Нарконон

зомби

Программа реабилитации наркозависимых принадлежащая церкви Сайентологии уже год как запрещена приказом министра здравоохранения РФ. Не смотря на это центр “Нарконон” существует и продолжает калечить людей, здоровье которых и так подорвано употреблением ПАВ, то есть нас с вами. Родственники наркозависимых готовы на все лишь бы их спасти но “Нарконон” это хуже чем обыкновенные шарлатаны.

зомби

Обычно реабилитационные программы принимают людей, прошедших “ломку” – первый и самый болезненный этап отвыкания от наркотика – в больнице. В “Нарконон” же, как правило попадают люди, только утром уколовшиеся.

Жесткая программа состоит из семи ступеней. Первые четыре-пять дней вновь прибывшие проходят “ломку” прямо в помещении “Нарконона”. При этом вместо лекарств обученные здесь же кадры применяют так называемые ассисты – методы прикасаний, точечного массажа и словесных упражнений.

Второй этап – психологический тренинг: наркоман отрабатывает навыки обучения. Третий этап – так называемая “детоксикация”. Программа “Нарконона” строится на убеждении, что наркотики и прочие токсичные вещества не вымываются полностью из организма, а откладываются в жировых тканях. Чтобы вылечить наркомана, необходимо очистить его тело от накопившихся токсинов. Для этого человек ежедневно в течение двух-трех недель проводит по четыре-пять часов в сауне при температуре 60 – 70 градусов. Прежде чем войти в сауну, он занимается бегом или иными физическими упражнениями, а на выходе получает лошадиную дозу витаминов.

После “детоксикации” пациент – или, как его здесь называют, “студент” – проходит три курса, которые прививают ему навыки общения, нравственные ценности и трудовые навыки. В заключение студент изучает книжку Хаббарда под названием “Дорога к счастью”, состоящую из 21 заповеди с пояснениями. Например: “(1) Позаботьтесь о себе” (подпункт: “Позаботьтесь о своих зубах. Если каждый раз чистить зубы после еды, они не будут разрушаться”); “(8) Не убий” (из пояснения: “Путь к счастью не включает в себя того, чтобы Вы были убийцей своих друзей, членов семьи, других людей или чтобы Вы сами стали жертвой убийства”; “(10) Поддерживайте правительство, созданное и работающее для народа”.

По утверждению Владимира Иванова, руководителя этой организации в России, все, кто закончил курс “Нарконона”, вылечились полностью. Утверждение совершенно неправдоподобное.

Большинство специалистов как в России, так и в западных странах считают наркоманию хронической болезнью, вылечиться от которой невозможно – можно лишь надеяться избежать в будущем обострений. В других частных и государственных программах считается, что если половина выпускников не вернулась к наркотикам в течение двух лет – это уже оглушительный успех. Трудно поверить “наркононовской” статистике еще и потому, что работники этой организации сами не могут согласовать цифры: Иванов сказал мне, что через московский “Нарконон” прошли 60 человек, а сотрудник “Нарконона” Дмитрий Якимов – что 24 человека. Полный курс лечения в стационаре, располагающемся в пансионате в подмосковном Солнечногорске, стоит 5125 долларов. Сейчас в пансионате находятся 17 молодых мужчин и женщин.

Что само по себе удивительно, так как методика “Нарконона” уже год как запрещена приказом министра здравоохранения. До этого “Нарконон” опирался на документ под названием “Методические рекомендации “Программа детоксикации”, подписанный заместителем министра здравоохранения в августе 1994 года и позволивший “Нарконону” не только привлекать “студентов” из числа наркоманов, но и провести эксперимент по “детоксикации” среди пострадавших во время чернобыльской аварии. Сам Владимир Иванов подвергся облучению при участии в ликвидации последствий чернобыльской аварии и утверждает, что полностью “очистился” благодаря “детоксикации” в 1991 году.

По мнению профессора Николая Иванца, заместителя директора НИИ наркологии, безмедикаментозное лечение наркоманов – идея абсурдная. “Это как если бы хирург, при всех современных средствах обезболивания, делал бы операцию без анестезии”, – поясняет он.

