Точечка зрения

 …а теперь о дискутивном, дивном и не до конца понятом, во всяком случае, нами – споживачами: о диверсификации пунктов ЗТ, адекватности доз и прочих серьезных моментах, с которых начинается подлинная эффективность замены нелегального наркотика легальным медпрепаратом….

Поговорим о мало приятном – о приятном много говорили два дня в уютнейшей атмосфере, а теперь о дискутивном, дивном и не до конца понятом, во всяком случае, нами – споживачами: о диверсификации пунктов ЗТ, адекватности доз и прочих серьезных моментах, с которых начинается подлинная эффективность замены нелегального наркотика легальным медпрепаратом. 

Что значит для  наркозависимого  получать  заместительное лечение?   Это как дышать воздухом, жить полноценной жизнью. Сегодня в 7 городах Украины в рамках проекта 225 человек  получают поддерживающую терапию бупренорфином. (в Киеве на 1.10.06. -39). Средний возраст участников программы – 30 лет.  Если по статистике в соответствующей возрастной группе активных наркопотребителей общая смертность  составляет – 16%, следовательно, самым значимым достижением проекта ЗТ,  можно смело считать  спасение 26  жизней.  Стоимость препарата эднок на одного пациента в сутки составляет 1.45 дол. США и 1 пациент обходится 1,150 тыс. грн./мес., зато если бы он употреблял нелегальные наркотики, то вынужден был бы ежедневно добывать неизвестно каким путем в среднем до 100 грн. денежных средств, и таким образом можно утверждать, что благадоря затраченным 0,7 млн. дол. США на проект наркобизнес недополучил более 1,5 млн. дол. Все это так и все это здорово.  Польза ЗТ очевидна, однако, почему  всё так медленно? Ведь проекту внедрения ЗТ в Украине уже, слава Богу, третий год…

 В первых числах ноября в Киеве состоялась Первая на постсоветском пространстве Итоговая конференция (она же семинар)   «Впровадження замісної підтримувальної терапії для хворих на опіоїдну залежність в Україні».

“В феврале состоялась  конференция по Снижению вреда, на которой одним из главных вопросов был вопрос финансирования заместительных программ из государственного бюджета Украины, говорилось о необходимости внедрения метадона. Сегодня мы проводим отдельную конференцию по заместительной терапии – это говорит, что процесс Снижения вреда набирает обороты” – В. Жовтяк (президент ВСЛЖВС)

… После  витиевато-темпераментного приветствия замминистра МОЗ Валерия Ивасюка, осчастливившего собравшихся  фатально-идеологическим пониманием ситуации в лучших традициях совздравотдела, многочисленные делегаты со всех уголков СНГ два дня рассказывали друг другу о достижениях и недостатках, по ходу размышляя, как выживать дальше им и собственно проектам Заместительной Терапии (ЗТ), чтобы не было мучительно больно нам – потребителям. Представители от «фармбизнес структур» жадно впитывали цифры, графики, доклады, и тут же недоумевали – их, индийских поставщиков эднока, «украинская сторона» публично обвинила в «монополизме», словно индусы-поставщики виноваты, что заказчики выбрали именно их …  В очередной раз ребром был поставлен вопрос в никуда: без финансирования со стороны государства проектам ЗТ долго не протянуть, а без введения в практику метадона, уже в недалеком будущем эффективность  заместительных проектов на основе одного лишь эднока не выдержит критики, но об этом в другой раз. А пока отдадим должное организаторам – люкс-обеспечение, VIP- сервис и все такое. В общем, зе бест !.

Широкой прессы не было… Чего гусей дразнить? Все тихо, для своих, в домашнем, пардон, профессиональном кругу… А то еще накинутся стервятники, не поймут, запорют с таким трудом начатое. К слову, Анна Сухорукова родительница одной из клиенток – узнала о чудодейственной программе именно из прессы. Масштабная популяризация этой принципиальной для  украинской наркологии практики,  снова упустила свой шанс, если не сказать больше – пролетела! Получается, что мы сами умышленно создаем дефицит качественной информации, а потом задним числом жалуемся на «агрессивные выпады» и катастрофическое непонимание средствами массовой  информации «всей специфичности сугубо профессиональной темы». Ладно, проехали.

