять! Город дешевый и приветливый, чуть что –  ладони складываются пальцами вверх, на лице улыбка и лёгкий поклон…  Аж завораживает это подкупающее азиатское смирение и признательность (даже не верится, что  здесь наркоманов отстреливают!).

Приезжему кажется, что Бангкок живёт вообще без полиции, во всяком случае, я лично видел полицию только в аэропорту и охраняющую порядок в местах скопления туристов – возле храмов, монастырей и прочих исторических достопримечательностей.  

Если честно, на протяжении всего визита многие из участников конференции, да и я в том числе, почему-то упрямо называли Бангкок Гонконгом, вспоминали кино «Шокирующая Азия» и незаметно для себя погружались в экзотику…Но разве успеешь пропитаться экзотикой за какие-то четыре дня? 

 Полиция и Снижение вреда

 Первыми выступали устроители встречи – лидеры местных самоорганизаций потребителей наркотиков.. Для простоты общения свои длинные имена ребята из местной сети  (TDN) сократили до У-уд и О-ат. Когда я выслушал их проблемы, то понял окончательно – ничто так не объединяет, как схожие проблемы.Ситуация с правами потребителей в современном Тайланде крайне паршивая. «Мы не знаем, как нам найти общий язык с полицией, – признались лидеры Тайских организаций, – Мы не знаем, как остановить репрессии со стороны полицейских, как сделать, чтобы они не были так жестоки по отношению к потребителям. И поэтому мы будем очень признательны любому опыту, любой подсказке, которая прозвучит на этой конференции, для нас это очень важно!»

 Несмотря на то, что Тайланд известен прогрессом в области ВИЧ/СПИДа, включая массовое снижение числа новых случаев инфицирования и бесплатное предоставление непатентованных лекарств ВААРТ местного производства почти 150000 чел., живущих с ВИЧ/СПИДом, эти достижения не охватывают потребителей наркотиков. Репрессивная наркополитика привела к ожесточенному насилию против наркозависимых людей, особенно в период печально известной “войны с наркотиками” в 2003 г. , когда под руководстом бывшего ПМ Таксина Шинаватра без суда были казнены около 2500 человек! Особенно это коснулось бедных слоёв населения на границе Таиланда и Бирмы.

 Сегодня наркопотребители все ещё подвергаются тактике насилия во имя той же “войны”, постоянным нападкам полиции и принудительному лечению (как правило, при помощи детоксикации или метадоновой терапии; бупренорфин в Тайланде считается  не эффективным и поэтому не используется.)

 Хотя тайская сеть драгюзеров выиграла важный грант Глобального фонда по борьбе со СПИДом, туберкулёзом и малярией в 2003 г. для осуществления инициативы снижения вреда среди ПИН, правительство и другие НПО не спешат обращать внимание на права потребителей наркотиков на здравоохранение и другие права. По сути в Тайланде нет никакой политики Снижения вреда, нет санкционированной правительством программы обмена шприцев, нет действующей заместительной поддерживающей терапии   (лечение метадоном здесь используется как наказание!!! – в метадоновых программах очень высокий порог доступности и цель, как правило, детоксикация). Единственные учреждения, выдающие бесплатный метадон – это 19 клиник в Бангкоке под управлением городской администрации. Обязательная регистрация и прохождение оценки, на основании которой принимается решение в потребности метадона. Так что, всё очень сурово, а на весь многомиллионный Бангкок – всего 180 участников, бывших потребителей героина.

 

Дроп ин центр

В Бангкоке 4 «дроп ин центра». В один из них нам организовали визит.

Прохладный автобус долго петлял по вечерним улочкам-близнецам (очень похожим между собой то ли от жары, усталости или от того,  что на каждом перекрестке нас окружала стайка мотоциклистов) пока не оказался в каком-то припортовом районе. Мне сразу бросилось в глаза то, что было представлено, как «местные трущобы» – обычные дома бедняков, шум, гвалт, детвора…Только в отличие от наших очень колоритные, чем-то напоминающие Одессу семидесятых, по другую сторону улицы стройка, а рядом ворота, куры, собаки… 

Неужели, думаю, «война с наркотиками» и репрессивная среда загнали местных юзеров в такое глубокое подполье, что даже тут на окраине города нам будет тяжело разговориться? Ничего подобного! Внимательно посмотрите на фото – мы похожи на непонятливых? Общий язык мы нашли очень быстро и поняли друг-друга с полуслова. Эх, знал бы кто мой английский, то догадался , о чем я!  Знаете, о чем больше всего сожалеет О-ат?