Двадцатилетняя Настя Хилопок, бывшая наркоманка, закончившая курс “Нарконона” в октябре прошлого года и оставшаяся работать в центре, рассказывает, что такое “ассист”: “Задаешь человеку конкретную команду, например, “стань своей болью”, “стань своим телом”. Я чередую эти две команды, пока у него показатели не станут лучше”. Любая боль через какое-то время – через несколько минут или через несколько часов – проходит. Почему? Настя пожимает плечами, как будто подобный способ лечения очевиден. Владимир Иванов объясняет, что метод эффективен потому, что позволяет человеку вступить в контакт с источником боли. Подобные методы применяются в ряде психотерапевтических и околопсихотерапевтических учений, но обычно не касаются такого тяжелого состояния, как “ломка”.

Идея, что токсины годами скрываются в жировых тканях, с точки зрения традиционной медицины – чушь. Кроме того, считает Николай Иванец, проведение такого количества времени в бане с последующим употреблением витаминов в дозах, намного превышающих общепринятые, само по себе опасно для здоровья. Один из витаминов, употребляемых в программе “Нарконон”, – это никотиновая кислота, максимальная доза которой, согласно традиционной медицине, составляет 0,1 грамма в сутки. “Нарконон”, по сведениям Иванца, выдает в 10 раз больше. Неизбежный результат: токсическое воздействие на печень, резкое расширение сосудов, в том числе в области сердца и головного мозга.

Критики “Нарконона” считают, что она опасна не только для физического, но и для психического здоровья. Известный московский нарколог, психиатр, президент фонда “Нет алкоголю и наркотикам” Олег Зыков рассказывает, что год назад встречался с молодой женщиной, лечившейся в “Наркононе”: “Она производила впечатление человека, перенесшего тяжелую психическую травму. Разорванное мышление. Из нее все время выскакивали их штампы немыслимые, куски текста по три-пять минут, явно заученные, вдолбленные в подсознание”.

Зыков объясняет, что любое лечение от наркомании – это всегда замена зависимости от наркотика иной зависимостью. Так называемые духовно-ориентированные программы, с которыми сотрудничает Зыков, предлагают заменить наркотик верой в Бога; “Нарконон” предлагает хаббардистскую систему.

Зыкова настораживает то, что система “Нарконона” рассчитана на все более глубокое погружение в сайентологию, а не на постепенное отвыкание от этого наркотика-заменителя. С другой стороны, многие из этих людей действительно перестают колоться или нюхать наркотик и начинают заниматься каким-то делом. Зыков, однако, сравнивает такой подход с лоботомией: она действительно может вывести психически больного человека из кризиса – но какой ценой? “Что лучше? – спрашивает Зыков. – Иметь человека, который погибает на игле, но который, может быть, способен с нее слезть, или марионетку, но марионетку, способную на жизнедеятельность?”

Но если взрослые люди хотят нанести ущерб своему здоровью, сидя в бане и пичкая себя витаминами, или если они хотят полностью подвергнуть себя чужой воле, нельзя же это запретить. Однако “Нарконон” выдает себя за лицензированную частную клинику, оказывающую квалифицированную медицинскую помощь (рекламные материалы упирают на то, что программой “детоксикации” руководит опытный врач). Кроме того, не все пациенты “Нарконона” – это взрослые люди, способные самостоятельно принимать решения.

Систему “Нарконона”, теорию об отложении токсинов в жировых тканях, технику “ассистов” и многое другое придумал один и тот же человек, Рон Хаббард, бывший моряк, писатель-фантаст, основавший гигантскую международную духовно-коммерческую империю и скончавшийся в США в 1986 году. Самая известная книга Хаббарда, легшая в основу всех его учений, – “Дианетика”, сборная солянка из чрезвычайно упрощенных обрывков разных психотерапевтических и религиозных направлений. Согласно сведениям московского Гуманитарного центра Хаббарда, со времени первой публикации книги на русском языке в 1993 году разошлось более полумиллиона экземпляров. Всего за 45 лет существования этого труда распродано 17 миллионов экземпляров в основном на английском языке. Впрочем, эти сведения, как и многие другие, распространяемые хаббардистскими организациями, можно оспорить: журналистское расследование газеты “Los Angeles Times” в 1990 году показало, что, задавшись целью превратить все труды Хаббарда в бестселлеры, издательство, основанное его последователями, заставляло своих сотрудников закупать книжки пачками и возвращать их в издательство, которое затем вновь поставляло те же самые экземпляры в магазины.

Источник: “Итоги”, №30-31, 29.07.1997 Обработка и предисловие: Alter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.