Выступлений, не ангажированных клиентов, увы, тоже не было. Пригласили благополучных общественников- тех, кто «успешно трудоустроен» – что ж, ресоциализация  по-прежнему остается основным мерилом в поддержке общественного здоровья…

Ну, действительно, зачем праздник портить? Лучше давайте проанализируем некоторые мнения «целевой нетрудоустроенной аудитории», представители которой не воспользовались приглашением, и попробуем хотя бы  здесь как-то компенсировать недостаток, т.с. плюрализма.

Поговорим о мало приятном – о много приятном говорили два дня в уютнейшей атмосфере, а теперь о дискутивном, дивном и не до конца понятом, во всяком случае, нами – споживачами: о диверсификации пунктов ЗТ, адекватности доз и прочих серьезных моментах, с которых начинается подлинная эффективность замены нелегального наркотика легальным медпрепаратом. Начнем устами клиентов. Оч-чень волнительная тема! Не знаю как для специалистов из областных центров, но для киевских профи в количестве 22-х человек на 39 пациентов, думаю, полезно будет черпнуть:

«Смотри. Я живу на борщаговке. Чтобы поехать на Демеевку я тратил почти 2  часа. Опоздаю на свое время – пролетаю. Маршрутка плюс троллейбус, туда-обратно, попадаю в 4 грн. В СПИД центр ездят только вичованные, значит, мне теперь на левый берег, на Новодарницкую. Это ещё бабки и время. Последний раз около 3 часов убил… Все расходы ложаться на мамашу. Потому что сам я в таком режиме где-то работать не могу… Знаешь, вот щас как бы радость от первого впечатления – типа уау, как классно, не харит, жизнь налаживается  – проходит. И люди опять торчать начинают. Ведь сперва  было как –  только начал этот эднок принимать, месяц, другой, стал поправляться, что-то там по дому суетиться, времени свободного валом, предки в восторге. Думаешь, все, ох…енно, жизнь налаживается. Ну, точь-в точь, как после больнички первое время. Потом… о-па! Приехали. Мать смотрит как-то и спрашивает – это что мне теперь постоянно  тебе по пятерочке выдавать? А не хо-хо? Иди, мол, работай. Куда? Начинается груз. Начинаются нервы, психи… Начинаешь сам как-то мутить деньги. Как я могу намутить, ты сам знаешь… Тому помог взять, тому помог взять. начинаешь  покалываться на стороне, а буприк само собой тупо собираешь на черный день, или жрешь, когда уже воще ловить нех…й.   Потом начинаются обломы с работой или там ещё какая-нить фигня. Нервы проторчаны, терпения ни в п..зду. Успокаивающие, сонники.. Бухать? Все это накапливается –  вся эта постоянка становится   все голимее и голимее: ты как робот туда-сюда катаешься, а дозняк уменьшают и уменьшают… Тут еще раздуплится толком не успел, воткнуться куда-нибудь или сделать там чего, а уже…. Короче, порожняк начинает напрягать. Теперь дают раза в два меньше, чем когда начиналось… Нет, ну на самом деле, берешь эти несчастные 2 таблетки  и думаешь – ну хули тут пить, хули эти слёзы? Щас зима, пробки, последний раз почти 3 часа добирался… Наверное, не выдержу, буду сваливать из программы…»С

«Мы живем на  Дарнице, и нам  лично,  удобнее  на Новодарницкую. А насчет дозы… Не вспоминай. Первое время  мы даже купили сразу по два курса жидкого буприка – на Попудренко, и на Сомоленской. Бабки у нас скопились, пока не кололись, вот и катались целый день. Полдня по городу нарезаешь, сначала в одном месте  тебе по булкам втолкают жидкого, а потом на Демеевку догоняться, за колесами. Теперь вот на Новодарниццкую. Ну а щас…  Щас снова сидим на черной. Ну понтов с тех таблеток с нашей дозой? Нет, сначала классно было, помню, даже вставляло одно время» И и С.

«Я тебе так скажу. Вся эта заместительная терапия очень классная штука, и стало намного легче по жизни. Намного. Ты шо! Особенно это чувствуется весной, когда кругом с ширевом подсосы начинаются.  И еще. Почти все, кто пришел в проект с самого начала, сперва  оху…вали, как, бля, ништяк, как, бля, зашибись. А щас? «В»  помнишь? Колется. «И» знаешь? Колется. С,М,Ю,И – все двигаются. Ты шо!  А что еще остается делать, ведь рано или поздно неуд  остоп…здивает.   Ты вот сам попробуй каждый день переться куда-то к е…й матери в надежде, что там примешь что-то и будет нормальное состояние, а приезжаешь – болт. Постоянный неуд, что недоибал. А тебе, ну, пока ты был в срыве, например, или ещё там как если  случайно набил дозняк –   уже не дадут прежней дозы, наоборот, все урезали  на половину! Ага, я посмотрю, как ты пожалуешься, что тебя не цепляет из-за того, что кишку набил…» С.