«Пока у нас не было денег, мы были все вместе и делали одно большое дело. Потом, когда Глобальный Фонд дал нам финансирование мы все тут пересрались и наша сеть стала разваливаться. А сейчас, когда деньги кончились, мы очень слабые и, честно говоря, не знаем, что делать». Короче, нам было о чем с ним поговорить, нам было каким опытом обменяться, и, как видите, есть, о чем предупредить вас.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Закон и наркосцена

В качестве высшей меры наказания в королевстве Тайланд применяется смертная казнь. И особых различий между «продавцами» и «потребителями» здесь не делают. Прошли те времена, когда "туристы" из Европы и Америки спешили заключить сделки в известных определённой репутацией  районах Бангкока. Сегодняшний бич Тайланда – метамфетамин! Зелье гуляет в основном в таблетках, но есть и в порошке, поэтому случается всякое. Например, если принимают с «колёсами», то всё зависит от количества – до 5-ти штук- срок до года, больше, и срок, соответственно, больше. Вообще, если верить местной статистике, до 80% потребителей отдают предпочтение каннабису и психостимуляторам, и только 20% приходится на опиаты. Как правило, героином «балуются» единицы – либо очень богатые, либо доживающие свой век «старики»..    недострелянные!

 

Наши и другие

Самым ярким докладом конференции была презентация бывшего американского полицейского Джека Коэла, всю жизнь проработавшего в отделе борьбы с наркотиками (см. отдельно), и не менее полезными (лично для меня) показался опыт делегатов из Западной Европы – так в Дании, вопреки действующему законодательству при Дропинцентрах создают комнаты для инъекций, а в Англии для повышения информационного уровня потребителей используют интернет-блоги, то есть занимаются тем, чем пытаемся мы здесь на сайте при всей своей неуклюжести.

Но самым  большим  откровением для всех присутствующих стал "опыт Снижения вреда", который  привезли с собой представители стран Восточной Европы. Наши  – громили коррупцию и расправлялись с наркобизнесом… Но апофиЙозом сотрудничества с силовиками “в ракурсе Снижения вреда”  нужно считать беспрецедентную инновацию  российских коллег. Вот уж где оторвались, так оторвались – не догнать. Я слушал доклад и не верил собственным ушам:

« Главная наша задача – среди задержанных милицией выявлять потребителей наркотиков и отправлять их на лечение». Что называется, конец цитаты.

 Между прочим, такие "достижения" российских «снижателей» оказались,  показательными для многих стран Восточной Европы (как это ни грустно). Стало  понятно, почему вдруг заулыбались жители жестокого королевства Тайланд,  заметно занервничали американцы, и даже молчаливые представители кавказских республик высоко вскинули брови. Но ситуацию выровнил Кыргызстан. Порадовал Александр Зеличенко, офицер милиции, автор ряда инициатив, благодаря которым Программы СВ ( в том числе и методоновая терапия) давно стартовали даже в консервативной Средней Азии, он произнёс золотые слова:

– Всё это время я был один, а теперь, смотрите,  прогресс налицо, нас – раз, два, три… четыре! Нас четверо! Четыре сотрудника правоохранительных органов (включая представителя от Украинской стороны) присутствуем на конференции и говорим о Снижении вреда – значит, дело будет!

P/S

Обратные 12 часов полёта прошли нормально. Вышел я без каких-либо проблем, окунулся сразу в толпу, давку, грубую суету… схватил  багаж и устремился трусцой по «зелёному коридору». Когда мы были уже в семи км. от а/п Борисполя вдруг раздался звонок мобильного телефона:

«господин, вы взяли чужой чемодан, пожалуйста, немедленно вернитесь!» Ну, здравствуй, Родина!

От автора: Спасибо всем, кто проявил заботу в трудной ситуации и настоящее путешествие вообще стало возможным!!!

Статья носит обозревательный характер. Более подробный отчет о конференции:

http://health.osf.lt/en/seminars/

Павел Куцев  22.10.07. /Киев – Бангкок – Киев/

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.