«Ну, скажи мне, а что такого поменялось в моей жизни? Третий год я только и делаю, что меняю шприцы,  то и дело  спрыгиваю и по-новой. Никакого просвета.  Только не лечи мне, что все зависит только от меня самого, я понимаю. А где сидит этот я сам? Может, его и нет вовсе. Ты же сам говорил мне, что это мое личное дело, и никто не будет заставлять меня сбивать дозу, спрыгивать. А что получается? Прикинь, уже несколько дней вообще без ширки. Не поверишь, вторую неделю держусь на метадоне. Знакомые звери из Питера кристаллы подогнали. Вот это я тебе скажу бомбяра! Накатился аж поза-позавчера утром. Считай, третий день без ничего – прикинь, как долго держит, сука! Может, так и спрыгну, а?» Х.

« Достаточность дозы – является решающим фактором для получения позитивных результатов ЗТ. Это характерно как для метадона, так и для бупринорфина (Б). Оптимальная доза Б для среднего человека с опиоидной зависимостью составляет  12-16 мг. Чем тяжелее зависимость, тем выше должна быть доза» 

У людей переживших голод, формируется стойкий синдром запасливости. Всю оставшуюся  они могут неосознанно делать съестные припасы. А как будет вести себя человек, постоянно испытывающий наркотический голод, и живущий в страхе остаться «на кумарах»?  Как поведет себя «индивид», который, простите, даже ссать привык только после того как..? Неудивительно, господа, что наркоман готов ползти за полдозы на край географии (он и за четвертинкой поползет!), но, скажите, что толку от такой «адекватности на половину»? В выступлениях разных докладчиков прозвучала одна и та же цифра – 8мг/сут. на человека, которая сопровождалась фразой «приходится экономить». Исходя из чего, неискушенный в  терминологии исследований политики общественного здоровья  автор этих строк – может позволить себе дерзость вообразить, и даже понадеяться на энное количество сэкономленных миллиграмм (кг?). В данном случае – на определенный скопившийся ресурс заместительного препарата, полученный в результате этой самой «экономии» (не говоря уже о перераспределенных таким образом высвободившихся затратах). В связи с чем, возникает целая куча вопросов: Сколько сэкономлено? В каких закромах Родины оно хранится? Интересно подсчитать всю «экономию» в контексте вышеприведенных откровений: соизмерима ли будет любая полученная цифра с поступками  наших героев, как ни странно испытывающих все это время наркотический голод?  При этом, можно опустить  мелочевку, как то – морально-психологические последствия, спровоцированные  такими вот «экономическими преобразованиями». Например, подорванное доверие к репутации собственно зам.терапии – читай к снижению вреда ( бла-бла-бла «уход и поддержка ПИН» бла-бла-бла «не требующая отказа пациента от употребления легального наркотика», бла)

Итак, если озвученная практически всеми региональными руководителями цифра 8 с хвостиком (миллиграмм) – средне доступное количество препарата «примерно, вдвое меньшее, чем по идее наш клиент должен получать», то реальная стоимость клиента, при адекватном раскладе, должна быть вдвое больше, не так ли ?     Знаете в чём главный аргумент сегодняшних оппонентов харм редакшн? Нет, не в «стимулировании наркомании», не в «розовой пилюле», и прочем вздоре, а в элементарной жабе!

«Дайте нашим врачам такие гонорары, какие  платят НПО в проектах Глобального Фонда – они к пациентам домой ходить будут!» – (Валерий Ивасюк интервью 15.05.06. газете «Ваше здоровье»*) Сегодня на 225 клиентов приходится 80 человек персонала.    Так, может, не на миллиграммах  бы начать экономить, а? По крайней мере сегодня – приоритетность и все такое…Ну, типа, пусть там в МОЗе жлобы подавятся! А впрочем, где же их нет…

Пару слов об инфраструктуре. Очень понравился опыт Днепропетровска (рук. Власенко Леонид) – супер! Клиенты приезжают как белые люди и не туда, куда удобно «персоналу»,  не туда «где им место», а в обычную районную поликлинику, тем самым параллельно успешно  решается еще один  важный  для нас вопрос, да что там, – вопросище! – о  социальной толерантности, терпимости пересічних громадян.

Заявленным обязательствам Киевских исполнителей «интегрировать в проекты заместительной терапии до конца 2006 года 90 человек» (всего по Украине в уходящем 2006-ом показатель численности пациентов  должен был равняться 500), очень хочется верить,  что так оно и случиться. В 2007-ом  планируется открыть 25 новых сайтов, и в старых увеличить количество пациентов. Таким образом, в следующем году общая численность участников заместительной программы составит 3000 человек.  В беседе с  поставщиками эднока в Украину с г-м Кумаром (!) и с г-м Анандом Пракаш (они же rusanpharma) каких-либо серьезных препятствий для поставок любимого вещества на Украину с их стороны никогда не было и не предвидится. По крайней мере, индусы их не видят. И горячие индусские парни были крайне удивлены тем, что основной проблемой расширения проектов ЗТ в Украине была названа «проблема поставок». Однако то, что они таки видят и  слышат – это регулярные и необоснованные, по их мнению, упреки в свой адрес со стороны многоуважаемого заказчика, коим является… многоуважаемый Альянс по ВИЧ/СПИД в Украине.

– Семь лет мы вместе с Альянсом развивали возможность доступности эднока нашим украинским пациентам. Вложили колоссальные средства, вместе с Альянсом мы всё просчитывали, не один год вместе пробивали бюрократическую стену, а теперь наши украинские партнеры называют нас «монополистами»!  Но ведь  мы пришли первыми – именно так это называется на цивилизованном рынке. Если придет кто-то лучший,  сделает более выгодное предложение – пожалуйста. Так о какой монополии идет речь!?  Кстати, именно наша компания поставляет сегодня метадон в Узбекистан, и думаем, что если возникнет такая необходимость в Украине, мы справимся. Никаких проблем, – признался  г-н Ананд. На наш провокационный вопрос, как долго потребуется времени, какие трудности и что мешает  наладить здесь, в Украине, технологическую линию по таблетированию отечественного бупренорфина, бизнесмен ответил: – В принципе это реально, в Украине достаточно производственных мощностей, чтобы хоть завтра наладить выпуск  своего эднока, своего метадона… Но такое производство в  вашей стране будет экономически не оправдано, и уже хотя бы потому что  затраты на оплату труда в Индии в несколько раз ниже.  Кроме того, если  рассматривать перспективы массового производства  этих препаратов  в Украине в контексте всех реалий сегодняшнего дня – социальных, бытовых, законодательных и пр., и хроническую политическую нестабильность  –  вполне вероятны трудности,  которые даже не берусь прогнозировать.»

Особо ранимых специалистов просим не беспокоиться – мы никого не хотим обидеть, а просто суем нос туда, где дело касается нашего здоровья (см. «о нас»).

Не-ее, глубже автор не полезет, глубже автору ловить нечего. Глубже  –  неприкасаемое, священное…  ДЖЕРЕЛО.

Павел Куцев

/использованные материалы см.www.uiphp.org.ua/

* недословно (дословно М№8)

P.S.  Посчастливилось на днях побывать в метадоновой клинике в Стокгольме. Первейшее значение придается тщательному подбору дозировки. Доза подбирается на протяжении от 2-х недель до 3-х месяцев. Индивидуальная работа ведется с каждым пациентом, их в клинике 505 человек – созданы все условия, начиная с курилки, заканчивая комнатой отдыха. Количество обслуживающего персонала – 12 человек! Если на протяжении 3-х месяцев пациент не замечен в употреблении нелегальных наркотиков, ему метадон выдают на дом, и посещение клиники сокращается до 2-х раз в неделю. После 6-ти месяцев “примерного” поведения соответственно возрастает доверие – пациент может получать метадоновый сироп 2 раза в месяц и самостоятельно контролировать прием препарата, некоторые получают метадон по рецепту, который отпускается им в ближайшей аптеке. “Мы берем кровь на анализ и устанавливаем оптимальный уровень метадоновой дозы” – сказал доктор Ренсон:  – Таким образом, все наши пациенты чувствуют себя достаточно комфортно, и я не помню ни одного случая хищения препарата пациентами. В равной степени это относится и к суботексу (бупренорфину)”.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.